Владимир Коровин Наличие у государства эффективных средств ПВО, либо же отсутствие или несоответствие таковых требованиям времени уже не одно десятилетие предопределяет его поведение на международной арене, влияет на адекватность реакции на конфликтные ситуации, особенно те, в которых возможно нападение с воздуха. Несмотря на это, сегодня в мире наблюдается тенденция к сокращению объемов производства и продаж ракетных средств ПВО. Заметно изменить положение не смогли даже ставшие каноническими воздушно-наступательные операции против Ирака и Югославии.

Появление после распада Варшавского Договора нового рынка вооружений в Центральной и Восточной Европе большинством экспертов в первые годы оценивалось как достаточно перспективное направление деятельности для западных производителей, в первую очередь американских. Не случайно, что соучредителем комитета по расширению НАТО стал один из директоров американской корпорации «Локхид Мартин» Б. Джонсон. А в ходе предварительных переговоров о вступлении Польши, Венгрии и Чехии в НАТО представители США стремились напрямую увязать решение данного вопроса с готовностью этих стран разместить за океаном крупные заказы на новую технику, в том числе и зенитно-ракетную. Однако сегодня, спустя три года после вступления этих государств в НАТО, доля их приобретений остается весьма скромной.
Все дело в том, что существенную часть арсенала восточноевропейских стран по-прежнему составляет техника советского и российского производства, не подходящая под стандарты НАТО. Ускоренное выведение этих вооружений из эксплуатации может привести к своего рода «одностороннему» разоружению, а их модернизация — затянуть полноценное вхождение в структуры блока. Поэтому реализуемый в настоящее время промежуточный вариант предусматривает модернизацию некоторых видов вооружений с учетом требований НАТО, а также изучение и освоение западных образцов.
Безусловно, подобный процесс адаптации вооруженных сил стран Восточной Европы в плане их технического оснащения неизбежен. Однако с учетом реальных возможностей на это потребуется довольно длительное время. Во всяком случае в ближайшие пять-семь лет ядро вооружений армий этих стран будут, как и прежде, составлять образцы советской разработки, а приоритетным направлением станет их модернизация под стандарты НАТО.
Выполнение этих работ в какой-то мере позволит решить еще одну актуальную на сегодня для бывших социалистических стран задачу, связанную с поддержкой национальных военно-промышленных комплексов. Не секрет, что для руководства НАТО она не считается первоочередной, в отличие от перевода боевой подготовки и повседневной деятельности войск на стандарты блока, реорганизации структуры органов управления, адаптации тылового обеспечения и пр. В то же время за последнее десятилетие количество государственных предприятий оборонного сектора сократилось. Например, в Польше в 6,5 раз — с 200 до 31. При этом больше половины из них являются неплатежеспособными. Общее число работников, занятых в военной промышленности страны, уменьшилось почти на 70%. Аналогичная ситуация в Чехии, где объем производства военной продукции сократился на 80%. В подобных условиях работают предприятия оборонного сектора и в других странах региона, часть из которых также изъявляет желание вступить в НАТО.
Поэтому руководство новых членов НАТО предпринимает усилия, чтобы не менее 70-80% общего объема заказов на вооружения размещалось только на национальных предприятиях. Предполагается, что это должно привести как к уменьшению доходов иностранных фирм от поставок вооружений, так и к снижению себестоимости собственной военной техники и тем самым повышению ее конкурентоспособности на мировом рынке. В то же время попытки европейских государств расширить экспорт своих изделий воспринимаются странами-членами НАТО с большой настороженностью. Ибо из-за сильной Конкуренции со стороны России и других стран СНГ участницы бывшего. Варшавского Договора зачастую предлагают военную продукцию «нежелательным» покупателям, в том числе ряду экстремистских режимов и участникам военных конфликтов ( Анголе, Судану, Алжиру и др.).
Сегодня наиболее масштабной по объемам и срокам выполнения является польская программа, получившая высокую оценку экспертов НАТО. Она рассчитана на 15 лет и предусматривает увеличение государственных расходов на закупки вооружений, НИОКР и совершенствование инфраструктуры. Всего до 2012 г. Польша планирует израсходовать на приобретение и модернизацию вооружений до $15 млрд. Более скромные планы у Венгрии. Там также разработана 15-летняя программа, в число приоритетов которой входит и совершенствование средств ПВО. И первые шаги в этом направлении уже сделаны. Так, был подписан контракт с европейским консорциумом «Матра-Бритиш аэроспейс» на поставку 45 комплексов спаренных пусковых установок ЗУР «Мистраль», смонтированных на шасси автомобилей «Унимог» немецкой фирмы «Мерседес-Бенц», и девяти командных пунктов к ним. Первая партия этих ракет поступила в Венгрию в 1998 г. А реализация 10-летнего плана модернизации вооруженных сил Чехии (потребность около $8 млрд) натолкнулась на трудности экономического и политического характера.
Поэтому, стремясь сократить расходы на приобретение критически важных для обороноспособности средств ПВО, импортеры из Восточной Европы практикуют следующие действия по их минимизации:

  • развитие собственных программ разработки и изготовления средств ПВО с целью импортозамещения;
  • модернизацию собственными силами средств ПВО предыдущих поколений;
  • приобретение относительно недорогих образцов средств ПВО.

Основой для реализации ряда собственных программ по созданию новых и модернизации имеющихся средств ПВО стали в ряде стран инвестиции, направленные прежде всего в электронику. И первые попытки модернизации коснулись различных элементов советских ЗРК С-75, С-125 и «Куб». Эта работа должна была стать относительно дешевой и эффективной альтернативой приобретению современных дорогостоящих систем.
В результате в Чехии в 2000 г. приняли на вооружение новую РЛС «Комар-2», позволившую расширить возможности ЗРК типа С-75 и С-125, а в Польше — модернизированный С-125. Причем с того момента Польша начала активную рекламную кампанию, предлагая всем странам Восточной Европы (а также ряду стран Азии и Африки) выполнение своего варианта модернизации. По заявлениям польских специалистов, их С-125 обладает почти вдвое большей эффективностью по сравнению с базовым. Причем это достигнуто только за счет компьютеризации системы управления, повышения помехозащищенности, мобильности и поражающих возможностей комплекса. Аналогичные результаты, по утверждениям поляков, достигнуты ими и при модернизации ЗРК «Куб».
Одновременно Польша с 1994 г. разрабатывает собственную ЗРС «Лоара» для ПВО сухопутных войск. Предполагается, что она будет состоять из двух компонентов (артиллерийского и ракетного), устанавливаемых на гусеничном шасси. Каждую из машин оснастят РЛС обнаружения и сопровождения и системой управления огнем с интегрированным в нее тепловизором. В артиллерийской части намерены применить 35-мм пушку Эрликон KDA-35. В то же время выбор ракет для новой системы пока окончательно не сделан -рассматриваются ракета VT-1 фирмы Thales из комплекса Crotale-NG, шведская RBS-23 из комплекса Bamse и южноафриканская Kentron CAHV-3. Введение «Лоары» в строй планируется в 2003 г., пока же ведутся изготовление и отработка ее прототипов.
Мобильный ЗРК для сухопутных войск создают сегодня и в Словакии. Компания «Конструкта-Дефенс» из Тренчина с 1994 г. ведет разработку ЗРК BRAMC, размещаемого на шасси «Татра Т-815» и представляющего собой ракетно-пушечный комплекс с 1998 г. были проведены полевые испытания, показавшие его достаточно высокие характеристики.
В последние годы модернизацией ЗУР советского производства занялась также румынская промышленная группа «Электромеханика». В частности, ею на международных выставках вооружений предлагается версия «Стрелы-2М», имеющая обозначение СА-94М. Ракета оснащена новой боевой частью, дистанционным взрывателем и измененной системой наведения. Как сообщается, СА-94М имеет более высокие точность попадания, поражающую способность и надежность в сравнении с базовым вариантом. «Электромеханикой» также выполнен ряд других работ по совершенствованию советских ЗУР. В их числе — версия ракеты 9К31 «Стрела-1», получившая обозначение А-95 и смонтированная на шасси румынской разработки «ТАВС-79». В настоящее время разрабатывается А-95М с новой системой наведения.
Сочетание всех этих тенденций сделало в последние годы ситуацию на рынке средств ПВО в Восточной Европе весьма сложной, но не безнадежной для экспортеров. На потенциально перспективный рынок начинают выходить производители вооружений из США, Великобритании, Франции, Швеции и Израиля. Значительную активность развила американская фирма «Рэйтеон», продвигающая в Восточную Европу сразу несколько вариантов своего ЗРК на базе авиационной ракеты AIM-120. Еще одним активным участником рынка стремится стать европейский консорциум «Евромиссиль», предлагающий различные версии ЗРК «Роланд».
В то же время большинство из российских предложений по средствам ПВО, несмотря на явную экономическую выгоду, признаны потенциальными покупателями неприемлемыми с политической точки зрения. И все же в целях сохранения позиций российского оружия в Восточной Европе руководители соответствующих отечественных структур считают необходимым и возможным создание совместных предприятий, сервисных центров и ремонтных организаций, а также вовлечение в эту работу национальных фирм.

1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars (проголосуйте)
Загрузка...