Александр Медведь,
начальник ВНГ ВВИА им. проф. Н.Е. Жуковского

Во второй половине второй мировой войны резко возросли требования к скоростным и маневренным характеристикам ночных истребителей. Базовыми машинами для их создания стали быстроходные, подобные «Москито», самолеты Ме410 и Не219. По максимальной скорости они на 80-100 км/ч превосходили A-20G, а огромный опыт применения ночной истребительной авиации, полученный немцами и англичанами за несколько лет войны, оказался вообще бесценным. Поэтому вина личного состава 56-й иад в невысокой эффективности боевого использования радиолокационных «Бостонов» в 1944 г представляется вовсе не бесспорной.
«Оргвыводами», к счастью, дело не ограничивалось. Были приняты меры по укреплению материальной (особенно радиотехнической) и организации взаимодействия с другими средствами ПВО. Радиолокационные роты пополнились новыми РЛС П-2М и американскими станциями SCR-527A и AN/TPS-3A.
Каждая рота могла развернуть до трех наземных КПН, связанных между собой, и контролировать обширное пространство вокруг охраняемого объекта. Операторы вели непрерывное сопровождение цели, передавая наводимый истребитель из одной зоны в другую.
В начале 1945 г 45-й ап майора Мхитарова приступил к несению боевого дежурства в ночное время тремя звеньями, рассредоточенными на аэродромах Озеро, Черлены и Барановичи.
173-й ап подполковника Ситникова базировался на аэродроме Городок Львовской обл. 6 февраля в 01.03 по команде с КПН экипаж старшего лейтенанта Быкова взлетел на перехват самолетов противника. В журнале боевых действий полка дальнейшие события описаны следующим образом: «По данным РЛС, в направлении на аэродром Барановичи — 2 самолета, тип неизвестен, высота 3000 м. При наборе высоты в 01.08 началось наведение, с КПН подана команда «курс 270град.», а затем экипажу были переданы следующие команды: вправо 15град., влево 10град.. В 01.15 дана команда «встать в круг в районе Межень», высота 2000 м. Затем — курс 70град., вправо 20град..
В районе озера Лубань дана команда «курс 210град.», на этом курсе при подходе к Межень дана команда «включить Гнейс-2», после чего самолет противника был обнаружен на дальности 3000 м.
В момент обнаружения самолет противника входил в зону зенитного огня. Командир экипажа старший лейтенант Быков решил обойти зону слева и снова запросил курс на цель. Была получена команда «курс 330град.». В это время противник находился в 20 км. Самолет Быкова с курсом 330град.,преследуя противника,вышел к линии фронта. До цели, по данным РЛС, оставалось 13 км. Быков дальнейшее преследование прекратил и совершил посадку на свой аэродром».
Реальный успех пришел только в марте 1945 г. В районе Бреслау попала в окружение крупная группировка немецких войск.
Для ее снабжения немцы наладили воздушный мост. Самолеты «люфтваффе» по ночам доставляли к окруженным грузовые планеры и сбрасывали на парашютах снаряжение и боеприпасы. Они прорывались к городу с разных сторон, и зенитная артиллерия не могла полностью закрыть все подходы и организовать надежный заслон.
К этому времени 56-й иад возглавил гвардии полковник Бицкий. Он предложил командованию 18 ВА использовать своих «ночников» и буквально добился постановки боевой задачи — полностью блокировать окруженную группировку с воздуха. Для этого на аэродром Рудники под Ченстоховом был переброшен 1 73-й ап, а для контроля воздушного пространства вокруг Бреслау развернули два радиолокационных поста. За десять дней полк выполнил 65 патрульных полетов, в которых были сбиты два планера. Оба они были уничтожены экипажем старшего лейтенанта Лесняка при сходных обстоятельствах: оператор темной ночью настолько удачно выводил самолет на цель, что летчик замечал ее на расстоянии даже меньшем, чем нужно для прицельной стрельбы. Оказавшись под огнем, самолеты-буксировщики тут же отцепляли планеры и стремились уйти, а истребителю доставалась «синица в руках» — неповоротливые, тяжело груженные планеры.
Результаты оказались обнадеживающими, и для усиления воздушной блокады на аэродром Сьрода в районе Ченстохова перелетел 45-й ап. В сеть наземных РЛС, развернутую в четырех пунктах вокруг Бреслау, включили новые станции П-3. Последние отличались не только повышенной точностью определения координат, но и способностью измерять высоту полета цели.
За полтора месяца боевой работы в районе Бреслау полки выполнили в общей сложности 246 вылетов. В 68 из них летчикам удавалось обнаружить воздушную цель (11 раз — по наведению с земли с последующим использованием «Гнейс-2», 8 — при свободном поиске с помощью бортовой РЛС, в 15 случаях — в лучах прожекторов, а остальные — визуально при естественном освещении). Истребители провели 13 воздушных боев, в которых экипаж капитана Казнова сбил два Не111, а лейтенанта Шестерикова — немецкий десантный планер. Во многих случаях столкновение в воздухе с ночными перехватчиками заставляло летчиков транспортных самолетов противника отказываться от выполнения боевой задачи или отцеплять планеры вдали от города. В результате около сотни десантников со снаряжением приземлились в боевых порядках советских войск.
Заслон, поставленный экипажами «Бостонов» и зенитчиками, оказался достаточно эффективным. Немцам пришлось резко сократить снабжение окруженной группировки, и 7 мая гарнизон Бреслау капитулировал. За успешные боевые действия 16 летчиков, штурманов и операторов РЛС из 56-й дивизии получили ордена, а сама дивизия — почетное наименование Бреславльской.
Разработчики РЛС «Гнейс-2» — В. Тихомиров, А. Буданов и А. Вольперт были удостоены Сталинской премии в области науки и техники за 1944 г К концу войны НИИ радиопромышленности выпустил более 230 РЛС этого типа.
Параллельно с созданием «Гнейс-2» под руководством инженеров В. Мигунова и П. Куксенко разрабатывалась другая станция под названием ПНБ — прибор ночного боя. В конце 1942 г был изготовлен опытный образец, а на летных испытаниях в начале 1943 г станция продемонстрировала максимальную дальность обнаружения — порядка 3-5 км, а минимальную — 150-250 м. По последнему показателю ПНБ имел заметное преимущество перед «Гнейсами», но заводская технологичность его оказалась худшей. Поэтому командование ВВС решило не начинать серийное производство «дублера», а все лучшие технические решения рекомендовало использовать при доработке станций «Гнейс». Авторы ПНБ в 1946 г были также удостоены Сталинской премии. Во второй половине 1945 г в ГКНИИ ВВС прошла государственные испытания новая бортовая РЛС «Гнейс-5» с максимальной дальностью обнаружения 8 км. В отзыве института отмечалось, что по своим тактико-техническим данным эта станция не уступала английской AI.Mk IX, а по ряду характеристик даже превосходила ее.
Но кое в чем опыт англичан оказался полезным. Именно с оглядкой на английские ночные истребители «Москито» в конструкцию «Гнейс-5» было внесено важное усовершенствование: в кабине пилота появилась электронно-лучевая трубка, представлявшая собой «повторитель» индикатора штурмана-оператора. Теперь летчик мог использовать для наведения не только слуховой, но и зрительный аппарат.
С принятием на вооружение и началом серийного производства РЛС «Гнейс-5» по инициативе генерала Е. Савицкого была организована массовая переподготовка летного состава, которому предстояло летать на ночных истребителях. Для этого на транспортном С-47 оборудовали учебную станцию «Гнейс-5* с несколькими индикаторами-повторителями, что позволяло в одном полете проводить обучение сразу нескольких экипажей.
По-видимому, это был первый в мире летающий радиолокационный класс.

(Продолжение следует)

1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars (проголосуйте)
Загрузка...