Владимир Коровин Впервые в полигонных условиях воздушная цель была сбита зенитной управляемой ракетой (ЗУР) в 1950 г. Однако первый реальный воздушный противник был уничтожен ЗУР в октябре 1959 г. в небе над Китаем.

ЗРК С-75Спустя месяц после запуска первого искусственного спутника, во время традиционного военного парада на Красной площади были впервые показаны ракеты: баллистические, тактические, зенитные… Далеко не все из этих средств ПВО тогда находились на вооружении, а часть из них попала на парад прямо из сборочных цехов. В тот день особый интерес у многочисленных военных атташе вызвал показ на параде зенитных ракет. Ведь о возможностях баллистических ракет на Западе в общих чертах уже было известно благодаря радиоразведке, полетам высотного самолета-шпиона У-2 и … по сообщениям ТАСС. А едва начинавшие появляться зенитные ракеты комплекса С-75 оставались “терра инкогнита”. Однако, оценив показанные на параде ракеты и примерив их предполагавшиеся возможности, к своим недосягаемым высотным разведчикам, американцы успокоились. По их мнению, характеристики русских ракет были еще недостаточно высоки для борьбы с подобными самолетами, которые на протяжении 50-х годов регулярно пересекали воздушные границы СССР, забираясь на сотни и даже тысячи километров в глубь территории страны. Причем происходили эти “перелеты” не только в Заполярье или в Сибири, но и в центральных районах.

Так, в ночь с 17 на 18 апреля 1952 г. сразу три иностранных самолета на большой высоте вошли в воздушное пространство СССР с запада и совершили многочасовые полеты над Прибалтикой, Белоруссией, Украиной и центральными районами страны. На перехват каждого из них были подняты истребители, но безрезультатно.

Тем не менее, в США справедливо полагали, что в СССР ведутся активные работы по созданию радиолокаторов и зенитных ракет, часть из которых копировалась или же проектировалась на основе образцов, полученных в годы войны из США и Англии или же обнаруженных в Германии. Это, кстати, приводило к интересным результатам во время войны на Корейском полуострове, когда экипажи американских бомбардировщиков неоднократно докладывали об использовании против них зенитных ракет.

Например, ночью 24 февраля 1952 г. один из американских бомбардировщиков Б-29 получил повреждение на высоте 6700 метров, а находившийся на этом самолете оператор радиоэлектронного оборудования успел зафиксировать радиосигналы, которые были впоследствии идентифицированы, как сигналы наведения ракеты. Спустя месяц, ночью 30 марта, члены экипажа бомбардировщика Б-50, летевшего на высоте 6000 метров, увидели приближавшиеся к их самолету огни четырех ракет, траектория полета которых явно свидетельствовала о том, что они управлялись. Однако на высоте 4500 метров ракеты внезапно исчезли. И хотя, как известно, истинными причинами этих событий были вовсе не ракеты, американцы так и не нашли тогда иных объяснений. Лишь удачный полет трех самолетов-разведчиков над европейской частью СССР их немного успокоил – об использовании против их самолетов ракет, летчики не докладывали.

Однако вслед за удачным воздушным рейдом последовал двухлетний перерыв, связанный, прежде всего, с переменами, происходившими в советском и американском руководстве. Новая волна дальних разведывательных рейдов началась зимой 1954 г. с полетов в районе Каспийского моря. А в ночь с 28 на 29 апреля 1954 г. был практически полностью повторен сценарий, реализованный за два года до этого. В эту ночь со стороны Балтийского моря в воздушное пространство СССР практически одновременно вошли три самолета-разведчика и направились по трем различным маршрутам – к Ленинграду, Москве и Киеву. Через несколько часов полета все самолеты-разведчики беспрепятственно вышли из советского воздушного пространства.

Безнаказанность, с которой были осуществлены глубокие ночные рейды над европейской частью СССР, значительно ускорила принятие американцами решения о начале подобных полетов в дневное время с целью фотографирования наиболее “интересных” районов и объектов. Для этих полетов были задействованы самолеты, способные достигать высоты 20 и более километров – английская “Канберра”, ее американский разведывательный вариант РБ-57Д и уникальный по своим возможностям Локхид У-2.

При всей незаметности для широкой публики борьба с этими самолетами оставила глубокий след в развитии целого ряда систем вооружений и, прежде всего, в создании первой советской передвижной зенитной ракетной системы С-75, головными разработчиками которой были КБ-1 (НПО «Алмаз») и ОКБ-2 (МКБ «Факел»). Принятая на вооружение в декабре 1957 г. она стала первой в мире зенитной ракетной системой, уничтожившей реального воздушного противника.

Это случилось осенью 1959 г. в небе над Китаем, где появление новейшего советского оружия оказалось весьма своевременным. Тесные политические и экономические связи, существовавшие тогда между СССР и КНР, делали возможным реализацию многочисленных проектов, в том числе и в военной области. Например, в соответствии с подписанным 15 мая 1953 г. межправительственным соглашением в середине 50-х годов с помощью СССР в КНР было спроектировано и построено 12 авиазаводов, в том числе два самолетостроительных, два двигательных, авиаприборостроительный и радиолокационный. Со временем эти предприятия стали базовыми для авиационной и ракетной промышленности КНР.

Одновременно с этим в КНР поставлялся и ряд образцов ракетного оружия – авиационные, тактические и зенитные ракеты, роль которых особенно возросла в связи с Тайваньским кризисом, разразившимся в конце августа 1958 г. В то время широкомасштабные поставки американского оружия на Тайвань значительно усилили тайваньскую армию, в авиации которой появилось несколько высотных самолетов-разведчиков РБ-57Д, а в дальнейшем и Локхид У-2. Вооружавшие Тайвань американцы не были альтруистами – главной целью разведывательных полетов, которые предстояло выполнять тайваньским летчикам, было получение необходимой США информации о работах по созданию в КНР ядерного оружия.

Уже за первые три месяца 1959 г. РБ-57Д совершили десять многочасовых полетов над КНР, а в июне того же года самолеты-разведчики дважды пролетали над Пекином. Приближалось празднование 10-й годовщины образования КНР, и вполне реальными выглядели прогнозы возможного срыва юбилейных торжеств. В этой ситуации после обращения китайского руководства к СССР в обстановке особой секретности в Китай были доставлены пять огневых и один технический дивизион С-75, включая 62 ракеты.

К весне 1959 г. первые боевые расчеты, состоявшие из китайских военнослужащих, были подготовлены к работе. Одновременно для обслуживания ракетного оружия в Китай была направлена группа советских специалистов. Вспоминает один из них, полковник Виктор Дмитриевич Слюсар: “В конце сентября 1959 года командующий ВВС и ПВО Народно-освободительной армии Китая генерал Чен Цзюн доложил министру обороны Линь Бяо о готовности зенитной ракетной группировки ПВО Пекина к выполнению боевых задач. Мы, в свою очередь, доложили об этом же старшему группы советских военных специалистов в Китае — генерал-полковнику артиллерии Николаю Михайловичу Хлебникову, который сообщил об этом в Москву”.

В день празднования 10-й годовщины образования КНР, когда на праздничной демонстрации в Пекине находились руководители не только КНР, но и СССР, а также ряда других стран, все зенитные ракетные дивизионы несли боевое дежурство. Однако до 4 октября никаких полетов над КНР не было. Лишь рано утром 5 октября с тайваньского аэродрома взлетел самолет, взявший курс на материк. Вскоре он пересек береговую черту и направился к городу Нанкин на высоте 20-21 км. Поднятые на его перехват истребители вышли на предельную для них высоту -15-17 км, но достать разведчика не смогли. В тот день он так и не вошел в зону действия ракет С-75 и развернулся назад, не долетев 500-600 км до Пекина.

В.Д.Слюсар стал непосредственным участником дальнейших событий: “Все повторилось ранним утром 7 октября. Самолет пересек береговую черту КНР на высоте 18 км и направился в сторону Пекина. Когда он подошел к нему на дальность 400-500 км, ракетные дивизионы были переведены в боевую готовность. Одновременно в воздух поднялись истребители-перехватчики, получившие задание набрать максимальную высоту и следовать к цели. В свою очередь, цель вновь вышла на 20-километровую высоту, где ее достать могли только ракеты.

Радиолокаторы обнаружили цель на дальности около 320 км, командующий ВВС и ПВО, утверждавший мои команды, доложил министру обороны. Тот отдал распоряжение: если есть полная гарантия уничтожения самолета противника — огонь открыть, если нет — не открывать. В переводе с китайского это означало, что всю ответственность я должен был взять на себя. В ответ Линь Бяо было доложено, что уверенность есть, и “добро” на пуск ракет было получено”.

Все находившиеся в воздухе китайские летчики получили указание немедленно покинуть зону возможного обстрела. Команда на пуск первой ракеты была отдана в 12.04. С интервалом в несколько секунд было запущено еще две ракеты. Все они разорвались около цели.

Как показало изучение упавших обломков, высотный разведчик РБ-57Д развалился еще в воздухе и его фрагменты разлетелись на несколько километров, а летчик самолета-разведчика Ван Инцинь был смертельно ранен.

В последующие дни на месте падения самолета побывали практически все высшие руководители КНР, включая Чжоу Эньлая, Линь Бяо и Джу Дэ. Уничтоживший самолет ракетный дивизион был удостоен коллективной награды “Герой 2-й степени”.

В то же время, чтобы сохранить эффект внезапности и скрыть наличие у Китая новейшей ракетной техники, советское и китайское руководство договорились не сообщать о сбитом самолете. Однако уже на следующий день тайваньские газеты выдали информацию, что один из самолетов РБ-57Д во время тренировочного полета потерпел аварию, упал и затонул в Восточно-Китайском море. В ответ на это китайское агентство “Синьхуа” сделало следующее заявление: “7 октября в первой половине дня один чанкайшистский самолет-разведчик американского производства типа РБ-57Д с провокационными целями вторгся в воздушное пространство над районами Северного Китая и был сбит военно-воздушными силами Народной освободительной армии Китая”.

Впрочем, анализируя потерю над Китаем своего высотного самолета разведчика, не стали списывать на счет советских зенитных ракет этот результат и американцы. Тем более ошеломляющим оказалось для них событие, случившееся 1 мая 1960 года, когда в районе Свердловска советской зенитной ракетой был сражен недосягаемый ранее У-2.

1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars (проголосуйте)
Загрузка...