Александр Медведь,
начальник ВНГ ВВИА им. проф. Н.Е. Жуковского

Из всех типов отечественных и импортных самолетов, которыми располагали ВВС Красной Армии, на роль ночного истребителя наиболее подходящим оказался самолет А-20 фирмы «Дуглас».
Скоростная и маневренная, оснащенная двумя мощными моторами машина (нередко у нас ее называли именем, принятым в Англии, — «Бостон») имела современное пилотажное навигационное оборудование. Оно включало радиокомпас и авиагоризонт, которые давали возможность выполнять «слепые» полеты, а просторная кабина позволяла удобно разместить блоки РЛС и оборудовать рабочие места оператора и штурмана. В НИИ ВВС в период с 27 января по 20 июня 1943 г были проведены испытания самолета «Бостон» III, оснащенного отечественным бортовым радиолокатором «Гнейс-2» и радиолокационным ответчиком ИФФ (IFF — Identify Friend or Foe, ответчик «свой-чужой»).
Успех атаки во многом зависел от слетанности и натренированности экипажа. Штурман по командам с земли должен был вывести самолет в район поиска цели, где она могла оказаться в пределах досягаемости бортовой РЛС. После обнаружения противника оператор давал указания летчику, обеспечивая сближение с целью для открытия огня. Наиболее удачными оказались атаки из задней полусферы, при которых процент успешных перехватов достигал 80 %. Поэтому важнейшим условием успешности ночного перехвата оказалось мастерство офицера наведения, с земли руководившего действиями экипажа.
В июле 1943 г по личному указанию И. Сталина началось формирование дивизии ночных истребителей. К этому времени подоспели поставки «Бостонов» модификации A-20G-1, как нельзя лучше подходивших для переделки. По скорости они превосходили германские бомбардировщики, а в носовой части фюзеляжа несли мощное вооружение из четырех 20-мм пушек и двух 12,7-мм пулеметов. Переоборудование машин и установку аппаратуры производили на заводе N 81 в подмосковном Монино, специализировавшемся на ремонте и переделке иностранных самолетов. В отсеке за кабиной летчика ставили блоки РЛС, в задней кабине размещали индикатор оператора РЛС с пультом управления и рабочее место штурмана.
Одновременно велось обучение летных экипажей, которым руководил начальник штаба ИА ПВО генерал С.Пестов. Программу летной подготовки он утвердил только после того, как сам проверил ее в воздухе. В состав соединения, подчиненного АЛЛ и получившего наименование 56-я авиационная дивизия истребителей дальнего действия, вошли два авиационных полка особого назначения (апон): 45-й майора Кузнецова и 173-й майора Преснякова. Полки пополнили летчиками ГВФ, а также асами Полярной Авиации, имевшими солидный налет ночью и в сложных метеоусловиях. Известным до войны полярным летчиком был и назначенный в декабре командиром дивизии подполковник Кузнецов. Весь личный состав, допускавшийся к «технике особой секретности», прошел строгий отбор по линии НКВД.
Формирование полков, комплектовавшихся по особому штату (32 боевых самолета, 39 экипажей), и их переучивание происходило в Ряжске под Рязанью. Вывозные полеты выполнялись на бомбардировщиках В-25, имевших двухместную кабину (у «Бостона» кресло пилота одно). Особое внимание уделялось изучению радиолокационной техники. Сотрудники «радиолокационного» НИИ-20, прикомандированные к дивизии, организовали школу подготовки операторов, а для практического освоения (не рискуя боевыми машинами с «Гнейсами») изготовили тренажер РЛС. В состав обеспечивающих подразделений полков ввели специальные радиолокационные роты с наземными станциями «Редут», а позднее — «Бирюза» с дальностью обнаружения 150-160 км. В мае 1944 г 173-й ИАП окончил программу переучивания и перебазировался на аэродром Олсуфьева под Орлом. 45-й ап, достигший боевой готовности к августу, разместился на аэродроме Озеро под Минском. Ему была поставлена задача прикрытия Минского железнодорожного узла. Поначалу полки несли круглосуточное боевое дежурство, но уже с сентября 1944 г боевую работу стали планировать в основном на ночное время.
Днем с немецкой авиацией успешно боролись обычные истребители, имевшие к этому времени перевес над противником, и перехватчиков перебрасывали туда, где немцы переходили к ночным налетам.
За весь 1944 г боевых успехов дивизия практически не имела. Проведя в районе Минска за полгода работы 650 боевых дежурств, экипажи 45-го ап всего четыре раза атаковали вражеские самолеты и во всех случаях безрезультатно. Не лучше обстояли дела и в 173-м ап, который, помимо ночных дежурств, пытались привлечь для перехвата немецких высотных разведчиков.
Основной причиной неудач оказалась слабая взаимосвязь с местной системой ПВО и постами воздушного наблюдения, оповещения и связи охраняемых объектов. Собственные КП обеспечивали наведение лишь в небольшой зоне вокруг аэродрома, ограниченной возможностями радиосвязи. Наземная РЛС П-2 не давала данных о высоте полета целей, а ниже 1000 м вообще не могла их обнаружить. Плохо отобработано было взаимодействие экипажей с операторами командных пунктов наведения (КПН), которые зачастую выводили истребители на противника на встречных или пересекающихся курсах, в невыгодном для атаки положении.
Низкая результативность перехватов была обусловлена и ограниченными возможностями «Бостона» как истребителя. Сказывалась недостаточная маневренность и скороподъемность, а «бомбардировочной» скорости не хватало для атаки на попутных курсах, наиболее выгодных для атаки с использованием «Гнейс-2». Даже при разнице в скорости в 100 км/ч на преследование с расстояния 20 км требовалось 12 мин, в течение которых противник в большинстве случаев уходил из зоны наведения. «Бостон» проигрывал обычным истребителям и во времени реагирования, необходимом для запуска двух моторов и набора высоты. Для перехвата из положения «дежурство на земле» A-20G-1 явно не годился.
Летчики, пришедшие в полк с бомбардировщиков и транспортных самолетов, не имели необходимого истребительного опыта и навыков воздушного боя, уступая в выучке немецким асам-ночникам — элите «люфтваффе», отлично владевшим своими машинами и умевшим уходить от атак. 7 сентября атакованный «Бостоном» лейтенанта Крюкова немецкий самолет (очевидно, оборудованный станцией предупреждения об облучении) сразу после включения «Гнейс-2» стал энергично маневрировать, отворачивая в стороны, и крутым виражом оторвался от преследователя. Мешала работе невысокая надежность аппаратуры: «Гнейс-2» нередко отказывала, и чинить ее иногда приходилось прямо в полете. Особые полки привлекли внимание немецкой разведки, неплохо работавшей на недавно оставленной территории. Летчики быстро убедились, что буквально через несколько дней после перелета на новые аэродромы активность немецкой авиации в соответствующем районе в ночное время резко снижалась. Так было на аэродромах под Минском и возле Риги, куда на полтора месяца перебазировалась эскадрилья 45-го ап.
В докладе инспекции ВВС КА, проверявшей работу 56-й и ад, говорилось: «…результаты боевого применения дивизии в 1944 г были настолько низкими, что командование 18 ВА перестало принимать 56-ю и ап всерьез». Не нанося ущерба противнику, летчики только 173-го ап успели разбить в тренировочных полетах и на посадках шесть самолетов. Не отстал от них и 45-й ап, пополнивший список небоевых потерь пятью A-20G-1. Но если
были недостатки, то должны найтись и виновные. Руководящий состав дивизии заменили. В течение месяца летчики и техники еще раз были пропущены через сито особых отделов, а полковник Бабенко, сменивший Кузнецова на должности комдива, в приказе по дивизии пригрозил «…за нерешительность и растерянность в бою, граничащие с трусостью … виновных в невыполнении боевой задачи привлекать к суду». Однако так ли справедливы были обвинения и очевидны «вскрытые причины»?
Следует напомнить, что переделка «Бостона» в вариант ночного перехватчика впервые была предпринята в Великобритании. Несколько полученных по ленд-лизу машин типа DB-7 оборудовали прожекторной установкой «Турбинлайт», превратив их в летающие осветители. Немного позднее к прожектору добавили радиолокатор Al MkIV. Затем и американцы, встревоженные задержкой разработки специализированного ночного истребителя Р-61 «Блэк Видоу», в качестве вынужденной меры создали на базе А-20 перехватчик Р-70. Эти машины с английскими локаторами AI и их американскими аналогами SCR-720 были выпущены в ограниченном количестве (269 единиц) и применялись только на Тихоокеанском театре войны. Результаты оказались разочаровывающими: сами американцы признавали, что Р-70 стал наименее удачным из всех вариантов А-20. Количество успешных ночных перехватов не превысило десятка за всю войну.

(Продолжение следует).

1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars (0,00 из 5, оценило: 1)
Загрузка...