Беседу вел Сергей Бабичев У каждого времени свои знаковые символы, своя система координат. Безусловно, коренной отличительный признак сегодняшнего дня российской армии — начало реального, а не декларированного реформирования Вооружённых Сил. И на острие этого многотрудного процесса — интегрирование ВВС и Войск ПВО. Не только отечественная история, но и мировая практика не знает ничего подобного: глобальные, системные изменения в структуре двух видов ВС осуществлены в крайне ограниченные сроки.
О том, чем живут сегодня Военно-Воздушные Силы, какие первоочередные задачи стоят перед ними рассказывает главнокомандующий ВВС генерал-полковник авиации Анатолий Корнуков.

“АП”: В условиях сокращения численности личного состава особое значение приобретает повышение боевого потенциала ВВС — улучшение качества авиационной техники, средств поражения, модернизация, создание новых образцов вооружения. В частности, таких, как многофункциональный истребитель, продемонстрированный недавно в подмосковном Жуковском…

Сверхзвуковой  стратегический  бомбардировщик  Ту-160А.К.: Должен признать, что в ходе активного реформирования вида этот вопрос, к сожалению, несколько ушел в тень. Теперь же, с учётом выбранных приоритетов, экспертных заключений научно-технического комитета ВВС, продолжится развитие фронтовой, дальней, военно-транспортной авиации (ВТА), зенитно-ракетных (ЗРВ) и радиотехнических войск.

При нехватке финансовых средств выбор приоритетов в боевой подготовке, оснащении частей и соединений новейшими образцами техники и вооружения приобретает особую роль. Круг последних будет решительно сужен, преимущество получат многофункциональные системы. Это также касается унифицированных средств поражения, которые будут применяться как в ЗРВ, так и в авиации. Как я уже сказал, в авиации приоритет отдаётся самолётам, способным решать широкий спектр задач. В частности, дальняя авиация будет развиваться не только как компонент стратегических ядерных сил, но и как род ВВС, оснащённый в том числе обычным высокоточным оружием.

Во фронтовой авиации упор сделан на модернизацию уже имеющихся образцов авиатехники. В частности, одна из таких машин — МиГ-29СМТ — проходит испытания в Липецком центре боевого применения и переучивания летного состава как раз по аспектам многофункционального применения.

“АП”: Речь идет о глубокой модернизации истребителей МиГ-29?

Стратегический  бомбардировщик  Ту-95А.К.: Нет, это слишком дорого. Полная модернизация одного МиГ-29 в вариант СМТ обходится примерно в $4 млн. Скорее всего, мы остановимся на промежуточной модификации, которая будет иметь фактически те же возможности, но стоит гораздо дешевле. Также проведем модернизацию самолетов Су-24, Су-25 и, разумеется, продолжим “рихтовку” истребителя Су-27 в многофункциональный самолет. Продолжатся работы по созданию многофункционального самолета Су-27ИБ. Он будет базовой машиной и для ударной, и для разведывательной авиации, а также постановщиком помех.

Продолжится усовершенствование еще немодернизированных истребителей дальнего действия МиГ-31 — под вариант БМ, — чтобы увеличить дальность его полета и оснастить самолёт новыми системами вооружения. Интерес к машине проявляют и иностранцы. Однако, пока мы не модернизируем и не примем его на вооружение у себя дома, с приобретением МиГ-31 никто торопиться не будет.

Есть решение о разработке перспективного авиационного комплекса, в котором получит дальнейшее развитие идеология ракетоносца Ту-160. Думаю, к 2006 г. мы его получим.

Истребитель Су-27Будут модернизироваться средства поражения, продлеваться сроки их эксплуатации. В частности, речь идет о ракетах “воздух-поверхность”, применяемых в дальней, бомбардировочной и штурмовой авиации. Разрабатываются и новые образцы ракет.

В ВТА самое сложное положение. Но, надеюсь, постановление правительства России о реализации недвижимого имущества, вооружения и военной техники снимет значительную часть наболевших проблем. В частности, по мере накопления средств будем восстанавливать имеющийся парк Ил-76, Ан-22, Ан-124.

По Ил-76МФ решение окончательно не принято. Дело в том, что нам нужен среднемагистральный самолёт, нечто среднее между Ан-12 и Ил-76. У Ан-70 пока не все проблемы решены, не всё нас устраивает в этой машине, но, по всей видимости, выбор всё же будет сделан в её пользу. Предстоит модернизировать Ил-76, срок их жизни достаточно велик. Так что новых самолётов, кроме названного мною Ан-70, в ВТА мы пока не видим.

Что касается МФИ, это комплекс даже не пятого, а шестого поколения. Примут его на вооружение ВВС или нет — дело будущего, но разрабатываться, испытываться самолёт будет в обязательном порядке. Если всё пойдет в соответствии с намеченными планами, машина может “встать в строй” через 10-12 лет.

К концу 1999 г. ожидается поступление на испытания в войска первой новейшей зенитной ракетной системы С-400. 12 февраля в рамках её “обкатки” выполнен пуск “за горизонт”. “Запас прочности” “четырёхсотки” с учетом модернизации — 20-50 лет.

По этим направлениям в текущем году будем интенсивно работать со всеми своими “смежниками”. Мы ориентируем их на производственную кооперацию, без которой невозможно выдержать рыночную гонку.

Если говорить о поступлении новой техники в войска… Завершим сокращение численности личного состава; расходы на оборону, думаю, уменьшатся, а на новое, перспективное оружие — возрастут. Будут средства — уже в этом году поставим в строй первые образцы. Прежде всего речь идёт об оснащении зенитных ракетных и радиотехнических войск, поскольку тут есть полная ясность и все испытания завершены.

Надеюсь, 50% истребителей МиГ-29СМТ тоже появятся в строевых частях ВВС уже в 1999-м. Всё остальное — не ранее 2001-2003 гг.

“АП”: Анатолий Михайлович, когда, наконец, финиширует конкурс учебно-тренировочных самолётов МиГ-АТ и Як-130?

А.К.: Да, состязание затянулось. Это — следствие несогласованности между фирмами Микояна и Яковлева. Кроме того, в обоих конкурсных проектах есть недостатки, с которыми ни тот, ни другой самолёт принят на вооружение не будет. Об этом уведомлены обе фирмы-производители. Не вдаваясь в детали, хочу подчеркнуть: ВВС нужен самолет, который бы позволил обучать лётчиков не только взлетать, садиться и пилотировать, но и наносить удары, перехватывать воздушные цели. Нужна машина с новейшей авионикой, с отечественным оборудованием, российскими двигателями. Мы не намерены впадать в какую бы то ни было зависимость от иностранных производителей авиатехники. Зачем нам вкладывать деньги в чужую экономику, если надо поднимать свою? Вот такие требования. На мой взгляд, совершенно обоснованные.

“АП”: Любая, даже сверхсовременная техника в руках никудышнего “спеца” — всего лишь кусок дорогостоящего металла. В связи с этим вопрос такой: какой вы видите систему военного образования в ВВС?

А.К.: Работа ведётся здесь планомерно и вдумчиво. Учитываем всё: естественный отток людей, обусловленный увольнением по достижению предельного возраста, болезнями, невыполнением условий контракта и т.д. В этом году мы приняли и разместили всех до единого выпускников военных академий, всех лейтенантов.

“АП”: За исключением 365 молодых летчиков…

А.К.: Да. Было больно и обидно. Но эта непопулярная мера — вынужденная. Другого подхода мы найти не смогли. Вопрос стоял так: или увольнять 32-35-летних летчиков 1-2 класса и принимать молодежь, или — оставить подготовленных специалистов… Вряд ли лейтенантам пришлась бы по душе роль балласта. Факт: с 1993 г. лётчики стоят на должностях, совершенно не связанных с лётной работой, потому что дать им работу по специальности мы не могли. Сейчас мы их увольняем, поскольку не летающий лётчик — бессмыслица, нонсенс.

Сокращаем около 20% военных училищ. С пятилетнего цикла обучения, как не оправдавшего себя, снова перейдем на четырёхлетний.

В авиационных училищах будем обучать курсантов лишь на боевых самолётах, в основном — на Су-25 и МиГ-29, частично на МиГ-23 — армавирцев. Учебные самолёты желаемого эффекта не дали.

Сохранится трёхуровневая система образования, в том числе — средние училища. Всего останется 14 высших учебных заведений. Было — 19. Как и прежде, в интересах ВВС будут работать и “общевойсковые” академии. Думаю, следующий год станет последним, когда мы ещё будем испытывать трудности с размещением специалистов.

Как видите, жизнь продолжается. Верю, что уже в ближайшее время многие трудности отступят перед очевидными преимуществами, которые уже принесло и еще принесет реформирование ВВС.

1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars (проголосуйте)
Загрузка...