Владимир Коровин К 95 летию со дня рождения дважды Героя Социалистического труда академика Петра Дмитриевича Грушина

История развития техники многократно доказывала, что всякий раз, когда какое-то новое большое дело требовало талантливых и решительных людей, способных отдать ему всех себя без остатка, такие обязательно находились. К этой категории, без сомнения, принадлежит и Петр Грушин.

К родившемуся 15 января 1906 г. в небольшом волжском городке Вольске Петру Грушину увлечение авиацией пришло еще в детские годы вместе с первым увиденным аэропланом. Не утратив увлеченность с возрастом, он в 1932 г. закончил Московский авиационный институт и уверенно занял место среди создателей самолетов. Первым успехом на этом пути стала победа на осоавиахимовском конкурсе легкомоторных машин его проекта самолета “Бригадный”, над которым он работал вместе со своими друзьями-однокурсниками. Вскоре Грушин был принят на работу в Бюро новых конструкций, где под руководством француза Анри Лявиля создавался двухместный истребитель ДИ-4. Одновременно он работал и в КБ МАИ у легендарного Д.П.Григоровича, который разрабатывал самолет из нержавеющей стали “Сталь-МАИ”. Однако подлинную известность в авиационных кругах Грушин приобрел после создания оригинальных самолетов тандемной схемы — легкомоторного “Октябренка” и штурмовика “Ш-тандем”, прошедших в конце 30-х гг. полный цикл летных испытаний. Следующей работой стал ближний бомбардировщик ББ-МАИ, в котором он первым в нашей стране применил трехстоечное убирающееся шасси с носовой стойкой.

Начавшаяся война круто изменила судьбу Грушина. Остались незавершенными испытания его последнего самолета — двухмоторного истребителя Гр-1. Сам же он летом 1942 г. был назначен заместителем С.А. Лавочкина по организации серийного выпуска истребителей Ла-5, а затем и Ла-7. За успешное выполнение этой работы Грушина наградили двумя орденами Ленина. В послевоенные годы он преподавал в МАИ, стал деканом самолетостроительного факультета, а затем и проректором по научной работе.

Летом 1951 г. начался новый этап в жизни Грушина, когда ему — создателю самолетов – было предложено заняться делом совершенно противоположным: разработкой зенитных управляемых ракет (ЗУР), предназначавшихся для их уничтожения. Это предложение отказа не предусматривало, и его вновь назначили заместителем С.А. Лавочкина, под руководством которого велись работы по созданию ракет для первой отечественной зенитной системы С-25. А в ноябре 1953 г. Грушину предложили возглавить новое КБ, специально созданное для разработки новейших образцов ракетной техники и, прежде всего, ЗУР. С этим Особым конструкторским бюро № 2 (с 1967 г. – МКБ “Факел”) и оказалась связанной вся его дальнейшая жизнь.

Первые результаты работы ОКБ-2 сказались скоро и во многом явились итогом вдохновенной и настойчивой деятельности Грушина по поиску новых решений при создании ракет, по реализации самых совершенных технологий их изготовления и, конечно же, по формированию коллектива единомышленников. Внедренные под его руководством особые, ракетные технологии изготовления, опиравшиеся на широко используемые материалы и наиболее производительные методы производства, позволили значительно снизить трудоемкость и стоимость ракет, что имело огромное значение для скорейшего развертывания их крупносерийного выпуска.

Ракета для ЗРК С-75Первенцем ОКБ-2 стала авиационная управляемая ракета РС-1У, различными модификациями которой с 1956 г. начали вооружать советские истребители-перехватчики. А в конце 1957 г. на вооружение Войск ПВО страны поступила ракета 1Д, разработанная для передвижного ЗРК С-75. За успешное выполнение правительственного задания по ее созданию Грушину было присвоено звание Героя Социалистического труда, а ОКБ-2 награждено орденом Ленина.

Первой зенитной ракете, разработанной под руководством Грушина, была уготована долгая жизнь. Ее многочисленные модификации находились на вооружении в десятках стран. Именно эти ракеты первыми в мире поразили реального воздушного противника. Сначала в небе Китая в октябре 1959 г., затем под Свердловском, где 1 мая 1960 г. был сбит американский самолет-разведчик Lockheed U-2 с пилотом Ф. Пауэрсом, а в октябре 1962 г. U-2 был сбит и над Кубой. В середине 60-х эти ракеты вступили в борьбу с американской авиацией во Вьетнаме, в результате которой было уничтожено несколько тысяч самолетов. Но главным результатом применения этих ракет стало даже не количество сбитых самолетов, а то, что американцы были вынуждены отказаться от массированных бомбардировок Вьетнама и начать мирные переговоры. В свою очередь, военным стратегам пришлось полностью пересмотреть взгляды на использование авиации в современной войне и на обеспечение ее действий. Однако, несмотря на изобретенные за океаном многочисленные способы противодействия (полеты на малой высоте, специальные противоракетные маневры, радиоэлектронные помехи), гарантии осуществления “безопасных” бомбардировок в зоне поражения ракет комплекса С-75 так и не были предложены…

Тем временем под руководством Грушина уже были созданы ракеты для системы С-125, способные бороться с самолетами, летящими на малых высотах и прикрывающимися самыми мощными помехами. И в начале 70-х гг. эти ракеты защитили города Египта и Сирии от атак израильских самолетов. Решались в ОКБ-2 и задачи совершенно уникальные. Одной из них стала разработка противоракеты В-1000, которая 4 марта 1961 г. впервые в мире перехватила и поразила боеголовку баллистической ракеты дальнего действия.

В 1966 г. Грушина избрали членом ЦК КПСС и академиком АН СССР. Столь высокое признание важности выполняемых под его руководством работ, личного вклада и организаторских качеств предоставило Грушину немалые возможности, которые он использовал с максимальной пользой для дела. Результатом работ МКБ “Факел” в 60-е гг. стали зенитные ракеты для комплекса ПВО дальнего действия С-200, корабельного комплекса “Шторм” и самоходного комплекса сухопутных войск “Оса”, которые в течение нескольких десятилетий являлись важными элементами ПВО армии и флота.

Уже во второй половине 60-х гг. на “Факеле” началась разработка нового поколения ЗУР, обладавших качественно новыми возможностями. Для решения постоянно усложнявшихся задач в практику создания ракет пришли самые современные ЭВМ. Грушин использовал их везде, начиная от простейших электромоделей и кончая системами автоматизированного проектирования и конструирования, в разработке которых его КБ стало одним из пионеров в стране.

Особый акцент в создании нового поколения ракет был сделан и на их наземную отработку. В практику работы “Факела” вошел принцип обеспечения “гарантированной надежности” создаваемых ракет. Отныне ЗУР не просто на словах становились “патронами” в составе своих комплексов. Они становились “патронами” в самом прямом смысле этого слова, не требовавшими для себя никаких “льгот”, полагавшихся им как особо сложным техническим изделиям — регулярных проверок, определенных условий хранения, температур, влажности… Это в полном объеме реализовано для широко известных сегодня ракет комплекса ПВО С-300ПМУ и корабельного комплекса “Риф”. За их создание Грушин в 1981 г. был во второй раз удостоен звания Героя Социалистического труда.

По меркам уходящего бурного ХХ века Грушин прожил невероятно долгую жизнь — почти 88 лет. И 40 из них было отдано “Факелу”, ставшему под его руководством одной из ведущих ракетных фирм мира. Но после него остался не только “Факел”. Еще в середине 80-х гг. всей стране стал известен совершенно неординарный поступок Грушина, который отдал свои сбережения на постройку в Химках, где находится “Факел”, Дома юных техников. “Этим я отдал дань своему детскому увлечению — авиамоделизму, и очень хочу, чтобы у молодых химчан появилось достойное место для подобных занятий”, — так прокомментировал он свое решение. Построенный к началу 90-х гг. ДЮТ сразу же получил у химчан свое неофициальное название – “Петродворец” – и сегодня служит одним из напоминаний о выдающемся конструкторе и незаурядном человеке Петре Дмитриевиче Грушине.

1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars (5,00 из 5, оценило: 1)
Загрузка...