Константин Анастасиади,
доктор Российской академии
экономических наук

Российская экспозиция на выставке “Дефендори-2000” продемонстрировала не столько новые достижения военно-технической мысли, сколько уже достигнутые успехи на греческом рынке. Действительно, в последнее время развитие греко-российского военно-технического сотрудничества (ВТС) идет по нарастающей. Закупки Грецией систем противовоздушной обороны, десантных кораблей на воздушной подушке “Зубр”, другой военной продукции вызывают у российских производителей определенный оптимизм. Однако, мало кто анализирует причины такого решения. И вряд ли превосходство закупленной техники над западными аналогами явилось решающим фактором.

В НАТО Греция давно имеет репутацию страны, которая может выступить с собственной позицией. Начало идеологическому расколу было положено этническим конфликтом на Кипре между греческой и турецкой диаспорами. В него оказались втянутыми Турция и Греция, направившие вооруженные силы для защиты своих соотечественников. Ряд аналитиков полагают, что конфликт мог быть погашен “в зародыше” при активном вмешательстве США. Этого не произошло прежде всего из-за определенной озабоченности США ростом социалистических тенденций и настроений в Греции и подтолкнуло их к смене акцентов в выборе “стратегически надежного партнера” в Средиземноморье. Окончательное решение последовало после отказа правительства во главе с Андреасом Папандреу в дальнейшем предоставлении своей территории для размещения американских военных баз. США путем проведения политики “сдержек и противовесов” постоянно поддерживали состояние перманентного конфликта между двумя государствами, в то же время контролируя, чтобы он не перерос в открытое противостояние.

Следующий этап эскалации напряженности между Грецией и Турцией приходится на середину 90-х гг. Он связан с введением института “экономической зоны” согласно Конвенции ООН по морскому праву 1982 г. и открытием месторождений полезных ископаемых на шельфе Эгейского моря. Турецкие военные провели ряд провокационных демаршей в районе прилегающих к шельфу греческих островов, за которыми последовали заявления уже турецких политиков о “спорности территорий”. Реакция греческого эстеблишмента последовала незамедлительно. В разгоравшийся конфликт пришлось вмешаться администрации США и политическим деятелям Западной Европы.

Очередным противостоянием Греции позиции остальных стран блока НАТО стало отношение к конфликту на Балканах. Она решительно выступила против принятия военных санкций против Югославии. Кроме того, отказалась предоставить свои аэродромы для базирования натовских бомбардировщиков и заявила решительное “нет” планам переброски сухопутных войск Турции через Грецию к границам Югославии. И при более жестких действиях российского руководства США рисковали остаться в одиночестве. Ведь фактически ударили не только по Югославии, но и по объединенной Европе. Политические потери Европы сейчас с трудом поддаются оценке, однако экономические – налицо. После проведения военной операции в Югославии курс евро упал по отношению к доллару США по меньшей мере на 25%. Американская администрация в очередной раз вышла победителем (и в политическом, и в экономическом плане) из военного конфликта.

На фоне этих событий были приняты решения по плановому и внеплановому перевооружению ВС Греции. Утвержденный в значительном объеме военный бюджет и беспрецедентное решение участницы НАТО о возможности закупки вооружения у производителей бывшего СССР предоставляли России хорошие шансы. Однако, анализируя некоторые промежуточные результаты этого процесса, нужно, к сожалению, отметить, что он имел хаотичный характер. Два госпосредника (“Росвооружение” и “Промэкспорт”) зачастую просто мешали друг другу, конкурируя между собой. Кроме того, неоднократно “посредническое” вмешательство происходило и в сделки, подготавливаемые другими структурами, причем на этапе их практического завершения. Для этого активно использовались все рычаги влияния, включая политические. И хорошо, если сделка завершалась подписанием контракта (например, поставка “Зубров”). Хуже, когда российские производители теряли заказы из-за несогласованных действий или непрофессионализма. Поэтому указ Президента РФ о создании единой структуры – ФГУП “Рособоронэкспорт”, хочется надеяться, позволит в определенной степени разрешить проблему, самым негативным образом сказывавшуюся на цене на российскую военную технику.

Каковы же дальнейшие перспективы греко-российского технического сотрудничества?

Возникновение новых тенденций, введение евро со следующего года в качестве валюты обращения, а также спешное приведение законодательства в соответствие со стандартами стран Западной Европы окончательно завершат процесс интеграции Греции в единое экономическое пространство Евросоюза. Наряду с прочими сопутствующими факторами, это означает приватизацию ряда госпредприятий и демонополизацию целых отраслей. Уже сейчас правительство готовит приватизацию ДЭИ (энергетика) и ОТЭ (связь). Ведутся активные переговоры с иностранными инвесторами по поводу дальнейшей судьбы ЭАВ (авиапромышленный концерн), национальной авиакомпании Olympic Airways, крупнейшей в Средиземноморье верфи Hellenic Shipyards. Ведущими игроками этого процесса являются крупнейшие фирмы и концерны Германии, Великобритании и Франции, которые, поглотив греческие компании, вряд ли будут заинтересованы в их дальнейшем развитии. Скорее всего, посредством поглощения греческих предприятий с вполне вероятной их диверсификацией, будет расчищен путь для беспроблемного сбыта на внутреннем рынке своей техники.

Именно осознание этих реалий подталкивает правительство Греции к поиску альтернатив, т.е. потенциальных инвесторов. В качестве таковых вполне могли бы выступить российские фирмы. Им вряд ли стоит надеяться на гособоронзаказы и на то, что правительство изыщет средства для полноценного финансирования тех, кто работает на обороноспособность страны. Долгие годы такого ожидания поставили некогда преуспевающие предприятия на грань краха. Вторжение на рынки других стран, тем более европейских, позволило бы вдохнуть в них новую жизнь.

Сегодня российские производители техники сталкиваются с жесткой конкуренцией со стороны американских и европейских. Последние используют такие средства борьбы, с которыми россияне ранее не сталкивались: от информационно-пропагандистской войны до прямого нажима на принятие решений. Перенося какую-либо составляющую процесса производства в Европу, российские предприятия получают ряд существенных преимуществ, начиная от статуса европейского производителя с соответствующими правами до доступа к относительно дешевым ресурсам финансового рынка.

Особые возможности открываются для производителей авиатехники. Либерализация рынка авиаперевозок, наряду с незавидным финансовым положением греческого национального перевозчика, неопределенностью его дальнейшей судьбы и в совокупности с особым географическим положением, наличием большого количества островных территорий, нуждающихся в воздушном сообщении, является достаточно веским основанием для постановки вопроса об учреждении авиакомпании с российским участием. Она же, в свою очередь, могла бы выступить заказчиком российской авиатехники. Помимо грузовых и пассажирских перевозок существует емкий рынок для противопожарных самолетов и вертолетов. В частности, в 2000 г. пожары нанесли Греции значительный ущерб, поскольку применявшаяся для их тушения авиатехника (в основном CL415 канадской фирмы Bombardier) со своими задачами не справлялась. Эта ситуация повторяется регулярно, и таким производителям как ТАНТК им. Г.М. Бериева следовало бы более решительно внедряться на греческий рынок. Реальные перспективы имеются у сельскохозяйственной и малой авиации. К примеру, почему бы не организовать клуб для подготовки пилотов – любителей на Су-29 и Су-31? Такой проект, вне всякого сомнения, обречен на успех. И подобных примеров множество.

1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars (проголосуйте)
Загрузка...