Николай Артюхин

Сегодня во всем мире наблюдается тенденция сокращения объемов производства и закупок зенитных ракетных средств

Так, экспорт зенитных ракет всех классов, составлявший в середине 80-х гг почти 10 тысяч единиц в год, сегодня не превосходит 2-3 тысяч. Главной причиной этого, конечно же, являются те коренные изменения, которые произошли в начале предшествовавшего десятилетия во взаимоотношениях Востока с Западом. Однако немалая роль в этой тенденции принадлежит и еще двум факторам. Первый из них — насыщение рынка зенитных средств, которое произошло в конце 80-х гг после завершения в странах Западной Европы перевооружения на зенитные ракетные комплексы (ЗРК) нового поколения, а второй связан с окончанием ирано-иракской войны, которая являлась тогда основным мировым «потребителем» зенитного ракетного оружия.
Однако тенденции сокращения объемов производства практически не сказались на темпах разработки новых ЗРК, значительная часть из которых сегодня приобрела к тому же и противоракетную направленность. Здесь следует отметить, что и прежде разработчики зенитного ракетного оружия не обходили стороной проблему борьбы с тактическими баллистическими ракетами. Но операция «Буря в пустыне» высветила оказавшуюся весьма значительной по масштабам стратегическую брешь, связанную с недооценкой возможностей имеющегося в ряде стран потенциала тактических и оперативно-тактических баллистических ракет.
Подписание в декабре 1987 г Советским Союзом и США Договора об уничтожении ими своих баллистических ракет средней и меньшей дальности (более 500 км) позволило тогда разрядить один из наиболее рискованных элементов противостояния «сверхдержав». Но сегодня, спустя более чем 10 лет, приходится констатировать, что значительная часть исследований и разработок в области зенитного ракетного вооружения по-прежнему относится к системам, предназначенным для перехвата и уничтожения тактических баллистических ракет, обладающих подобной дальностью стрельбы.
Решение этой задачи в странах Запада еще не доведено до своего логического конца. В то время как относительно маловысотный вариант ЗРК Patriot РАС-3 запускается в серийное производство, система зональной противоракетной обороны театра военных действий THAAD (способная уничтожать баллистические ракеты с дальностью стрельбы до 3500 км) на этапе начальных испытании столкнулась с серьезными техническими трудностями.
Подобное развитие событий чревато появлением недоверия к системе либо изменением существующих сегодня взглядов на характер угрозы, которую несут с собой баллистические ракеты.
Так, в последние годы получила определенную поддержку та точка зрения, что в условиях ограниченного финансирования производство более дешевых средств устрашения или сдерживания является более предпочтительным выбором, чем создание дорогостоящих противоракетных систем. Это, кстати, весьма наглядно демонстрирует пример развития ракетно-ядерных программ Индии и Пакистана. К тому же уже сегодня становятся очевидными те некоторые успехи, которые достигнуты в реализации режима контроля над распространением ракетных технологий, что опровергло относительно недавние экстремальные прогнозы о стремительном овладении ракетным оружием рядом самых непредсказуемых политических режимов. Однако для ряда стран (в их числе, например, Израиль, Южная Корея, Тайвань) по-прежнему сохраняется угроза применения по их территории тактических баллистических ракет, что требует в свою очередь принятия адекватных мер защиты.
Несколько удач при испытаниях американо-израильской противоракетной системы Arrow выдвинуло ее в последние годы в разряд наиболее близких к завершению. На 1999 г даже запланировано принятие ее на вооружение ВВС Израиля. Однако эта программа, как и THAAD, развивается в весьма сложных финансово-политических условиях и далеко не однозначно воспринимается своими заказчиками.
До появления THAAD самым мощным средством поражения баллистических ракет, имеющих дальность стрельбы до 2500 км, будет российская система «Антей-2500». Но и ей будет непросто избежать сегодняшней судьбы значительного количества российских вооружений, существующих в нескольких, «выставочных», экземплярах. Здесь следует прежде всего иметь в виду то, что существующие сегодня в России экономические возможности по оснащению ее вооруженных сил новейшими системами вооружений в значительной мере ограничены и их реального роста следует ожидать только после 2005 г. А потому, как и в случае с THAAD, на будущей судьбе «Антея-2500» может сказаться происходящее сегодня изменение взглядов на серьезность существующей угрозы, исходящей от баллистических ракет столь значительной дальности, тем более в случае отсутствия заказов на его экспортные поставки.
Другим полюсом, который сегодня привлекает к себе разработчиков зенитных ракетных средств, является борьба с низковысотными малоразмерными целями и прежде всего крылатыми ракетами. Их удачное использование во время «Бури в пустыне» (хотя и в условиях весьма слабого противодействия им со стороны иракской ПВО) по-прежнему делает крылатые ракеты серьезным противником. К тому же достигнутая в боевых условиях эффективность использования крылатых ракет такова, что, несмотря на их значительно большую по сравнению с баллистическими ракетами уязвимость, цена их непоражения средствами ПВО оказывается значительно выше. И если для борьбы с тактическими баллистическими ракетами требуются прежде всего высокоскоростные противоракеты, то в случае с низколетящей крылатой ракетой на первый план выходит наличие на борту противоракеты набора соответствующих датчиков, работающих в различных диапазонах, способных захватывать цель на фоне местных помех и в условиях активного противодействия. При этом противоракета должна иметь способность совершать интенсивные маневры в зоне перехвата цели.
Вполне естественным является желание решить задачу борьбы с подобными целями путем использования универсальных зенитных ракетных комплексов и систем, способных бороться с обоими классами ракет — как крылатых, так и баллистических. Наиболее известными системами, которые сегодня в полной мере интегрируют в себе возможность борьбы с подобными целями являются американский ЗРК Patriot (в варианте РАС-2), а также российские системы С-300ПМУ-2 («Фаворит») и С-300В.
В этой связи следует отметить тот ряд неоспоримых преимуществ, которыми сегодня выделяется перед своими аналогами российская система «Фаворит». Эта система представляет собой новую модификацию широко известной зенитной ракетной системы С-300ПМУ1 (контракт на поставку которой на Кипр стал фактором общеевропейского значения) и обладает целым рядом качественно новых свойств. В их числе: повышенная эффективность поражения баллистических ракет (типа Skud) с обеспечением в процессе перехвата подрыва боевого заряда цели, увеличенная до 200 км дальность поражения аэродинамических целей, возросшие характеристики системы при ведении ею автономных боевых действий и др. Немаловажным достоинством «Фаворита» является и его приспособленность к длительному нахождению на боевом дежурстве, что имеет весьма важное значение в период, предшествующий началу военного конфликта.

(Продолжение следует)

1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars (проголосуйте)
Загрузка...