Иван Баранецкий (Продолжение. Начало № 6, 2002 г.)

На смену “Востокам” и “Восходам” пришли более совершенные корабли серии “ Союз”, “Союз-Т”, “Союз-ТМ” и “Союз-ТМА”. Если корабли “Восток” и “Восход” совершали автономные полеты вокруг Земли, то “Союзы” предназначались также для обслуживания орбитальных станций. Полеты на кораблях “Союз”, рассчитанных на 2-3 человека, совершались с 1967 по 1981 г. За это время на космическую орбиту выведено 38 пилотируемых кораблей. Первым космонавтом, летавшим на корабле “Союз-1”, был Владимир Комаров. Однако его полет закончился трагически. На высоте примерно 7 км отказала парашютная система, спускаемый аппарат снижался с большой скоростью, что привело к гибели космонавта…. В своем дневнике 9 февраля 1967 г. генерал Николай Каманин записал: “Кораблям типа “Союз” явно не везло. Их строили начиная с 1960 г. Они должны были летать уже в 1962 г., но впервые поднялись в космос в конце 1966 г. Было уже три пуска “Союзов”, и все они оказались неудачными. 28 ноября 1966 г. корабль вышел на орбиту, но по непонятным причинам израсходовал все рабочее тело, предназначенное для корректирующих двигателей, задание на полет было сорвано, корабль при спуске взорвался. 14 декабря 1966 г. второй “Союз” не поднялся с пускового стола, неожиданно для всех сработала система аварийного спуска – космический аппарат приземлился на парашюте в 300 м от старта, а на самой ракете возник пожар, она взорвалась и разрушила стартовые сооружения. Третий корабль, выведенный на орбиту 7 февраля 1967 г., летал только двое суток, а при спуске приводнился в Аральское море и затонул. Хотя он не должен тонуть”. При посадке “Союза” № 3 обнаружились и другие серьезные дефекты: корабль не долетел до расчетной точки посадки 510 км, УКВ-передатчики при спуске и на земле не работали, а КВ-передатчики работали плохо. 9 апреля — опять неприятность: отказ запоминающего устройства РТС на очередном корабле “Союз”, который вынудил провести разборку корабля и привел к отставанию работ по графику уже на 3-4 дня. Запуск кораблей “Союз” № 4 и 5 наметили на 24 — 26 апреля. По программе полета они должны состыковаться, а экипажи должны осуществить переход из одного корабля в другой. Корабль № 4 стал первым пилотируемым кораблем этого типа. Ему присвоили номер “Союз-1” и его командиром назначили Владимира Комарова. Второй “Союз” (корабль № 5) с экипажем в составе Валерия Быковского, Алексея Елисеева и Евгения Хрунова должен был стартовать на следующий день после выхода на орбиту “Союза-1”. Однако в процессе его подготовки к запуску на старте обнаружилось много отказов, которые ставили под угрозу пуск корабля № 5. Старт “Союза-1” состоялся 23 апреля в 5 ч 30 мин, ракета поднималась очень устойчиво. Комаров докладывал по радиосвязи о ходе полета. Все три ступени отработали отлично, и через 540 с после старта корабль был выведен на орбиту. После серии больших неудач, связанных с пусками кораблей “Союз”, все были довольны началом полета, хотя каждый сознавал, что впереди еще могут быть сотни трудностей. Уже на втором витке с Комаровым была установлена устойчивая УКВ-связь, и сразу Земля узнала о начавшихся неприятностях. Он доложил: “Самочувствие хорошее, параметры кабины в норме, но не раскрылась левая солнечная батарея, зарядный ток только 13-14 ампер, не работает КВ-связь. Попытка закрутить корабль на Солнце не удалась, закрутку пытался осуществить вручную с помощью двигателей ориентации, давление у них упало до 180º. Земля порекомендовала Комарову снова попытаться закрутить корабль на Солнце, экономить рабочее тело и энергию. На третьем витке Владимир Комаров доложил, что параметры кабины в норме, однако солнечная батарея не раскрылась, закрутка на Солнце не прошла. Стало ясно, что на борту корабля серьезные неполадки, и он в таком состоянии не пролетает трех суток. Однако на Земле приняли решение продолжить подготовку второго корабля “Союз”, провести коррекцию орбиты “Союза-1”, еще раз попытаться закрутить корабль на Солнце. Обстановка на борту складывалась тяжелая – она могла привести к нарушению теплового баланса корабля. Однако на Земле не теряли надежды исправить положение на “Союзе-1”, запустить в космос “Союз” № 5,выполнить стыковку двух кораблей и осуществить переход Евгения Хрунова и Елисеева от Валерия Быковского к Комарову. В дальнейшем ситуация на корабле “Союз-1” не улучшилась. Было принято решение: отложить старт корабля “Союз” № 5, а “Союз-1” посадить на 17-м витке. Однако в успешной его посадке уверенности не было. На корабле имеются три различные системы его ориентации: астроинерциальная, ионная и ручная. Астроориентация отказала из-за нераскрытия левой солнечной батареи, ионная — в предутренние часы ненадежна (из-за так называемых ионных ям). Ручная ориентация на корабле работала, но ее трудно было использовать для посадки (в 5ч 30 мин по местному времени участок ориентации приходился на тень, а в тени корабль трудно ориентировать вручную). И все-таки было решено использовать ионную ориентацию. Но, как и предполагали, посадка на 17-м витке не состоялась из-за плохой работы датчиков ионной ориентации. Решили осуществить посадку на 19-м витке в районе Орска. При этом Земля порекомендовала Комарову для ориентации корабля использовать не предусмотренный инструкциями способ. Хотя космонавтов не готовили к такому варианту, Комаров отлично справился с пилотированием неисправного корабля. Он сошел с орбиты и приземлился в 65 км восточнее Орска. Корабль упал на Землю со скоростью 35-40 м/с и загорелся. Владимир Комаров погиб сразу во время удара корабля о землю. Однако в Центре управления полетом об этом еще не знали. Земля почувствовала тревогу, когда связь с “Союзом” прервалась. Хотя это соответствовало циклограмме посадки, наступила тягостная тишина. Молчание на таком ответственном и опасном участке, как спуск и посадка, всегда тревожно. Вскоре “прорезался” голос Комарова. “Рубин ” докладывал спокойно, неторопливо, без какого-либо волнения. Спокойную обстановку на космодроме нарушило поступившее по “циркуляру” короткое сообщение: “Объект прошел зону. Время видимости две секунды ”. А вслед за этим уточнение: “Предполагаемая точка приземления — пятьдесят километров восточнее Орска”. Далее поступил доклад с поискового самолета “Ан-12”. Командир сообщал: “Вижу “Союз”, рядом люди. К кораблю идут машины… ”. Вскоре поступило еще одно сообщение из района приземления, прервавшее веселый настрой среди руководителей и специалистов управления полетом: “Космонавт требует врача”. Начали думать, гадать, строить предположения. “Ушибся, повредил ногу, перелом” — чего только не говорилось. Не было одного — мысли о трагедии. Особенно не давала покоя короткая фраза: ”Объект прошел зону. Время видимости две секунды”. “Почему только две? Локаторы должны вести его дольше — ведь спуск на парашюте длится значительно больше времени…”. Ответ на этот вопрос еще не был найден, когда поступил сигнал бедствия. К вечеру были известны все подробности… Причиной гибели Комарова явился отказ парашютной системы: невыход из контейнера основного парашюта и ненаполнение запасного парашюта. Наиболее вероятной причиной невыхода основного парашюта явились конструктивные недостатки парашютного контейнера: большая плотность укладки парашюта из-за малого объема контейнера, выпучивание его стенок из-за малой жесткости конструкции и, как следствие, большие усилия тормозного парашюта при вытягивании основного. В условиях, когда давление в корабле выше наружного на 0,67 атм, потребное вытягивающее усилие возрастает до трех тонн и более. Причиной ненаполнения запасного парашюта явилось “затенение” его тормозным парашютом. Возможность одновременной работы этих двух парашютов не предусматривалась и ранее в испытаниях не проверялась.

1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars (5,00 из 5, оценило: 1)
Загрузка...