Анатолий Демин

История первая, приоритетная

ШеклтонВеликобритания и США до сих пор не могут определить, кто из них первым в мире создал самолет дальнего радиолокационного обнаружения (ДРЛО). В конце второй мировой войны в Англии поднялся в воздух бомбардировщик «Веллингтон» с антенной РЛС на фюзеляже. Он первым использовался в боевых условиях: обнаруживал над Северным морем бомбардировщики Не-111 с подвешенными самолетами-снарядами V-1 и наводил на них истребители RAF (Королевских ВВС).

В феврале 1944 г. ВМС США выдали заказ на разработку авиационной системы раннего обнаружения (проект «Кадиллак»). Вскоре РЛС AN/APS-20 была установлена на палубный торпедоносец ТВМ-3 «Эвенджер». За огромный, неуклюжий обтекатель под фюзеляжем эту машину прозвали «Гуппи». Еще до начала испытаний командование ВМС заказало 40 самолетов ДРЛО ТВМ-3W с поставкой в марте 1945 г., но на войну «Гуппи» опоздали. В 50-е годы часть из них передали в ВМС Канады, Нидерландов и морским силам самообороны Японии. Четыре машины еще в 1948 г. испытали в авиации ВМС Великобритании, обсуждался ли при этом вопрос приоритета, неизвестно.

История вторая: транснациональный патриотизм

Почти детективная история соперничества США и Англии в области самолетов ДРЛО продолжилась в 1955 г., когда английская фирма «Эллиот Бразерс» получила контракт на адаптацию американской РЛС AN/APS-20 для установки на палубный самолет раннего радиолокационного обнаружения Фэйри «Гэннет» АЕW.3 (Аirborn Early Warfare). Испытания начались 20 августа 1958 г., вскоре серийные машины летали с авианосцев Флота Ее Величества.

С 1962 г. началась разработка когерентной РЛС, которую фирма «Хоукер Сидли Авиэйшн» планировала использовать в палубном самолете ДРЛО. Антенну РЛС размещали не в обтекателе над фюзеляжем, что стало уже традиционным (ЕС-121, Е-2А «Хокай», Ту-126), а в носу и хвосте фюзеляжа, что существенно снижало общий вес, улучшало аэродинамику и, самое главное, устраняло зоны затенения от фюзеляжа. В 1966 г. из-за сокращения ассигнований программу закрыли, но по иронии судьбы именно тогда впервые возникла идея разработки AEW-модификации патрульного самолета H.S.801 «Нимрод».

E-3A23 июля 1970 г. фирма «Боинг» (США) получила правительственный контракт на создание новой системы Е-3 AWACS (Airborn Warning and Control System) на основе авиалайнера Боинг-707-320В. Впоследствии именно эта машина стала «классикой» ДРЛО, а аббревиатура АВАКС — нарицательной. Американской разработке системы AWACS с РЛС «Вестингауз» AN/APY-2 англичане могли ответить лишь модернизацией выводимых из эксплуатации поршневых «Шеклтонов», оснащая их «косметически» модернизированными РЛС AN/APS-20F.

Прогресс в развитии микроэлектроники и техники быстрой передачи информации позволил преемнице «Эллиот» фирме МЕАS (Marconi-Elliott Avionic Systems) в 1973 г. разработать цифровой индикатор движущихся целей и оснастить им «Шеклтоны». Это существенно снизило влияние погоды и помех на работу РЛС и увеличило дальность обнаружения. МЕАS получила поддержку военных и начала проработку концепции создания AEW-комплекса на базе принятого на вооружение в 1969 г. «Нимрода» MR.1. Но в 1974-1975 гг. у английских военных пропал энтузиазм к собственной разработке и появилась решимость вместе с другими странами НАТО закупить в США Е-3 AWACS, поднявшийся в воздух в феврале 1975 г. Дискуссии по поводу совместной закупки Е-3А начались в НАТО в июне 1976 г., но на правительство Англии усилили давление профсоюзы и промышленники, и неудавшаяся попытка договориться на встрече представителей НАТО в Брюсселе 25 марта 1977 г. по сути «благословила» программу «Нимрода» с новой РЛС фирмы МЕАS (позже МЕА).

Поставка первых 11 «Нимродов» AEW.3 предполагалась в 1981-1984 гг., практически в те же сроки, что и Е-3А для НАТО. Главным элементом английского комплекса являлась РЛС AN/APY-920 с двумя антеннами 2,43 х 1,83 м, следящими за передней и задней полусферами и синхронизированными специальной системой. Максимальная проектная дальность обнаружения составляла около 450 км, на 80-90 км меньше, чем у РЛС Е-3А. Но при обнаружении над водой воздушных целей типа «вертолет» и надводных целей типа «лодка» характеристики существенно превышали американский аналог.

Сравнительный анализ дальнейшего хода разработок в Англии и США показал, что англичане не только не сумели ликвидировать отставание, но и практически топтались на месте. Весной 1982 г. разразился Фолклендский военный конфликт, и Англия, ранее платившая за авантюру с национальным самолетом ДРЛО лишь фунтами, поплатилась и человеческими жизнями. Основной урок кампании состоял в том, что флот Ее Величества понес непропорционально высокие потери от слабо вооруженных ВВС Аргентины из-за отсутствия современной воздушной системы обнаружения низколетящих целей, хотя к этому времени «Нимрод» уже должен был стоять на вооружении.

EW.3 НимродВо время конфликта работы по «Нимроду» резко ускорили, испытания радара на втором прототипе сразу же дали «обнадеживающие результаты». Однако весь 1983 г. прошел в бесплодных попытках довести до требуемого уровня радиоэлектронику, а военным осталось лишь разработать компромиссный “стандарт 1983 г.”, по сути – принять на вооружение “сырые” бесполезные машины. К этому времени на разработку «Нимрода» AEW.3 истратили уже 882 млн ф.ст. — почти в три раза больше первоначальной сметы. Вскоре с фирмой GEC «Авионикс» (преемница МЕА) заключили новый контракт на 50 млн ф.ст., по которому за полгода она должна была довести систему до требуемого уровня. Освободившись от опеки Министерства обороны (МоD), GEC сумела справиться с большей частью проблем «Нимрода»: разработала новую параболическую антенну с корреляционным фильтром устранения помех от наземных объектов при идентификации низколетящих целей типа «вертолет»; фирма-разработчик адаптировала новый компьютер GEС-4190F для размещения на «Нимроде», он имел производительность примерно в два раза большую по сравнению с исходным GEС-4180.

Испытания трех прототипов модифицированного «Нимрода» в конце 1986 г. были настолько впечатляющими, что даже агрессивно настроенные представители RAF констатировали, что самолет «из бесполезного монстра превратился в практического работника». Так, всего за семь месяцев и менее чем за 50 млн ф.ст. фирма GEC самостоятельно решила все вопросы, не поддававшиеся разрешению все девять лет, пока проект неусыпно опекало МоD. Но надежды фирмы не сбылись, против нее работало не только потерянное время, но и три отнюдь не технических фактора: негативное отношение к программе нового руководства МоD, внушительные контракты, обещанные “Боингом” английским формам в случае их согласия переориентироваться на Е-3А, и окончательное решение Франции покупать заокеанские комплексы ДРЛО. Кроме того, в самом конце 1986 г. англичан допустили к “жирному пирогу” СОИ, подписав с ними контракты на $8,7 млн и пообещав вскоре еще. При этом продажную цену Е-3 опустили до невероятно низкой отметки — по $65 млн за самолет. (Для сравнения, страны НАТО за последние машины заплатили по $184 млн, Саудовская Аравия — вообще по 240 млн.) Такая «экономика» сработала безотказно. 18 декабря 1986 г. в Англии объявили о выборе в качестве базового для AEW-комплекса самолета Е-3А и о закрытии программы «Нимрода». Почти 10 лет работы и 1 млрд ф.ст. фактически выбросили на ветер.

История третья: битва за носитель

Для радиолокационного прикрытия северных и северо-восточных рубежей постановлением СМ СССР от 4 июля 1958 г. ОКБ А.Н.Туполева поручили разработать для ПВО самолет ДРЛО Ту-126 на базе стратегического бомбардировщика Ту-95. К Ту-126 ДРЛО предъявлялись следующие требования: продолжительность полета — 10-12 ч; практический потолок — 8000-12000 м; дальность обнаружения целей типа МиГ-17 в верхней полусфере — 100 км, Ил-28 — 200 км, 3М — 300 км; дальность передачи информации — 2000 км.

К концу 1958 г. ВВС выдали ОКБ тактико-технические требования (ТТТ) на комплекс, основой которого первоначально планировалось сделать РЛС типа «Озеро». В качестве носителя рассматривались самолеты Ту-95, его высотный вариант Ту-96, а также Ту-116 («VIP-салон» на основе Ту-95), имевший достаточно большую герметическую пассажирскую кабину. Однако исследования, проведенные вскоре в отделе техпроектов ОКБ под руководством С.М.Егера, показали, что для размещения всего оборудования комплекса целесообразно создавать его на базе пассажирского Ту-114 с огромной пассажирской кабиной.

Рабочее проектирование комплекса началось лишь в январе 1960 г., когда Ту-114 уже строили серийно. К этому времени разработчики бортового радиотехнического комплекса «Лиана» в Московском НИИ приборостроения под руководством А.Метельского определились с составом оборудования. При проектировании РЛС «Лиана» основой стала наземная станция П-30.

Особым техническим новшеством Ту-126 стал обтекатель РЛС, вращающийся вместе с антенной со скоростью 10 об/мин. А.Н.Туполев вначале не воспринял эту идею, так как подшипники такого большого размера в стране не выпускали. Лишь после достаточно бурных обсуждений Туполев «пробил» в правительстве решение по подшипнику, в итоге появился первый в мире самолет ДРЛО с вращающимся грибовидным обтекателем.

По расчетам, самолет ДРЛО на базе Ту-114 имел продолжительность полета 11 ч, практическую дальность 7000 км, время барражирования на рубеже 2000 км — до 3 ч, дальность обнаружения целей — 300-400 км и дальность передачи информации — до 2000 км. В начале 60-х годов подобные данные делали комплекс достаточно эффективным средством ПВО.

Летные испытания, проводившиеся с 1962 по 1964 г., подтвердили заявленные ТТХ. В ноябре 1963 г. машину запустили в серию на авиазаводе № 18 в Куйбышеве, в 1965-1967 гг. построили восемь серийных Ту-126. В апреле 1965 г. комплекс приняли на вооружение ПВО, в 1966 г. первые самолеты поступили в отдельную авиаэскадрилью, базировавшуюся сначала на Кольском полуострове, затем — на авиабазе под Шауляем в Литве.

Ту-126 с комплексом «Лиана» удовлетворял всем требованиям по борьбе с воздушными целями до второй половины 60-х годов, пока ударные самолеты НАТО не начали летать на малых и сверхмалых высотах. Существенным недостатком РЛС была ее неспособность обнаруживать низковысотные цели на фоне земли. Специальные тренировки экипажей позволили снизить высоты полетов Ту-126 так, что комплекс «подсвечивал» цели снизу. Однако это была лишь временная мера, ПВО срочно потребовался новый комплекс ДРЛО для обнаружения целей на малых высотах на фоне земли, и в конце 60-х годов в СССР занялись его созданием.

В 1969 г. в правительстве приняли решение о начале разработки нового перспективного самолета ДРЛО с комплексом «Шмель». Одним из главных условий, определявших ход работ, стало категорическое требование военных использовать в качестве носителя один из серийных тяжелых самолетов. ОКБ А.Н.Туполева в 1970 г. подготовило аванпроект по теме «156». В качестве носителя комплекса ДРЛО рассмотрели возможность использования целого ряда машин ОКБ: Ту-142М, Ту-154 и Ту-126. Ту-142М отвергли из-за малого диаметра и объема фюзеляжа, хотя ВВС настаивали именно на нем. Ту-154 не подошел из-за необходимости значительной переделки конструкции и небольшой продолжительности полета. Наиболее подходящим под носитель оказался «ветеран» Ту-126, но его выпуск (как и Ту-114) к этому времени был прекращен. Впоследствии в ОКБ «Ту» под комплекс «Шмель» подготовили аванпроект совершенно нового самолета Ту-156 с четырьмя ТРД Д-30КП, по своим основным компоновочным решениям близкого к американскому Е-3А. Но заказчик настаивал на использовании серийных самолетов, в результате выбор ВВС пал на проект А-50, созданный на базе серийного транспортного Ил-76.

Авиационный комплекс радиолокационного дозора и наведения (АКРДН) А-50 создавался при участии ТАНТК им. Г.М.Бериева (отсюда и литера “А” в обозначении самолета). На вооружение частей ПВО эти машины начали поступать в 1984 г. В состав радиотехнического комплекса “Шмель” разработки НПО “Вега-М” вошли трехкоординатная высококогеррентная импульсно-допплеровская РЛС кругового обзора, система определения государственной принадлежности самолетов, аппаратура обработки и отображения данных, записи информации и цифровой помехозащищенной связи, цифровой комплекс для решения задач управления и наведения истребителей на воздушные цели. РЛС “Шмель” способна обнаруживать цель класса “истребитель” на малой высоте на фоне земли за 200-400 км, на большой высоте – за 300-600 км. Надводные корабли обнаруживаются на удалении до 400 км. Станция одновременно сопровождает 50-60 целей и наводит на них 10-12 истребителей. “Шмель” уступает американской РЛС AN/API-1 по дальности обнаружения, но лучше распознает цели на фоне земли. В конце 1993 г. отставание было ликвидировано: появился комплекс А-50М с аппаратурой “Шмель-2”, обеспечивающей обнаружение и сопровождение до 150 целей на большей дальности и наведение большего числа истребителей.

История четвертая: «мышиная возня»

Ан-71Разработка в СССР палубного самолета ДРЛО для строившегося в то время авианосца проекта 1143.5 (будущий ТАКР «Адмирал Кузнецов») началась после того, как флотское командование осознало: без самолета ДРЛО авианосец становится очень дорогой игрушкой (Фолкленды это подтвердили). В 1982 г. приоритетными темами считались корабельные истребители Су-27К, МиГ-29К, СВВП Як-141 и самолет ДРЛО Як-44РЛД, но к нему все время «примеривался» главный заказчик — зам. главкома ВВС М.Н.Мишук. Ларчик открывался просто — ВВС требовался сухопутный комплекс ДРЛО для взаимодействия с фронтовой и армейской авиацией, его хотели использовать и на кораблях. Моряки, в свою очередь, считали, что начинать надо с создания палубной машины, а затем на ее базе строить и для ВВС.

В действительности все получилось как раз наоборот: первым в ОКБ О.К.Антонова разработали сухопутный комплекс ДРЛО оперативно-тактического назначения Ан-71 на базе транспортного самолета короткого взлета и посадки Ан-72. Оригинальность новой машины определялась установкой вращающегося (6 об/мин) обтекателя прямо на киле с обратной стреловидностью (единственное в мире подобное решение). Для Ан-71 спроектировали новую отогнутую вверх хвостовую часть фюзеляжа, горизонтальное оперение обычной схемы и вертикальное оперение большой толщины и хорды. В обтекателе под хвостовой частью фюзеляжа разместили дополнительный разгонный двигатель РД-36А, основные двигатели заменили на более мощные Д-436К. РЛС разработки МНИИ приборостроения одновременно сопровождала до 120 целей на удалении до 350 км с точностью в горизонтальной плоскости ~2,5 км.

Летные испытания двух прототипов начались в 1985 г. и продолжались до 1990 г. Несмотря на положительные результаты испытаний, программу прикрыли, хотя шла проработка палубного варианта Ан-71 для ТАКР проекта 1143.5. Моряки сочли корабельный «Ан» слишком большим — он не влезал в самолетоподъемник. К тому же, для взлета “71-му” требовалась катапульта, а с трамплинного участка полетной палубы он мог бы взлетать только при условии повышения тяговооруженности (рассматривался вариант с тремя разгонными двигателями). Сухопутный же комплекс, несмотря на очевидную перспективность, “почил” уже без всяких ведомственных подвохов: просто не хватило денег.

В 1983 г. ОКБ А.С.Яковлева представило техпредложение по Як-44 в двух вариантах — с антенной на пилоне и с внутренним размещением по типу «Нимрода». В самом ОКБ склонялись к более простому второму варианту, их поддерживал проектант корабля. Главный заказчик занимал нейтральную позицию, больше склоняясь на сторону авиаконструкторов. Разработчики комплекса ДРЛО и институты ВВС и ВМФ категорически возражали и убедительно доказали преимущества схемы с выносной антенной. В конце 1984 г. зам. главкома ВВС Н.Г.Шишков, крайне возмущенный «проволочками» в ОКБ, даже пообещал передать проблему на рассмотрение Академии наук. Лишь после этого в 1986 г., когда главным конструктором проекта был нахначен Александр Дондуков, ОКБ разработало новый аванпроект самолета с обтекателем РЛС.

В результате лишь в январе 1989 г. вышло постановление правительства о создании палубного Як-44РЛД с началом летных испытаний в 1993 г. Но к началу 90-х годов построили лишь макет, его с успехом продемонстрировали на «Мосаэрошоу-92» и провели его палубные испытания на авианосце. Так внутриведомственная «мышиная возня» не дала возможности ни СССР, ни России получить аналог американского «Хокая» ни в палубном, ни в сухопутном варианте.

История пятая, без интриги

ЕМВ-145SAАвиационная промышленность и ВВС Швеции после второй мировой войны развивались своим, национальным путем, что, помимо ряда географических и иных факторов, определялось политическим курсом правительства на соблюдение нейтралитета. В результате ТТТ на самолет ДРЛО значительно отличались от требований к «Хокаю» или «Сентри»: особо оговаривались возможность базирования на неподготовленных или поврежденных аэродромах, малые размеры патрульного самолета и низкая стоимость его жизненного цикла.

В 1985 г. Министерство обороны Швеции подписало контракт с фирмой «Эриксон» на разработку комплекса ДРЛО. Носитель — легкий пассажирский самолет “Метро III” американской фирмы «Фэрчайлд». РЛC «Эриксон” PS-890 (позже обозначенная как FSR-890) состояла из двусторонней фазированной антенной решетки (ФАР) длиной 9 м, вес — 900 кг. Ее установили неподвижно в прямоугольном обтекателе над фюзеляжем, ни о каком вращении на легком самолете речь и не шла. Испытания показали, что ФАР имеет ряд преимуществ, и характеристики FSR-890 приближаются к данным намного более дорогого Е-3: дальность обнаружения целей типа “истребитель” — до 350 км, маловысотных крылатых ракет — до 150 км. При обеспечении кругового сканирования оптимальная селекция осуществлялась в 150-градусных боковых секторах. Время патрулирования — 4-6 ч.

Первый полет состоялся в начале 1991 г. Испытания прошли успешно, но военные потребовали заменить американский носитель пассажирским самолетом шведской разработки Saab 340. Его доработка под электронный комплекс свелась, в основном, к установке двух подфюзеляжных гребней для сохранения путевой устойчивости. Первый Saab ДРЛО поднялся в воздух 1 июня 1994 г., поставки серийных машин S-100 «Аргус» (Saab 340 с РЛС FSR-890) начались в конце 1999 г. Из них на авиабазе Уппсала к маю 2000 г. сформировали эскадрилью в шесть самолетов, но один в настоящее время используют как грузовой, а два передали а аренду ВВС Греции.

Греки в 1998 г. объявили о намерении закупить четыре самолета ДРЛО с РЛС «Эриай» (вариант FSR-890, оптимизированный для обнаружения низколетящих целей). К этому времени серийный выпуск Saab 340 прекратился, и тогда в качестве носителя выбрали бразильский ЕМВ-145SA. Начало поставок — конец 2003 г., есть данные, что объем заказа может быть увеличен до девяти машин.

В самой Бразилии в рамках программы SIVAM (SIstema de Vigilancia da AMazonia — система наблюдения за Амазонией) в марте 1997 г. решили закупить пять самолетов ДРЛО на базе пассажирского “Эмбраера” ЕМВ-145 с шведской РЛС «Эриай». За исключением носителя, все — как на шведском аналоге. Экипаж — семь человек (из них три специалиста по РЛС). Полностью оснащенный самолет поднялся в воздух 22 мая 1999 г., поставки в ВВС Бразилии первоначально намечались на 2001-2002 гг.

История шестая: несостоявшийся альянс

А-50ЭВ июне 1997 г. на очередном авиасалоне в Ле Бурже Россия и Израиль впервые в истории заключили сделку по созданию военной техники. «Росвооружение» и ТАНТК им. Г.М.Бериева подписали контракт с израильской фирмой Israel Aircraft Industries (IAI) на создание и поставку в Израиль носителя под комплекс ДРЛО израильской разработки. Заказчиком самолета ДРЛО стал Китай, ранее использовавший советские Ту-4 для решения аналогичной задачи собственными силами.

Самолет создавался на базе А-50 (сер. № 86579). Всю российскую «начинку» вынули для установки комплекса, разработанного отделением Elta Electronics концерна IAI на базе РЛС EL/M-205 Phalcon. Основное отличие от серийного А-50 заключалось в новом пилоне и обтекателе большего диаметра — 11,5 м (у А-50М — 10,8, у Е-3 — 9,1 м). При этом обтекатель стал неподвижным, но в него «воткнули» аж целых три фазированных антенных решетки, вместе перекрывавшие все 360º обзора.

28 июля 1999 г. самолет после переделки поднялся в воздух в Таганроге. После 15 испытательных и 7 учебно-тренировочных полетов в конце октября 1999 г. самолет А-50И (рег. RA-78740, позже 4Х-AGI) перегнали в Израиль для установки бортового спецоборудования.

Но ВВС Китая напрасно ждали четыре подобных самолета: летом 2000 г. под мощнейшим политическим прессингом со стороны США Израиль был вынужден приостановить выполнение контракта. Премьер-министр Эхуд Барак обещал, что государственная компания IAI найдет другие возможности для выполнения заказа, однако уже в 2001 г. новый премьер Ариель Шарон официально уведомил президента КНР об отказе от сделки. В итоге Китай принял решение закупать чисто российские АВАКСы.

1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars (проголосуйте)
Загрузка...