М.Л.ПоповичЯ бежала! Я бежала от мальчишки, который был старше меня года на три. Сначала я чувствовала землю, по которой бежала. Но в одно мгновение я перестала ощущать ее под ногами, чувствовать усталость, напряжение. Я летела! Такое бывает, когда открывается «второе» дыхание. Совсем скоро я поняла, что он остановился и больше меня не преследует. Я подошла к нему, он стоял растерянный и, ничего не говоря, смотрел на меня. Затем, видно собрав оставшиеся силы, спросил: «Отчего у тебя такие глаза голубые?» Я ответила не задумываясь: «Оттого, что часто смотрю в небо!»
Я родилась в небольшом городке Вележе Смоленской области, но детство мое прошло в Сибири. Мы любили собираться большими компаниями и играть в шумные игры: «казаки-разбойники», «штандр», «салочки». Этот эпизод, о котором я рассказала, был во время «салочек». С тех пор я стала замечать, что если точно знаешь, что тебе надо, если прямо смотришь в глаза, то обязательно добьешься своей цели. А я уже знала! Знала свою цель в жизни и мечтала: небо — это счастье навсегда!
Долой детские игры: прыжки с крыш в снежные сугробы, перевороты на качелях… Впереди был аэроклуб, первые прыжки с парашютом, первые полеты. Итак, первый прыжок. Страха никакого. Мне еще не известны все те ощущения, которые предстоит узнать.
Рассветное утро, прохлада, ласковое солнце, небо голубое и он — По-2. За спиной парашют ПД-47 и наклонная плоскость крыла, по которой я должна дойти до кабины самолета. Это не просто: парашют тянет назад, а надо идти по наклонной вверх. И вот я в кабине самолета, еще мгновение — и инструктор ведет самолет ввысь, в неизвестность. Кабина самолета открыта, ветер пытается разорвать одежды, давление воздуха давит на барабанные перепонки в ушах, земля внизу — как карта, небо голубое! И хочется петь!
Команда инструктора — и вот я на крыле самолета. Чтобы сразу не улететь, держусь одной рукой за кабину.
В мыслях: «Надо прыгать 30° от хвоста самолета, чтобы за него не зацепиться. А на случай, если это произойдет, есть кривой нож, которым надо обрезать все стропы парашюта, и в свободном полете открыть запасной». Команда: «Пошел!» Я делаю шаг — первый! Победный! Но где мое сердце? Оно оторвалось! Отделилось от меня, улетело! Страшно. Не верьте, что это просто — сделать шаг в бездну. Но награда за это будет сразу и огромной. Рывок — раскрылся купол парашюта, я как бы взмываю вверх. Вижу то, чего не видела никогда. Мою Землю! Зеленую, с голубыми речками, с родными домиками и стадом коров! Мое Небо! Ясное, с розовым облачком, которое летело надо мной, радуясь моей победе!
Чувство полета ни с чем не сравнимо, ни с какими земными удовольствиями. Я только что родилась! Родилась с крыльями и летела все равно куда. Какая там точность приземления!? Какое управление парашютом!? Я отдалась ветру со всей страстью, восторгом, любовью! Это был мой первый прыжок с парашютом. Потом было много прыжков. Каждый раз трудно было сделать шаг из самолета, но всякий раз при приземлении хотелось тут же снова подняться на высоту и опять лететь!
В природе все живое: и Земля, и Небо, и наша Вселенная, и даже Предметы, которые нас окружают. И все это отвечает нам тем, что мы заслужили: или щедростью и теплом, или обидой и отторжением.
Вот простой пример: если Вы чувствуете упадок сил и недомогание, подойдите утром к окну, сядьте в кресло, закройте глаза, расслабьтесь, посмотрите закрытыми глазами на солнце (оно всегда есть, даже если закрыто облаками) и скажите: «Солнце, пожалуйста, дай мне силы!» Медленно сделайте три глубоких вдоха и выдоха. Скажите: «Спасибо, солнце!» Посидите в покое хотя бы три минуты. И Вы почувствуете, как по телу разливается теплая нега, возвращаются силы и хорошее настроение. Не ленитесь, не думайте, что это пустяки. И тогда Вы войдете в гармонию с природой, которая постепенно будет возрождаться и вновь нам поверит.
Я стала летчиком-испытателем. Испытание — не всегда риск, но всегда радость. Я доверяю своему самолету. Даже в самые, казалось бы, безвыходные моменты наступает просветление, какая-то особенная четкость мыслей. А главное: я сливаюсь воедино — душой и телом -с моим крылатым кораблем, чувствую его силу и его недуги. Мои руки становятся крыльями, которые сливаются с крыльями самолета. Нас поддерживает воздух, нам светит солнце, и мы летим, выполняя полетное задание.

Марина Попович

Беседу вела Валерия Чернова Интервью с Мариной Попович

Марина Лаврентьевна Попович живет в «Звездном», в квартире на седьмом этаже. Марина очень гостеприимный человек, но и сегодня ее время четко расписано по часам.

«АП»: Марина, расскажите, пожалуйста, о первых Ваших полетах.
М.П.: Первый полет был курсантский, с инструктором. От этого полета зависит дальнейшая судьба: многие уходят, не поверив в себя. А у меня был инструктор Николай Николаевич Кунгуров. Он показывал — как вальсировал: все бочки, петли, виражи. Без нагрузок, без страха. Я поняла: все, я останусь в небе! Мне повезло.
«АП»: Где Вы учились?
М.П.: Я закончила летное училище в Саранске, где затем меня оставили инструктором. Я уже сама учила летать. В 1964 г. стала летчиком-испытателем. Мне помог Владимир Серегин (он погиб с Юрием Гагариным). Тогда женщин в авиацию вообще не брали. Министр обороны издал приказ: зачислять в армию женщин на должности радистов, поваров. И я под шумок попала в армию, хотя офицерское звание у меня уже было. Так вот, Серегин хорошо знал командира полка, от которого зависели мои полеты на истребителе, и посоветовал мне немного схитрить: сказать что-нибудь против этих самолетов. Я сказала, что не хочу летать на самолетах, похожих на валенки, и тот сразу отдал приказ: научить ее летать. Так я стала летать на МиГ-15.
«АП»: Как дальше складывалась Ваша летная карьера?
М.П.: После МиГ-15 меня послали в Липецк осваивать МиГ-21. Это был такой шаг! На сверхзвуке! Я впервые преодолела скорость звука в СССР среди женщин. Это была сенсация! Участвовала четыре раза в основной группе на парадах в Тушине. Летала на «Антее» — в то время самом тяжелом в мире самолете. Много работала по стране.
«АП»: Испытательный полет -риск, всегда может случиться что-либо непредвиденное.
М.П.: Однажды на взлете отказал форсаж двигателя МиГ-21. Был полет на высоту, сколько сможешь набрать, на динамический потолок. У МиГ-21 маленькое крыло, тяга уменьшилась на 40%, но еще створки сопла остались открытыми и… самолет загремел, упали мы на взлете (отказал форсаж, упала тяга и заклинило фонарь). Все думали, что мы погибли: самолет, «пропахав носом», загорелся. Спасло чудо: фонарь удалось разбить, и меня вытащили из горящего самолета. Я совершенно не испугалась. Но ночью во сне, снова пережив этот полет и уже в страшных красках, начала кричать. Мне вызвали скорую помощь и поместили в госпиталь.
«АП»: Судьба Вас защитила. Что же было дальше?
М.П.: После такого падения обычно вообще отстраняют от полетов, а мне сказали: «Принимай сама решение — летать или нет». Я продолжала летать. Экстренные ситуации, такие как дозаправка в воздухе, перехват цели или посадка с отказавшим двигателем, предельно загружают летчика: пульс -150…160, давление -220…240, дыхание — 47, температура — 38,5°. Я тоже была в числе людей, которые проводили эти испытания. Всего я установила 101 мировой рекорд на различных типах самолетов.
«АП»: Ваше отношение к НЛО?
М.П.: НЛО я видела много раз: над аэродромом, со своего балкона. Много случаев мне рассказали летчики, моряки и даже начальник КГБ. Я об этом пишу книгу. Теперь собралось много фотографий и фактов, связанных с НЛО; мы уже подготовили выставку НЛО на ВВЦ. Хотим открыть постоянную выставку, где видные ученые будут читать лекции по математике, физике, аэродинамике. НЛО — это новые технологии. Существует еще много секретов в разных странах, которые скрывают от общественности. Но и то, что мы уже знаем, принесет немало открытий.
«АП»: Марина, если можно, расскажите немного о личной жизни.
М.П.: 30 лет я была замужем за Павлом Поповичем (летчик-космонавт № 4 , был в космосе в 1962 и 1974 гг.). У нас две дочери. Но жизнь была не простой, мы часто разлучались: как я уже говорила, я работала в другом городе…
Первая дочь Наташа — красавица, имеет дочь Татьяну. Со второй дочерью Оксаной я до 8-ми месяцев беременности летала на самолете, и никто не догадывался об этом. Только замечали, что летная форма одета не совсем по уставу. У Оксаны — сын Майкл, она с мужем и сыном живут в Англии, но Майкл часто бывает у меня и любит мои блинчики.
В комнату вошел загорелый, высокий, красивый Борис Александрович Жихарев — военный летчик, штурман, начальник разведки армии, за которым Марина Попович сейчас замужем. Я поняла, что мое время закончилось. И еще: что в этом доме — счастье и порядок.

1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars (проголосуйте)
Загрузка...