Юрий Сальников Впервые в истории советский самолет АНТ-4 “Страна Советов” появился в небе над Америкой 13 октября 1929 г. и на глазах нескольких тысяч американцев благополучно приводнился на озере Вашингтон в Сиэтле. В этот момент над озером кружилось много самолетов в ожидании АНТ-4. С одного из них развернули большой транспарант с надписью на русском языке: “Привет советским летчикам!”. Толпа восторженно подкидывала шляпы, зонтики, размахивала красными треугольными флажками.

Окончание. Начало в №6 1999 г.

"Страна Советов" в Нью-Йорке (справа - Семен Шестаков)23 августа АНТ-4-дублер стартовал на восток. Все шло хорошо до Иркутска. Во время старта забарахлил мотор. Пришлось задержаться на трое суток. 1 сентября прибыли в Читу. В Хабаровске поменяли колесное шасси на гидропоплавки (трудоемкая операция продолжалась десять суток). Вдоль Амура перелетели в Николаевск-на-Амуре и стали «ждать погоду»… Через семь лет сюда перелетит с острова Удд (теперь о.Чкалов) чкаловский экипаж, совершивший аварийную посадку на острове из-за плохой погоды.
AHT-4 проходил испытания на поплавках на Черном море. А там вода более плотная, чем амурская (речная). АНТ-4 несколько раз разбегался, но никак не мог оторваться. Пришлось выгрузить личное оружие, охотничьи ружья и слить часть топлива. До следующего места посадки — острова Атту из Алеутской гряды островов — нужно было лететь только по прямой, иначе не хватило бы топлива. Наконец оторвались. Внизу — море. Чтобы следовать курсу, штурман сбрасывал навигационные бомбочки: определял снос. Остров Атту был всего 10 км в поперечнике, легко можно было проскочить. А там ждал в бухте Чичагова корабль «Красный вымпел» (он теперь навечно пришвартован у пирса Владивостока как музей тихоокеанского флота).
Поднялись выше облачности и уточнили курс по солнцу. Опустились под облака, и первым остров увидел Болотов. Он совершил посадку в бухте, отделенной от океана грядой рифов. Но бухта оказалась ловушкой. Трое суток дул попутный ветер, и экипаж не мог взлететь. Тогда Шестаков и Фуфаев пересели на «Красный вымпел», чтобы максимально облегчить самолет, и отправились в бухту Датч-Харбора на острове Уналашка, где «Страну Советов» ждал американский крейсер Челен.
Летчикам помог… тайфун. Болотов взлетел, развернулся, и направление ветра стало попутным. Полил дождь, летчикам стало неуютно и холодно в открытой кабине. 1115 км пролетели за 7 ч. После посадки командир крейсера встретился с экипажем и сказал, что в такую погоду без-надобности он бы в море не вышел…
Следующий этап — до Ситки, на Аляске.
Вспоминает Стерлигов: «Вдруг, когда осталось немного до Ситки, забарахлил мотор: давление масла, и он остановился. Высота над водой — 100-50 м, скорость упала до 100 км/ч. Мы всячески старались облегчить машину сбрасывая все, что было возможно: часть груза, свое имущество, часть топлива… Когда до берега оставалось 300 км, вдруг резко понизилось давление масла, мотор задымил и остановился окончательно. Внизу — штормящее море. Посадка — верная гибель. Болотов стал искать бухточку (между Сьюардом и Ситки — Ю.С.) и увидел ее возле водопада. Сел недалеко от него. Опять спаслись…».
Осмотр показал, что надо менять мотор, а до Сиэтла еще 1300 км. Решили пообщаться с месным населением. Американцы встретили их дружелюбно (уже знали о перелете из газет), помогли передать сообщение в Сиэтл, чтобы доставили запасной мотор. Вскоре катер береговой охраны его привез, и экипаж вручную, без каких-либо приспособлений, сменил двигатель. Постоянно шел дождь и дул холодный ветер. У кого-то из замерзших пальцев выпал болт. Это была почти трагедия, если бы хозяйственный Фуфаев не нашел такой же…
«Наконец «Страна Советов» взлетела и направилась к Сиэтлу. Экипаж был измотан до предела и мечтал поскорее завершить морскую часть экспедиции. 13 октября 1929 г. летчики увидели Сиэтл, покрытый легкой дымкой. Вскоре у АНТ-4 выстроился кортеж из легких самолетов, и они направились к озеру Вашингтон, расположенному на окраине города. Здесь и состоялась торжественная встреча, которую так ждал и так боялся наш экипаж…».
Уже на следующий день военные летчики и специалисты «Боинга» подробно осмотрели АНТ-4. Специально для них экипаж продемонстрировал машину в полете. Всех поразил короткий и быстрый взлет, оригинальная конструкция — свободно несущий моноплан с двумя двигателями, установленными прямо в крыле. Таких самолетов у американцев не было. Командир эскадрильи гидросамолетов капитан Прайс, в хозяйстве которого совершил посадку советский экипаж, после осмотра сказал: «Это — хороший бомбовоз, мы такого не имеем».
С точки зрения американцев, почти ничего не знавших о Советском Союзе, факт был невероятным: СССР обогнал США в реализации оригинальных авиационных идей. Но экипаж тоже хотел увидеть новые американские самолеты. Хозяева продемонстрировали две новинки: одноместный, очень маневренный истребитель и трехмоторный биплан для перевозки 32 пассажиров. Такого в России тоже не было. На моторостроительном заводе летчиков поразила высокая культура производства и передовая по тем временам технология…
В 1989 г. автору довелось побывать на одном из сборочных заводов «Боинга» Пояснения и интервью давал один из молодых руководителей производства — Фил Кондит (теперь он — президент компании «Боинг). На стене висел выразительный плакат (наглядная агитация — как у нас!) с текстом: «Помните, что Вы делаете лучшие в мире самолеты!». Вот так, и попробуй опровергнуть… Тогда же в замечательном музее «Самолеты славы» компании «Боинг» в Сиэтле мы встретились с 84-летним ветераном фирмы Майком Павоне, который перетаскивал на себе кого-то из наших летчиков и осуществлял послеполетный ремонт.
…К музею подкатил новенький белоснежный «Форд», из него вышел крепкий старик с седой головой, широко улыбнулся, поздоровался и показал на автомобиль: «Подарок фирмы как ветерану…». Потом достал из кармана свечу от двигателя: «А этот подарок я храню с 1929 г. Эту свечу мне подарил русский механик Фуфаефф». Я не удержался от вопроса: «Как Вы с ним разговаривали? Он не знал английского, а Вы ведь не говорите по-русски?», — «Мы, механики, всегда находим общий язык и понимаем друг друга без слов. Хороший был парень. Я его больше всех запомнил. И еще командира. Шестакофф — маленький ростом, но очень решительный и быстрый в движениях». Я спросил, какое впечатление на него произвели летчики и сам самолет? Он одобрительно закивал, жестикулируя рукой, в которой была зажата свеча: «Русские были опытными пилотами. А ваш самолет наши летчики, и особенно инженеры, облазили весь, что-то измеряли, зарисовывали, щупали… Самолет стоял в ангаре пять суток, и все время около него толпились люди с «Боинга». Пожилой механик улыбнулся и подмигнул мне: «Между прочим, больше всего самолетом интересовались военные. Очевидно, поэтому у нас через пару лет появился Боинг-247, сначала в военном варианте, а потом как пассажирский самолет. Тоже металлический и моноплан. Влияние вашей машины, безусловно, было… Я проработал на «Боинге» полвека, но эту встречу с русскими запомнил на всю жизнь!».
Мне было приятно выполнить поручение А.А.Туполева: я передал Майку Павоне и представителю музея прекрасно сделанную полутораметровую модель «Страны Советов» — дар туполевского КБ…
В далеком 1929 г. наши летчики получили множество приглашений от больших и малых городов, компаний и фирм, в частности из Детройта от «автомобильного короля» Генри Форда-старшего. При встрече с экипажем, к которому в Сиэтле присоединился конструктор В.М.Петляков, Форд сразу же спросил: «У вашего самолета одно крыло, а не два. Это для нас непривычно. Правда ли, что он весь металлический?». Петляков оценил точность вопросов и коротко объяснил преимущества моноплан-ной и металлической конструкции — прочность, увеличение скорости, дальности и грузоподъемности, о также нарисовал перспективы металлического самолетостроения, которому принадлежит будущее…
Экипаж еще побывал в Чикаго, Сан-Франциско, Солт-Лейк-Сити и Нью-Йорке. В Сан-Франциско был собран из живых цветов на треножнике советский герб. Всех членов экипажа увенчали венками из живых роз. Со всех сторон к ним тянулись руки для рукопожатий, летчиков перенесли на руках к машинам. В Сан-Франциско проживала большая колония русских эмигрантов-молокан. Летчики приняли приглашение и встретились с ними на Русской горке…
После каждой встречи стремительно росли ряды членов «Общества друзей Советского Союза». Американцы видели молодых, обаятельных парней и воочию убеждались в существовании Страны Советов по другую сторону океана…
Возле Нью-Йорка, на Лонг-Айленде существует музей военно-морской авиации, где тоже выставлена в экспозиции модель АНТ-4, есть стенд с фотографиями. У входа в музей висит мраморная доска с надписью о том, что на аэродроме Кертис 1 ноября 1929 г. совершил посадку самолет «Страна Советов». Между прочим, перед посадкой в Нью-Йорке Шестаков дважды облетел вокруг статуи Свободы и здания Амторга — «кусочка советской земли». Сохранились уникальные кинокадры, когда многотысячная толпа (около 12 тыс. человек) прорвалась через полицеское ограждение и устремилась к самолету. На крыло вышли члены экипажа и приветствовали собравшихся. Еще сенсация: от имени американцев летчиков встречал пилот США № 1 Чарльз Линдберг, специально прилетевший для этого в Нью-Йорк. Газеты писали: «Летчик, впервые перелетевший Атлантический океан, приветствовал людей, перелетевших первыми Великий океан».
9 ноября состоялся грандиозный митинг на 45-тысячном стадионе «Поло-Граунд», заполненном до отказа. Выступал рабочий оркестр в составе 100 человек, дети и подростки показывали спортивные упражнения. Члены «Общества друзей Советского Союза» вручили советским летчикам специальные медали, изготовленные в честь перелета. Все желающие могли приобрести открытки, значки, жетоны, флажки. В конце митинга устроители объявили, что на собранные средства будут приобретены 25 тракторов и отправлены в СССР.
В окрестностях Чикаго расположен завод сельскохозяйственных машин Мак-Кормика. Туда привезли советских летчиков, ознакомили с производством, показали ящики с надписью «Новороссийск» и пояснили, что половина ежедневного выпуска тракторов — 85 из 170 машин — приобретена на добровольные пожертвования американцев и будет отправлена в СССР. Многие встречи и митинги заканчивались обращением к своему правительству с требованием признать Советский Союз и установить дипломатические отношения.
А экипаж задумал продолжить перелет через север Атлантики, совершить посадки у островов и долететь до Москвы, чтобы получилось кругосветное путешествие. Летчики телеграфировали правительству, вскоре получили отказ: не надо больше рисковать, возвращайтесь домой, а самолет «Страна Советов» следует пароходом отправить в СССР…
Экипаж отплыл из Нью-Йорка пароходом до Европы, поездом прибыл в Москву и здесь состоялась не менее восторженная встреча, чем в США.
За прошедшие с тех пор 70 лет между нашими континентами проложены обычные маршруты, по которым ежедневно летают на комфортабельных авиалайнереах десятки тысяч пассажиров. Мало кто знает имена пионеров-первооткрывателей, в том числе и американских летчиков Д.Маттерна, В.Поста и Г.Хьюза, пытавшихся перелететь из США через Сибирь, Урал, Европу, чтобы установить мировые авиационные рекорды в те далекие годы. Но без первооткрывателей не было бы того, что сегодня стало обычным делом. Ведь недаром о летчиках говорят: они сближают людей… (В статье использованы фрагменты рукописи Бориса Стерлигова. — Ю.С.)

1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars (проголосуйте)
Загрузка...