Александр Яворский (Продолжение. Начало в N3, 1999 г.)

Одной из самых обычных задач была непосредственная авиационная поддержка. Для этого самолет Су-25 вооружался блоками НУРС УБ-32А или Б-8М1. С таким вооружением «грач» по огневой мощи был подобен артиллерийской батарее. «Двадцать пятый» мог нести большое количество боеприпасов, которые он применял по целям с точностью, недостижимой какими-либо другими советскими самолетами или вертолетами. «Грач» был самым ненавистным для моджахедов «оружием».

Обычно Су-25 работали парами. В то время как ведущий атаковал цель, ведомый с высоты обеспечивал его прикрытие, выявляя возможные виды угроз, такие как позиции зенитной артиллерии и ПЗРК. Другим формированием было звено, в котором одна пара вела атаку, другая — обеспечивала поддержку. Часто «грачи» работали вместе с вертолетами. Штурмовики давили зенитные и ударные точки, а вертолеты работали внизу. Точность попаданий была очень высокой даже в ночных условиях, когда работали с использованием осветительных бомб и ракет. В дальнейшем одной из боевых задач «грачей» было сопровождение самолетов «Аэрофлота» и подавление огневых точек противника, которые вели по ним огонь.

В период 1984-1985 гг. летчики Су-25 возвращались на базу 12 раз на одном двигателе. Один из самолетов получил одновременное поражение обеих консолей крыла, из баков которых вытек весь керосин, и все же летчик сумел добраться до базы и посадить самолет. Возросшие потери потребовали увеличения на борту количества ИК-трассеров, доработки бронирования и некоторого усиления конструкции самолета. Такие меры были эффективными для защиты от ПЗРК «Ред Ай», которые в этот период получили массовое распространение. По рассказам летчиков, иногда по одному самолету работало до шести ПЗРК «Ред Ай» противника. Но главные испытания для авиации и летчиков были впереди.

За период с 20 сентября по 1 января 1985 г. налет полка составил 1600 часов, при этом налет на один отказ, обнаруженный на земле, составлял 11 ч, а в воздухе — 62,5 ч. Подготовка к вылету была сокращена до 25-30 мин.

В боевых действиях в Афганистане участвовали также и фронтовые бомбардировщики Су-24М. Первое применение этих самолетов состоялось 21 апреля 1984 г. в ходе проведения Панджшерской операции, которая проходила в апреле-мае. Операция проводилась силами 40-й советской армии и афганских войск с широким применением авиации. Целью операции было блокирование и последующее уничтожение военных формирований таджикского оппозиционного лидера Ахмад Шаха Масуда, известного под прозвищем «Лев Пандшерского ущелья», в долине реки Панджшер севернее Кабула. Пандшерская долина имела стратегическое значение как трасса, связывавшая Советский Союз через перевал Саланг и Пандшерскую долину с Кабулом. Наступавшие советские войска встретили в Пандшерской долине отчаянное сопротивление моджахедов, хорошо укрытые позиции, которых защищались двумя сотнями тяжелых пулеметов.

Условия горной местности, а также наличие у противника маловысотных средств обороны, определили режимы боевого применения самолетов Су-24М. Бомбардировщики поднимались в воздух с базы в Термезе (Узбекистан) и с других приграничных аэродромов и следовали к целям на крейсерских скоростях и высотах. Бомбометание выполнялось в высоты 5500 м. В тот день в операции участвовали 24 самолета Су-24М и несколько бомбардировщиков Ту-16, взлетевших с авиабазы Термез. Это была первая операция для «грачей», в которой одновременно приняло участие много самолетов Су-25.

По официальным советским данным, в ходе этой операции из 3000 моджахедов было уничтожено не менее 1700. В своих мемуарах Владимир Крючков, бывший начальник Первого Главного Управления (ПГУ) КГБ, а затем — председатель КГБ, тридцать раз посетивший страну (по большей части в период войны), указывает применительно к этой операции (он в этот период находился в Афганистане), что мощная артподготовка и массированные удары с воздуха в духе Великой Отечественной войны ничего не дали. После одного наступления он и командующий нашими войсками в Афганистане маршал Сергей Соколов посетили места боев. В деревне, находящейся в северо-западной части глубокого ущелья на берегу реки, где располагалась одна из штаб-квартир Ахмад Шаха, чудом уцелел только один дом. Все жители вместе с моджахедами заблаговременно покинули ущелье.

На совещании с командирами воинских частей Соколов честно признал неэффективность проведенной масштабной войсковой операции. Ни одна из подобных широкомасштабных операций не заканчивалась полным разгромом противника. Значительная часть вооруженных формирований противника рассосредотачивалась, уходила в горы и рассеивалась по труднодоступной местности, чтобы потом вернуться в те же банды.

В конце 1985 г. противник стал часто применять ПЗРК «Стингер», а с конца 1986 г. у него появились «Стингеры» второго поколения с двухдиапазонной ГСН. По данным иностранных источников, в октябре 1986 г. последовала первая масштабная поставка из США 200 ПЗРК FIM-82A «Стингер». К началу 1989 г., когда США прекратили поставки, порядка 1000 ПЗРК «Стингер» было получено душманами. Несмотря на то, что эффективность действия «Стингеров» по высоте считалась около 4000 м, в ряде случаев отмечались поражения и на больших высотах за счет снятия на этих ракетах ограничителя по дальности.

К тому же душманы хорошо освоили тактику комбинированного применения ПЗРК и стрелкового оружия. В 1985 г. противовоздушная оборона противника, в частности, в районе Пандшерского ущелья была дополнена тридцатью зенитными пушками «Эрликон-Бюрле» калибра 20 мм. Наибольший пик потерь за все время боевых действий приходился на период с конца 1986 г. по осень 1987 г. За это время было потеряно только самолетов Су-25 около эскадрильи. Самолетам было запрещено летать в боевой зоне ниже 4500 м. Многие поражения боевой техники приходились на момент взлета и посадки, когда самолет наиболее уязвим и находится на малой высоте.

В 1986-1987 гг. была проведена крупнейшая операция по блокированию Хоста. После высадки десанта, в ходе которой противник раскрыл все свои системы ПВО, самолетами Су-25 и вертолетами Ми-24 был нанесен бомбо-штурмовой удар. Летчики делали по 4-5 вылетов в день. Около 80-90% живой силы противника было выведено из строя. По данным иностранных источников в апреле 1986 г. по позициям душманов, в том числе укрытых в пещерах, с самолетов Су-25 были впервые применены бомбы с лазерным наведением, бомбы свободного падения с тормозными устройствами, а также кассетные бомбы.

С июля-августа 1987 г. полк стал получать штурмовики Су-25 повышенной живучести. Интенсивность полетов нарастала. В 1988-1989 гг. вылеты были с утра до вечера. Самолеты набирали высоту 10000-11000 м и на этой высоте следовали к цели, снижаясь в боевой зоне до 4500 м. Некоторые летчики нарушали приказ и продолжали работать на предельно малых высотах. Атаку выполняли, как с помощью прицела, так и без него, обеспечивая точное попадание при бомбометании и стрельбе даже с высоты 4500 м в ручном режиме. Широко использовались крупнокалиберные бомбы, НУРСы С-24 и С-25, встроенная 30-мм пушка и подвесные пушечные установки СППУ-23.

На самолетах Су-17 в ходе боевых действий применялись также «вакуумные» (объемно-детонирующие) бомбы и НУРС с боевыми частями аналогичного типа. Для повышения точности атак стали использоваться корректируемые бомбы с лазерным наведением и управляемые ракеты «воздух-поверхность» Х-25Л и Х-29Л.

Помимо советских летчиков в этой войне участвовали также афганские летчики, которые летали на самолетах Су-20 и Су-22 из состава 355-го авиаполка, дислоцированного в Баграме. Несмотря на то, что полк не проявлял в боевых действиях особой активности, потери он нес. Несколько самолетов было потеряно от огня зенитных пулеметов и ПЗРК, а в период с мая 1986 г. по ноябрь 1988 г. четыре афганских Су-22М были сбиты истребителями F-16A ВВС Пакистана в районе афгано-пакистанской границы. 13 июня 1985 г. полк за одну ночь лишился 13 самолетов (в том числе шести Су-22М), которые душманы уничтожили прямо на аэродроме, подкупив охрану.

(Продолжение следует)

1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars (проголосуйте)
Загрузка...