Иван Баранецкий (Продолжение. Начало в № 6, 2002 г.)

После выполнения программы группового полета корабль “Союз-4” (Шаталов, Елисеев, Хрунов) приземлился штатно. Через сутки планировалась посадка Бориса Волынова на корабле “Союз-5”. Никто не мог предположить, что так драматически сложится последний этап, казалось бы, почти благополучного полета, — спуск с орбиты и посадка.

16 января после расстыковки “Союза-4” и “Союза-5” Земля передала “Байкалу” (позывной Волынова) команду: “Готовьтесь к посадке”. Космонавт выполнил все необходимые команды и операции, автоматика их отработала, и “Союз-5” вышел на траекторию спуска. Спустя шесть минут должна была пройти главная команда на разделение трех отсеков: спускаемого (СА), бытового и приборно-агрегатного (ПАО). После нее – только один путь – к Земле. “Зеленый свет” этому пути дают пиропатроны, разделяющие эти отсеки. Но “зеленого света”, обеспечивающего благополучный спуск, не получилось. После легкого толчка Волынов бросил взгляд в иллюминатор, и не поверил своим глазам. Он увидел торчащие антенны, что крепятся к ПАО. Это значило, что он не отошел от СА. Машинально мелькнула мысль: “Это авария”. Но в докладе на Землю это слово не прозвучало – запрещала инструкция. На Земле не сразу поняли, что не прошло разделения. Потом – шок. Космонавт обречен – ведь никаких шансов на спасение. Спускаемый аппарат в форме автомобильной фары, что в штатных условиях спуска обеспечивает нужное аэродинамическое качество, “тащил” на себе почти трехтонный “довесок” с раскинутыми “крыльями” солнечных батарей. Тяжелая связка отсеков беспорядочно кувыркалась, а с ней и человеческая судьба. С этого и началась спираль космической драмы. Обреченность и безнадежность являли собой некий кошмар… Такое надо пережить, чтобы понять.

При входе в атмосферу связки с “бешенной” скоростью горит металл, воздух ионизируется, возникает плазменное состояние окружающей cреды. Теплозащитный экран, который при штатном спуске берет “огонь” на себя, спасти не может. При беспорядочном вращении корабля огненный смерч обрушивается на незащищенную часть кабины.

Но, обрушившаяся беда обернулась счастьем. Человек и смерть разминулись за несколько минут до встречи…. Именно огонь “съел” злосчатные замки, удерживавшие связку. Резкий хлопок сотряс корабль. Спускаемый ппарат, облегченный отстрелом “довеска”, по крутой баллистический траектории уже теперь благополучно шел к Земле. На высоте 10 км “сработал” парашют…

Полеты “Космонавта-13” Владимира Шаталова (злополучное 13-е…)

…Невезения, неудачи, стечение обстоятельств и их связь с народными приметами, злополучными явлениями и цифрами иногда становятся роковыми для отдельных людей, определяющими их судьбу. Это в полной мере можно отнести к “Космонавту-13” Владимиру Шаталову.

В документальной ленте, посвященной космическому полету кораблей “Союз-4” и “Союз-5”, которая вышла в январе 1969 г. есть кадры, где Шаталов шагает по бетонным плитам стартовой площадки. Наверное, мало кто обратил внимание на странную деталь – обувь космонавта: он то в ботинках, то в унтах. И это на сравнительно небольшом отрезке пути. “Фокус” был в следующем: съемки были сделаны 13 января – в день запланированного старта “Союза-4”. Тогда погода была морозная, и космонавт надел унты. Но старт в тот день не состоялся – из-за возникших неисправностей его перенесли на сутки. На следующий день он надел ботинки, так как все равно при посадке в корабль снимать “земную” обувь. Когда монтировали этот обычный сюжет, то были отобраны наиболее “эффектные” кадры. Вот так и появилась эта документальная несуразица.

Итак, старт “Космонавта-13” был запланирован на 13 января, в понедельник на 13 час по местному времени. Трижды сошлись роковые числа, трижды выпала “чертова дюжина”, да еще понедельник – “тяжелый день”. Так были “запланированы” неожиданности и сюрпризы первого полета Владимира Шаталова на корабле “Союз-4”, тем не менее основная программа полета была выполнена.

В октябре 1969 г. состоялся групповой полет трех кораблей “Союз-6”, “Союз-7” и “Союз-8”. На одном из них (“Союз-8”) опять летал Шаталов и Елисеев. И вновь “Космонавту-13” “помогли” роковые числа. Старт “Союза-8” был намечен на 13 октября. Шаталов шутил: “Снова тринадцатое число, снова понедельник и снова в 13 часов, правда с минутами”. И в этот раз из-за возникших нештатных ситуаций старт состоялся на следующие сутки.

11 октября 1969 г. стартовал в космос “Союз-6” (Георгий Шонин и Валерий Кубасов). Взлет корабля прошел отлично, однако после отделения корабля от третьей ступени не прошла команда на наддув системы причаливания и ориентации (ДПО). Отказ ДПО грозил срывом выполнения полной программы полета за счет резкого сокращения возможностей для маневрирования на орбите. Первые попытки экипажа включить наддув с пульта корабля не увенчались успехом. Эта команда прошла лишь на третьем витке полета, после того как Шонин включил пиротехнический клапан. Пуск “Союза-7” состоялся 12 октября (Анатолий Филипченко, Владислав Волков, Виктор Горбатко), а корабля “Союз-8” (Владимир Шаталов и Алексей Елисеев) был намечен на 13 октября. Во время предстартовой подготовки “Союза-8” была обнаружена поломка одной из трех спиц штурвала люка-лаза. Пролезая в спускаемый аппарат, Владимир Александрович тщательно проверил состояние крышки переходного люка и начал завинчивать штурвальное колесо. Оно легко поддалось, потом пошло с некоторым сопротивлением. Шаталов поднажал и, вероятно, перестарался: одна из спиц не выдержала усилия и треснула в месте сварки. Однако крышка закрылась, замки сработали. По инструкции в таких случаях полагается доложить ведущему специалисту по кораблю. Шаталова все это озадачило. Возникла реальная угроза срыва пуска. Эта неисправность могла привести к разгерметизации корабля при спуске. Он обратился к Елисееву. Бортинженер сник, но быстро оценил ситуацию: “Замок сработал, значит все в порядке. Не будем торопиться с докладом, — успокоил он себя и командира”. Однако экипаж все же доложил на Землю о случившемся. Инженеры-стартовики заявили, что ничего страшного, лететь можно, и пуск состоялся на следующий день. Программой этого группового полета предусматривалась стыковка кораблей “Союз-7” и “Союз-8”, а “Союз-6” должен был подойти к этой связке на расстояние около 50 м. Однако из-за отказа системы стыковки “Игла” автоматическая стыковка двух кораблей не состоялась. Из-за отсутствия точных данных по скорости сближения и взаимному расположению кораблей вследствие больших ошибок баллистиков при расчете коррекции орбит не состоялась и их ручная стыковка. Основная программа полета так и не была выполнена. Не обошлось без нештатных ситуаций и на посадке.

На долю Владимира Шаталова выпало еще одно “счастье” испытать свою судьбу, связанную с “чертовым” числом 13 (в полете на корабле “Союз-10”). Но до этого состоялся еще полет (1 июня 1970 г.) на корабле “Союз-9” (Андриян Николаев, Виталий Севастьянов) продолжительностью 18 сут. Полет хотя и продолжительный , но “безмятежный”.

…19 апреля 1971 г. была запущена первая отечественная орбитальная станция ДОС-7К “Салют” самой мощной на то время советской ракетой УР-500. С этого момента предстояли регулярные полеты космонавтов на станцию с помощью транспортных кораблей “Союз”. Первую такую миссию предстояло выполнить трем космонавтам: самым опытным — Владимиру Шаталову и Алексею Елисееву, побывавшим в космосе на то время уже дважды, и новичку Николаю Рукавишникову.

Станция была выведена ракетой на орбиту успешно, однако уже на первом витке выяснилось, что на ней не открылась крышка научной аппаратуры. Хотя на ДОС-7К возникали и другие отказы было принято решение запустить корабль “Союз-10” 22 апреля и попытаться устранить возникшие неисправности с помощью экипажа. Но (опять злосчастное “но”!) Шаталову на пусках явно не везет. Из-за возникших неисправностей на ракете старт состоялся только на следующие сутки. Еще одна очень опасная ситуация возникла за одну минуту до включения зажигания – кабель-мачта не отошла от РН. Могла сработать система аварийного спасения, мог возникнуть пожар. Всего за 10 лет были две задержки стартов на сутки и обе с Шаталовым. Но на этом неприятности на борту “Союза-10” не закончились. Самая главная неудача – не была осуществлена стыковка корабля со станцией. Значит, основная миссия этого полета не была выполнена. Кроме этого, серьезная угроза безопасности возникала из-за того, что вынужденная посадка корабля впервые осуществлялась ночью (через двое суток после старта). К счастью все обошлось. Было очень горестно сознавать, что программа полета не была выполнена в главном – переход экипажа на станцию и длительное пребывание на ней. Эту миссию предстояло выполнить другим.

1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars (проголосуйте)
Загрузка...