Федеральная служба воздушного транспорта (ФСВТ) России и авиационная администрация США (FAA) приступили к практической реализации процедур в области гармонизации национальных систем поддержания летной годности воздушных судов. На вопросы редакции о сегодняшнем взаимодействии двух авиационных администраций отвечает начальник управления ФСВТ по поддержанию летной годности воздушных судов Геннадий Гипич и менеджер отдела технического обслуживания авиационной техники FAA США, участник встречи представителей авиационных администраций стран СНГ в Минске Кэрол Джайлс.

“АП”: Геннадий Николаевич, как давно началось взаимодействие ФСВТ и FAA в области гармонизации национальных авиационных правил технической эксплуатации воздушных судов? Чья была инициатива?

Г.Г.: Наше взаимодействие с американсаой авиационной администрацией по гармонизации в области технического обслуживания началось около двух лет назад. Инициатива была обоюдной.

Если говорить в целом об интеграционных процессах, то первое взаимодействие по гармонизации начал осуществлять Авиарегистр Межгосударственного авиационного комитета, который занимался вопросами сертификации типа, в частности получением американского сертификата на Ил-103 и Ил-96М/Т. Мы также участвовали в этой работе.

После этого было подписано межгосударственное двухстороннее соглашение по авиационной безопасности, в котором была отмечена необходимость гармонизации и в области технического обслуживания и ремонта (ТОиР) воздушных судов (ВС), за которую должна отвечать ФСВТ. Необходимо было разработать процедуры признания организаций по ТОиР. Мы начали этот процесс, и первая наша встреча была с г-жой Джайлс.

Разработка процедур по признанию сертификатов Ил-103 и Ил-96М/Т явилась тяжелым процессом. Специалисты Авиарегистра МАК, я бы сказал, показали здесь “высший пилотаж”. Многому мы научились. На основе этого опыта мы сейчас начали работу по гармонизации систем технического обслуживания.

“АП”: Какой Вам видится интеграция российской системы поддержания летной годности с американской и европейской?

Г.Г. До недавнего времени считалось, что в мире существуют две системы ПЛГ — американская и европейская.

Американская система поддержания летной годности (ПЛГ) была создана в 60-е гг. на основе опыта военной авиации. Спустя 40 лет она “обросла” большим количеством (около 200) добавок и изменений.

Европейская система JAA была создана позже. Около пяти лет назад были приняты основные правила, в разработке которых принимали участие семь стран. И только недавно пришли к выводу, что обе системы нуждаются в гармонизации. Европейские правила более современные, они превалируют над американскими, что признает и сама FAA.

Сегодня мы говорим: в мире существует три системы ПЛГ, имея в виду российскую (в равной степени и СНГ), которая ни чем не уступает остальным. Мы имеем приглашение от JAA принять участие в гармонизации национальных авиационных правил. О неофициальном признании JAA нашей системы сертификации говорит тот факт, что европейская администрация в целях сравнительного анализа согласилась провести сертификацию трех наших структур — авиакомпании “Волга-Днепр”, АТБ Санкт-Петербурга и Внуковского авиаремонтного завода № 400. С США мы сейчас начали аналогичный процесс.

С учетом того, что президент РФ объявил о желании России войти в состав Объединенной Европы, и того, что основная доля воздушных перевозок, выполняемых российскими авиакомпаниями, приходится на Европу, мы считаем наиболее предпочтительной для себя европейскую систему. Вместе с этим мы не должны терять то лучшее, что у нас было сделано за 70 лет, а также учитывать и американский опыт.

Мы хотим сегодня взять все прогрессивное из американской и европейской систем, из того, что было в СССР, гармонизировать это с мировыми и сказать: вот наша система. Мы хотим создать такой симбиоз, который учитывал бы все основные процессы в мировой авиации. Поэтому ФСВТ готова к разработке соглашения с США о межправительственном признании процедур по ПЛГ. Именно эти процедуры мы сегодня начали рассматривать с американской стороной.

Мы также приступили к рассмотрению подобных процедур и с Европой, в частности, с Францией и Ирландией.

“АП”: Г-жа Джайлс, в чем Вы видите конечную цель гармонизации национальных авиационных правил и что из российской системы может быть полезным для американской стороны?

К.Д.: Мировая авиация развивается очень высокими темпами, и это определяет необходимость гармонизации авиационных правил США с российскими, латиноамериканскими, азиатскими. Такая кооперация с другими странами позволяет глубже понять их системы регулирования авиационной отрасли, системы контроля качества, их нормы и правила.

Тот путь, который уже был пройден в США, свидетельствует о том, что работы в области гармонизации, конечно, направлены не только на взаимопонимание норм и правил, но и на создание некоторого инструмента, системы процедур, которые позволят упростить взаимодействие в области регулирования гражданской авиации, особенно в области технической эксплуатации, которой я занимаюсь. Такого инструмента, который снизит время и издержки, связанные со взаимным признанием в различных областях.

По поводу взаимного нормотворчества пока говорить рано, у меня мало информации. Гармонизация правил не означает однозначного признания со стороны США каких-либо работ, выполняемых авиационной администрацией другой страны. Всегда остается необходимость сертификации американской авиационной администрацией, но в результате гармонизации, подписания соглашений значительно упрощаются процедуры технического обслуживания и издержки, связанные с получением сертификата FAA, т.е. часть работ доверяется национальной администрации.

Со стороны JAA уже более десяти стран подписали с США такие двухсторонние соглашения. Кроме того, три из них — Германия, Ирландия и Франция — помимо соглашений подписали и процедуры их реализации в области технической эксплуатации и ремонта.

“АП”: Какая цель Ваших визитов в Минск и Москву и что практически Вы успели сделать?

К.Д.: Мне понравилась минская встреча, ее результаты. Мы рады были от лица FAA провести презентацию. Я приехала в Беларусь и Россию, чтобы в дальнейшем подписать некоторые взаимные документы. Думаю, контакты были достаточно плодотворными для будущей разработки соглашения по взаимному признанию процедур ТОиР. Я довольна тем, что специалисты разных стран собрались вместе, и высоко ценю тот факт, что от встреч на конференции дело переходит к работе в небольших группах, которые будут более продуктивно разрабатывать совместную документацию.

“АП”: Г-жа Джайлс, насколько важны для Вас переговоры в Москве с российской стороной?

К.Д.: Такое сотрудничество всегда полезно в плане обмена информацией и технической помощи. Если что-то случается в одной стране с аналогичной техникой, это немедленно передается в авиационную администрацию другой страны. Такая информация дает возможность совместно бороться с последствиями происшествий и разрабатывать необходимые мероприятия.

“АП”: Геннадий Николаевич, как Вы оцениваете минскую встречу глав авиационных администраций стран СНГ?

Г.Г. Я оцениваю встречу в Минске положительно. Во-первых, потому что все ее участники согласились с тем, что нам надо находить общий язык, создавать единое техническое и нормативное пространство. Мы также предложили создать и единое сертификационное пространство. Предложение находится на проработке. Во-вторых, минская встреча продемонстрировала американской стороне наше единство. Мы показали, что мы не одиноки и говорим не о российской системе ПЛГ, а о системе СНГ.

В Минске было подписано двухстороннее соглашение между ФСВТ и Государственным комитетом по авиации Республики Беларусь о взаимном признании авиационных правил в области сертификации.

По-видимому, в дальнейшем мы будем проводить такие встречи под эгидой Совета по авиации и использованию воздушного пространства стран СНГ. Это повысит их статус, придаст им легитимность.

“АП”: Каковы итоги Вашей встречи с авиационной администрацией США?

Г.Г.: Основным итогом я считаю то, что от общих разговоров мы перешли к конкретным делам и начали практическую работу по гармонизации наших систем. Мы подписали Протокол встречи, где начали диалог о взаимном признании авиационных правил. ФСВТ поставила ряд вопросов перед американской стороной, FAA скоро передаст свои. Это — начало разработки процедур практического признания. С российской стороны основными разработчиками будут: в идеологической части — ГосНИИ ГА (ГЦ “Безопасность полетов на воздушном транспорте”), в части признания инженерно-технического персонала — МГТУ ГА, в части признания технических процедур — аэропорт Домодедово (АТБ) и в части процедур признания ремонтных станций — Быковский авиаремонтный завод.

1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars (проголосуйте)
Загрузка...