Василий Паршин,
ведущий специалист РКА
Александр Родионов,
главный специалист РКА
Владимир Ярополов,
старший научный сотрудник РГНИИЦПК имени Ю.А.Гагарина,
доктор технических наук, профессор, заслуженный деятель науки РФ
Произведя 21 августа 1957 г. первый успешный пуск межконтинентальной баллистической ракеты Р-7 в рамках ее летно-конструкторскихиспытаний, мы, в соответствии с резолюцией ООН, должны были произвести регистрацию этого события с указанием даты, времени, места старта ракеты. Из режимных соображений в сообщении ТАСС местом старта был объявлен Байконур — первый расположенный по трассе полета (в 400 км от настоящего старта) ракеты и обозначенный на карте населенный пункт, на котором был построен деревянный космодром. Специалисты утверждают, что более неудачного места для дезинформации вероятного противника нельзя было придумать. Отсутствие транспортных магистралей и воды делает невозможным размещение там даже одной стартовой позиции, не говоря уже об огромном комплексе. Американцы уже в конце пятидесятых годов прекрасно знали истинную дислокацию космодрома, и тайной это было лишь для советских людей.

Схема космодромаПри выборе места для строительства космодрома в 1954 г. учитывались: наличие зон отчуждения (незаселенная или малонаселенная местность), наличие хорошо развитой сети транспортных магистралей, близость расположения к экватору, природный фактор (климат, гидрология, растительный и животный мир и т. д.). С точки зрения климата эта местность считалась почти оптимальной для стартов, наземной техники и ракет-носителей. Более 300 солнечных дней в году, малое количество осадков, низкая влажность, короткая зима — для «железа» это очень хорошо, а о людях тогда особенно не думали. Летом жара до 45° в тени, зимой — мороз того же порядка, постоянные бураны да суховеи. Как поется в популярной на Байконуре песне, «здесь климат только для мужчин». Но с мужчинами приехали женщины и дети …

Первым начальником космодрома (2 июня 1955 г. основан как 5-й научно-исследовательский испытательный полигон) стал генерал-лейтенант Алексей Нестеренко. Проектные работы по строительству полигона были поручены 31-му Центральному проектному институту Министерства обороны. 2 июня под руководством Георгия Шубникова началось строительство основных технологических сооружений, железных и шоссейных дорог. 19 июня на станцию Тюра-Там прибыла первая группа офицеров штаба полигона.

А начинался Байконур в Ленинграде …

Когда многие системы стартового комплекса и самой ракеты были изготовлены, стало очевидно, что сборка и отладка столь сложного комплекса вызовет необходимость его системной увязки и конструкторских уточнений. А выполнить это можно только в заводских условиях. С другой стороны, ракета и стартовый комплекс составляют единую динамическую систему. Анализ динамики движения ракеты в момент старта не мог быть проведен независимо от анализа динамики подвижных частей стартового комплекса. Теоретические исследования не могли дать полной уверенности в отсутствии конструкторских недоработок и в правильности выбора динамических параметров. Нужен был прямой эксперимент. И опять же в заводских условиях.

Для этих целей был предложен Ленинградский механический завод, один из цехов которого имел подходящую высоту здания, колодец большого диаметра, где в свое время производилась сборка орудийных башен главного калибра боевых кораблей, необходимые подъемные краны и т. д.

Осенью 1956 г. стартовая система вместо полигона прибыла на завод. Именно здесь ракета впервые «встретилась» со своим стартовым устройством. Отсюда был произведен ее пробный «пуск». Но вместо двигателей ракету подняли со стартового стола заводские краны. По соображениям безопасности баки ракеты были заправлены не компонентами горючего, а водой.

Полученные данные подтвердили мудрость решения о контрольной заводской сборке.

Одновременно развернулись работы по созданию стартового комплекса. Эскизный проект комплекса наземного оборудования для подготовки и обеспечения пуска межконтинентальной ракеты Р-7 был утвержден 22 сентября 1955 г. К концу года чертежи были переданы на заводы. В изготовлении агрегатов и систем стартового комплекса принимали участие более 50 заводов. Главным конструктором комплекса был руководитель Государственного союзного конструкторского бюро специального машиностроения Владимир Бармин.

В дальнейшем испытания и запуски проходили на, так называемых, площадках «1» и «2», где в 50-е годы готовилась и запускалась ракета Р-7. С 1965 г. начались регулярные запуски наиболее мощной отечественной ракеты «Протон». Примечательно, что в это же время были развернуты работы по программе освоения Луны с использованием трехступенчатой ракеты Н-1. Для ее испытаний был построен специальный монтажный корпус. Ракета должна была вывести на орбиту лунный космический комплекс Л3, состоящий из разгонных блоков, лунного орбитального корабля и лунной кабины. Для испытаний Л3 вводился в эксплуатацию новый монтажно-испытательный корпус (МИК). Заканчивалось строительство лунного стартового комплекса.

Летные испытания по программе Л3-Н1 начались в 1968 г. В первом запуске (21 февраля 1969 г.) принимали участие видные ученые, конструкторы и руководители Министерства обороны, в том числе президент Академии наук Мстислав Келдыш, главный конструктор Василий Мишин, главком РВСН маршал Николай Крылов. Несмотря на неудачный первый запуск ракеты Н-1, настроение у всех было приподнятое — за первым пуском уже готовился второй. В 1974 г. программа Л3-Н1 была закрыта, но без ее опыта не было бы и программы «Энергия- Буран».

Вернемся снова к тем событиям, когда начались первые запуски ракеты Р-7. Для этого были построены МИК и стартовый комплекс (ныне — «Гагаринский старт»). 15 мая 1957 г. был успешно осуществлен первый ее пуск. Триумфом советской науки и техники стал запуск первого искусственного спутника Земли весом 83,6 кг c помощью первой советской ракеты-носителя (на базе Р-7), состоявшийся 4 октября 1957 г.

12 апреля 1961 г. осуществлен запуск космического корабля «Восток» с Юрием Гагариным на борту. В 1971 г. в космос выводят первую долговременную станцию «Салют-1». Начался период длительных космических полетов. Первой пилотируемой международной программой была программа ЭПАС («Аполлон-Союз») — совместный экспериментальный полет американского и советского космических кораблей, состоявшийся 15 июля 1975 г.: с космодрома Байконур был запущен КК «Союз-19» с космонавтами Алексеем Леоновым и Валерием Кубасовым, а с Восточного испытательного полигона (мыс Канаверал) — КК «Аполлон» с астронавтами Томасом Стаффордом, Дональдом Слейтоном и Вэнсом Брандом. Далее с космодрома Байконур последовали запуски кораблей «Союз» с совместными международными экипажами на борту. Станции «Салют» сменил орбитальный комплекс «Мир». В настоящее время осуществляется программа создания международной космической станции. Параллельно реализуется большая международная программа «Интеркосмос», координируемая Советом с одноименным названием, образованным в 1966 г. при АН СССР.

Уникальный научно-исследовательский испытательный комплекс Байконур создан трудом и талантом многих десятков научно-исследовательских, конструкторских организаций, крупнейших машиностроительных и транспортных предприятий страны. Усилиями Российского космического агентства, Ракетно-космической корпорации «Энергия», Конструкторского бюро общего машиностроения, Государственного научно-производственного ракетно-космического центра «ЦСКБ-Самара», Государственного космического научно-производственного центра имени М.В. Хруничева, НПО «Южное» и других организаций поднялись в космос «Союз», «Протон», «Зенит», «Циклон-М», «Энергия-Буран».

Современный космодром — сложное, многоотраслевое предприятие, насыщенное транспортными и инженерными коммуникациями, линиями связи и электропередач. Байконур является единственным местом в СНГ, откуда могут стартовать пилотируемые корабли. Он имеет 9 стартовых комплексов с 15 пусковыми установками, с которых могут выводиться на орбиту тяжелые ракеты «Протон», а также носители «Циклон», «Энергия», «Молния», «Союз» и «Рокот». Кроме того, на космодроме есть 11 монтажно-испытательных корпусов для сборки ракет и спутников. Занимаемая им площадь — 6717 км2. Под районы падения первых ступеней РН отведено 18,11 млн га земли. Ежедневно на стартовые комплексы прибывает 300 железнодорожных вагонов различных грузов и 10-12 поездов по 14-17 вагонов с десятками тысяч человек обслуживающего персонала. Интересна и такая цифра: потребление воды службами космодрома — 180 тыс. м3 в сутки (из них река Сыр-Дарья дает не более 100 тыс. м3).

Природные условия Байконура и специфика выполняемых работ порождают определенные проблемы: нет хорошей питьевой воды, происходит засорение земель Джезказганской области отработанными ступенями ракет-носителей и их обломками. В чем заключается опасность для экологии запусков ракет. Все углеводородные ракетные топлива обладают канцерогенными свойствами. Они содержат добавки в виде бериллия, магния и других токсичных металлов. Высокотоксичными компонентами ракетных топлив являются гептил, несимметричный диметилгидразин, азотный тетроксид и азотная кислота. Фрагменты ракет падают в озера, реки, леса, тундру. Часть топлива остается в баках после падения РН. Токсичным топливом заражаются луга, болота, реки, грунтовые воды, места выпаса скота. Падение ступеней ракет сопровождается взрывами. Горит лес. Районы падения отработавших ступеней ракет засоряются самими ступенями и их фрагментами. Только в одном из районов падения ракет-носителей типа «Союз» площадью около 160 тыс. га, по официальным данным, валяется 1200 отработавших блоков. Твердотопливные межконтинентальные баллистические ракеты особенно опасны для озонового слоя Земли.

До недавнего времени остро стояла также проблема межгосударственного статуса российского космодрома на казахстанской земле, вызванная тем, что объекты и имущество космодрома, находившиеся на территории этого государства по состоянию на 31 августа 1991г., являлись ее собственностью. И лишь заключение между Российской Федерацией и Республикой Казахстан 7 октября 1994 г. договора аренды комплекса Байконур в определенной мере сняло остроту проблемы. Комплекс Байконур передан России в аренду на 20 лет. Арендная плата составляет $115 млн в год.

17 декабря 1997 г. вышел указ Президента Российской Федерации о передаче объектов Министерства обороны РФ на космодроме Байконур Российскому космическому агентству. Указ предписывает:

  1. Осуществить поэтапную передачу РКА и администрации г. Байконура объектов Министерства обороны РФ, находящихся на космодроме Байконур.
  2. Утвердить Правительством РФ в двухмесячный срок план-графики передачи объектов и перевода в интересах обороны с космодрома Байконур на космодром Плесецк пусков ракет-носителей типа «Союз» и на космодром Свободный — ракет-носителей типа «Рокот»; обеспечить разработку федеральной целевой программы «Космодром Байконур».
  3. Осуществлять поэтапное сокращение численности военнослужащих на космодроме Байконур по мере передачи находящихся на нем объектов.
  4. Обеспечивать в приоритетном порядке осуществление запусков космических аппаратов по планам Министерства обороны РФ.
  5. Создать на праве хозяйственного ведения государственное унитарное предприятие «Федеральный космический центр Байконур» для эксплуатации объектов космодрома Байконур.

Передача космодрома РКА должна осуществляться постепенно, до 2000 г. Количество персонала, насчитывающего в настоящее время около 20 тыс. человек, будет сведено к минимуму. 755 военнослужащих планируется прикомандировать к РКА, а остальных — устроить с учетом их интересов. Российскому космическому агентству передаются 40% основных фондов Байконура. Остальные 60% (стартовые площадки для пилотируемых космических кораблей и СК «Энергия-Буран») переданы РКА ранее, согласно указу Президента России от 24 октября 1994 г.

Несмотря на имеющиеся трудности настоящего времени, космодром живет, готовит и осуществляет новые старты во Вселенную.

Сегодня состояние этого старта существенно отличается от своего первоначального — более совершенным оснащением современной техникой и передовой технологией обслуживания запусков. Остается неизменным только имя его — «Гагаринский».

DIGETS

Ramp into universe

Since the foundation in the Fifties, Baikonur cosmodrome has become a unique scientific-research test centre. It appeared thanks to the talent and hard work of dozens and dozens of big scientific and research establishments, design offices, manufacturers and transport enterprises of the Soviet Union. The cosmodrome now has powerful facilities for Soyuz, Proton, Zenit, Tsiklon-M, Energia-Buran and other space systems. Russia continues its space activities in Baikonur, which involve about a hundred of leading space organisations, including Russian Space Agency, Energia Rocketry-Space Corporation, Design Bureau of General Machinery-building, TsSKB-Samara State Scientific-Industrial Rocketry-Space Centre, Khrunichev State Scientific-Industrial Space Centre and the others. Until recently, the problem of an interstate status for the Russian cosmodrome in the Kazakh territory had been unresolved. Only on 7 October 1994 Russia and Kazakhstan Republic signed agreement on Baikonur. According to it, Russia may use the cosmodrome for 20 years, paying a yearly rental of $115 m. On 17 December 1997 the President of the Russian Federation issued a decree to hand over Russian Defence Ministry assets at Baikonur cosmodrome to the Russian Space Agency.

1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars (проголосуйте)
Загрузка...