Интервью с Валентином Крымовым

Валентин Крымов11 октября 2002 г. принят федеральный закон “О государственных и муниципальных унитарных предприятиях”, а 17 октября 2002 г. подписано распоряжение Правительства РФ № 1453-р, предписывающее передачу предприятиями объектов жилищно-коммунального хозяйства и социально-культурной сферы в муниципальную собственность в соответствии с постановлением Правительства РФ от 7 марта 1995 г. № 235. Эти документы вызвали неоднозначную реакцию у руководителей ряда предприятий, чьи интересы они затрагивают. Редакция попросила высказать точку зрения по этим вопросам кадрового работника авиационной промышленности, заслуженного машиностроителя РФ, лауреата премий Совета Министров СССР, доктора технических наук, профессора Валентина Крымова.

“АП”: Основная мотивировка в постановлении Правительства РФ № 235 — освобождение предприятий от несвойственных им функций по содержанию объектов социально-культурного назначения. Вы с этим согласны?

В.К.: На этот вопрос ответить однозначно очень трудно ввиду нелогичности формулировки цели постановления. Формально она носит оттенок заботы о предприятиях, а на самом деле направлена на ущемление их прав.

Во-первых, для многих предприятий развитие социальной сферы – это не функция, а необходимое условие эффективной их деятельности. Социальная и производственная сферы тесно связаны друг с другом и направлены на заботу о людях, на повышение рентабельности производства, получение высокой прибыли, выпуск конкурентоспособной продукции. Трудно себе представить современное предприятие без развитой социальной сферы, например, ФГУП МПП “Салют” без Дома культуры “Чайка”, стадиона “Крылья Советов”, домов отдыха и санаториев и т.д. Задача руководителя предприятия — создавать нормальные условия производства и отдыха, обеспечивать выплату достойной зарплаты. В этом случае работники будут трудиться намного плодотворнее. Поэтому «Салют» сегодня, как и всегда, даже в предвоенные и военные годы, выделяет средства для создания и сохранения объектов социально-культурного назначения. Здесь необходимо отметить два момента: если у предприятия есть совместная собственность, значит, будет и трудоспособный коллектив, и приток новых молодых специалистов, уменьшится текучесть кадров. Можно большую часть прибыли тратить на зарплату, но на «Салюте» предпочитают вкладывать эти деньги в социальный сектор, создавая как бы коллективную собственность, общественный фонд. При многотысячном коллективе небольшие добавки к зарплате не улучшат благосостояния индивидуального сотрудника, а в совокупности они оказывают ощутимую помощь.

Все объекты социально-культурного назначения требуют постоянных дотаций. Завод может их обеспечить. На «Салюте» есть ремонтно-строительные цехи, которые регулярно обновляют социальные объекты, их обслуживающий персонал также содержится за счет предприятия. Если эти объекты будут переданы в муниципальную собственность, кто выделит на их содержание бюджетные средства, тем более при постоянном их дефиците? Всегда найдутся более “приоритетные” направления, требующие финансирования.

Второй момент, связанный с мотивировкой цели Постановления № 235 о несвойственных предприятию функциях. Почему забота предприятия о своих работниках именуется несвойственной ему функцией? Как можно освободить предприятие от заботы о своем коллективе? Разве дополнительные социальные льготы за счет общественных (государственных по принадлежности) фондов не являются мощным поощряющим стимулом для производительного труда? Вообще их трудно назвать даже льготами. Это блага, созданные людьми, их собственным трудом за счет собственных средств. Их вполне можно считать государственными, поскольку «Салют» — государственное предприятие. Он сохранил многие ранее созданные объекты социальной сферы. Сейчас содержит детские сады, строит жилье для своих работников и даже нашел выгодную форму, по которой они смогут его приобретать. И вдруг предлагается освободить предприятие от этих функций. Где здравый смысл и логика такого решения? Я с этим в корне не согласен, как и многие работники предприятия, в том числе и профсоюзы.

Нам часто говорят, что на Западе у фирм, даже очень крупных, нет своего социального сектора. Это не так. Фирма Boeing (США), например, имеет и спортивные сооружения, и больницы, и учебные заведения, и рестораны, и многое другое. Есть такая собственность и у наших ведущих предприятий, хотя и не в таких масштабах.

“АП”: Почему именно сейчас потребовалось срочно издавать распоряжение Правительства, касающееся документов, которые разрабатывались в 1992-1995 гг., но не были тогда реализованы?

В.К.: В то время многие предприятия были не в состоянии ни выпускать в необходимом объеме продукцию, ни содержать объекты социально-культурного назначения. Естественно, тогда они нуждались в государственной поддержке, а социальная сфера была для них нагрузкой. Средства шли в первую очередь на восстановление производства. И тогда передача объектов этого сектора в муниципальную собственность была актуальной. Сегодня ситуация изменилась в лучшую сторону. Экономика заметно стабилизировалась, наметился рост производства. Некоторые предприятия, пережив кризис, стали высокопродуктивными, способными выпускать продукцию мирового уровня. Для них развитие социальной сферы превращается в насущную потребность.

Вместе с тем необходимо помнить, что еще остались и “лежачие” предприятия. Именно о них и должна идти речь в этом постановлении. Нужен дифференцированный подход: если предприятие не в состоянии содержать объекты социально-культурного назначения, целесообразно передать их другим структурам. При этом очень важно отметить, что передача объектов социально-культурного назначения федеральной собственности в государственную собственность субъекта РФ или муниципальную собственность (города, района) может осуществляться в случаях:

  • отказа или неспособности предприятия, не подлежавшего приватизации, в содержании и достаточном для нормального функционирования и развития финансировании таких объектов;
  • полного или частичного использования предприятием объектов социально-культурного назначения не по их функциональной принадлежности;
  • недостаточной эффективности их использования по прямому назначению.

Если эти пункты включить как дополнение к постановлению № 235, а также учесть предложения других предприятий и профсоюзов, то этот документ поддержат многие предприятия, так как он будет отвечать их интересам и способствовать развитию их производственной и социальной сфер.

“АП”: Валентин Владимирович, выскажите, пожалуйста, свою точку зрения об актуальности закона «О государственных и муниципальных унитарных предприятиях».

В.К.: Закон в целом актуален, так как регламентирует правовое положение унитарных предприятий, порядок их создания и другие организационные вопросы. Однако отдельные его положения излишне подробно (инструктивно) определяют технологию деятельности предприятий, тем самым сковывают их самостоятельность и инициативу. В частности, необходимо обратить внимание на те положения, которые определяют порядок распоряжения имуществом, прибылью, согласования различных вопросов и т.д.

“АП”: Как Вы относитесь к положению, запрещающему создавать в качестве юридических лиц дочерние предприятия?

В.К.: Трудно понять мотивировку этого положения. Почему бы их не создавать? Например, московские предприятия нуждаются в квалифицированной рабочей силе, а ее недостаточно. Вместе с тем Москва обладает интеллектуальным потенциалом. Для хорошего производства необходим баланс разработчиков и производителей. Он возможен и в пределах одного предприятии, но иногда экономически выгоднее создавать соответствующие “кусты” (дочерние предприятия), где в одних концентрируется рабочая сила, в других – интеллектуалы. К примеру, фирма “Дженерал электрик” (США) имеет дочерние предприятия и в Европе (Испания), и в Южной Америке. Известно, что в Москве очень дорогая рабочая сила, поэтому целесообразнее использовать более дешевую из других регионов России или стран СНГ. Завод “Салют”, например, приобрел кишиневское предприятие “Топаз”, на котором выпускаются многие комплектующие. Кишиневцы решали свои проблемы – занятость рабочей силы при относительно низкой зарплате (порядка $30-60 в месяц), а мы получили экономически выгодную продукцию, для комплектовки газотурбинных двигателей, выпускаемых головным предприятием и поставляемых на экспорт в ряд стран. Другой пример: “Салют” купил пакет акций завода “Агат” (Гаврилов Ям Ярославской области), находящегося в упадке: не было ни работы, ни заказов, средняя зарплата сотрудников составляла примерно 600 руб. Сейчас ситуация изменилась в лучшую сторону. Появились новые рабочие места – даже из Ярославля приезжают туда на работу. Вопрос тот же: кому выгодно ущемлять интересы предприятия? При разумном подходе решаются многие политические, экономические и технические вопросы.

“АП”: Как Вы относитесь к статье 17 этого закона, касающейся вопросов прибыли предприятий?

В.К.: В соответствии с этой статьей собственник имущества имеет право на получение части прибыли от его использования, и это совершенно справедливо. Эта часть прибыли зависит от многих текущих факторов: суммы средств, предназначенных для отчисления в бюджет, реальной текущей прибыли конкретного предприятия и др. Нельзя в законе допускать такую неопределенность. Возьмем налог с прибыли. В 2002 г. “Салют” выплатил государству в виде налогов около $50 млн. И еще необходимо выплачивать неизвестную заранее часть прибыли. Крайне трудно планировать расходы предприятия, делать долгосрочные прогнозы его развития, поскольку неизвестно, сколько заработаешь, и тем более – сколько останется после выплаты неизвестной части прибыли. Отдавать сверхналоговую часть прибыли – это несправедливо. Целесообразнее после уплаты установленного налога на прибыль оставлять в коллективе часть прибыли на развитие производства.

“АП”: Валентин Владимирович, прокомментируйте, пожалуйста, пункт 2 статьи 18:“Государственное предприятие не вправе продавать принадлежащее ему недвижимое имущество, сдавать его в аренду, отдавать в залог без согласования …”

В.К.: Это существенно ограничивает права предприятия и лишает его инициативы. Теперь мы не можем без соответствующего согласования, например, брать кредиты. Завод создал свое КБ, развивает производство –нужны кредиты, а дополнительные согласования будут только тормозить его развитие.

“АП”: Что Вы думаете о крупных сделках, связанных с приобретением, отчуждением имущества, которые проводятся с согласия собственника (статья 23)?

В.К.: Этой статьей предусмотрено существенное ограничение на сделки стоимостью 5 млн. руб. и более. Для мелких предприятий, выпускающих дешевую продукцию, может, это и справедливо. Но для крупных, выпускающих дорогую и наукоемкую продукцию, это ограничение становится большой помехой. Например, стоимость единичной продукции “Салюта” (авиационного двигателя или двигателя газотурбинной установки) составляет более 50 млн. рублей. Китаю мы продаем, например, газотурбинные двигатели по цене более $2,5 млн. И теперь надо будет стоять в очереди к чиновнику, чтобы согласовать какой-либо вопрос, который не требует согласования. В чьих интересах это делается: чиновника или государственного предприятия?

То же касается многих агрегатов и заготовок. Например, диск турбины, выпускаемый Ступинским металлургическим комбинатом, стоит 480 тыс. руб. за штуку, а порошковые заготовки дисков производства ВИЛС — 528 тыс. руб. и т.д. Предприятие не может заказать один диск, нужна партия продукции хотя бы на квартал. Это уже крупные сделки. Таким образом, каждую единицу выпускаемой или получаемой продукции мы должны согласовывать. На заводе все заказы запланированы, оформлена и утверждена соответствующая документация на эти сделки, определены и согласованы контракты по объему и срокам закупок и поставок продукции. И не нужно загружать дополнительными согласованиями аппарат министерства, мешать оперативному управлению предприятием. К тому же, такая мелкая опека – это недоверие к руководству, к коллективу. Сегодня руководство завода имеет достаточно полномочий по управлению от таких вышестоящих государственных органов, как Росавиакосмос и Минимущества. Кому виднее, как эффективнее управлять коллективом, куда разумнее направлять средства, каковы нужды предприятия, его работников и т.д.? Можно допустить необходимость такой опеки в том случае, если предприятие не выполняет своих задач, допускает кредитно-финансовые и другие нарушения. Я надеюсь, что Госдума, Совет Федерации, Правительство вернутся к рассмотрению дополнений к этим очень важным для предприятий документам и внесут соответствующие коррективы.

1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars (проголосуйте)
Загрузка...