Владимир Коровин (по материалам зарубежной печати)

Пуск ракеты  PAC-3Сегодня большинство американских и европейских корпораций, научных и технических центров, занимающихся разработкой и созданием средств ПРО, переживают подлинный ренессанс, щедро орошаемый «золотым дождем», сопоставимым с периодом предыдущего подъема в середине 1980-х годов. В августе 2003 г. американская компания «Рейтеон» объявила о подписании ею трехлетнего контракта с американскими ВМС стоимостью $881,4 млн на проведение дальнейших работ по созданию ракеты Standard-3 (SМ-3).

Эта ракета является наиболее «дальнобойной» версией в семействе корабельных ЗУР Standard. По словам самих разработчиков, дальность ее действия ограничивается только возможностями многофункциональной корабельной системы Aegis, средства которой не могут обнаруживать и сопровождать цели, летящие на дальностях более 345 км с высотами ниже 25 км. В то же время наиболее приоритетными целями для SМ-3 должны стать не самолеты, а баллистические ракеты, которые она должна поражать, входя в состав системы ПРО среднего участка траектории корабельного базирования, ранее называвшейся Navy Theater Wide — NTW.

Решение о дальнейшем развитии SМ-3 было принято после того, как в течение 2002 г. этой ракетой было выполнено три успешных испытания, в процессе которых были перехвачены баллистические ракеты-мишени, находившиеся на различных этапах полета. Последнее испытание из этой серии было проведено 21 ноября 2002 г., когда противоракета впервые уничтожила баллистическую ракету до момента достижения ею апогея. По информации министерства обороны США, «система Аegis» самостоятельно, без вмешательства оператора, приняла решение о запуске SМ-3 с корабля «Лейк Эри» спустя две минуты после старта ракеты-мишени Aries. В этот момент «Лейк Эри» находился на расстоянии 250 км от места старта Aries. Сам же перехват состоялся на высоте 152 км и на дальности 170 км от корабля.

Как предполагается, дальнейшее совершенствование SМ-3 будет взаимосвязано с работами по программе создания новой системы ПРО корабельного базирования (ранее известной как NTW Block 2), в составе которой предполагается использовать более скоростную ракету с улучшенными характеристиками двигательной установки. К этой работе, в соответствии с американо-японским меморандумом от августа 1999 г., также подключена Япония. Ее вкладом должны стать новый многоцветный ИК-датчик, перспективная боевая ступень перехвата, двигательная установка второй ступени ракеты и облегченный носовой обтекатель.

Задача перехвата баллистической ракеты, находящейся на участке разгона должна стать основной и для только еще начинающей создаваться мобильной системы ПРО с ракетой KEI (Kinetic Energy Interceptor). В начале декабря 2003 г. фирмами «Нортроп-Грумман» и «Рейтеон» был впервые представлен макет этой ракеты длиной 10,9 м и диаметром 0,91 м.

Выполнив в течение 8 месяцев предварительную проработку новой системы, компании «Нортроп-Грумман» и «Рейтеон» выиграли конкурс у признанных лидеров противоракетных программ США — фирм «Локхид-Мартин» и «Боинг». Победителями был предложен проект, обладающий наилучшими показателями и использующий ряд уже реализованных технологий (боевую ступень перехвата, ИК-датчик системы самонаведения) с целью снижения технического риска в дальнейшей разработке.

Концепцией системы предусматривается, что KEI будет стартовать практически сразу после обнаружения старта баллистической ракеты. Для этого новая система будет оснащена РЛС и иными средствами обнаружения, в том числе и созданными для других проектов. Для перехвата баллистической ракеты на активном участке ее полета KEI будет обладать высоким ускорением, большой скоростью и будет оснащена поражающим устройством кинетического действия (ступенью перехвата, уничтожающей цель при соударении). По расчетам, KEI будет иметь в два-три раза большую скорость, чем SМ-3 или THAAD.

Возглавившая работы по KEI компания «Нортроп-Грумман» будет выполнять интеграцию всей системы, разработку мобильной пусковой установки (ПУ), системы боевого управления, включающей в себя линию связи со спутниками наблюдения за пусками БР. Компания «Рейтеон» возглавит работы по созданию противоракеты и боевой ступени перехвата. Предполагается, что в процессе разработки будет изготовлено 5 ПУ, а штатная батарея KEI будет состоять из пяти ПУ и 10 ракет. Для обеспечения раннего развертывания новой системы может потребоваться изготовление 40 ракет.

В соответствии с планами, испытания KEI будут начаты в 2009 г., запланировано также проведение 27 огневых испытаний ускорителя. При сохранении подобных темпов и обеспечении необходимого финансирования (в течение 8 лет на этот проект может быть израсходовано более чем $4,5 млрд) новая система может быть создана в конфигурации наземного базирования к 2010-2011 гг. и в конфигурации корабельного базирования — к 2011-2012 гг..

Другая приоритетная противоракетная программа США — программа создания мобильных средств ПРО — THAAD (Theater Hidh Altitude Area Defense) — уже находится на стадии завершения полномасштабной разработки и подготовки к производству. Работы по ней были начаты в 1992 г. и имели своей целью создание комплекса ПРО театра военных действий, способного уничтожать боеголовки баллистических ракет с дальностью стрельбы до 3500 км, находящихся на завершающих этапах полета, на высотах 40-150 км и дальностях до 200 км.

С целью снижения технического риска при дальнейшей полномасштабной разработке за прошедшее десятилетие было выполнено 11 пусков экспериментального варианта THAAD, в ходе которых разработчики столкнулись со значительными техническими трудностями. Из-за неудач при попытках перехвата баллистических целей на головного разработчика системы — фирму «Локхид-Мартин» — неоднократно накладывались штрафные санкции. Лишь 10 июня 1999 г. во время десятого пуска боеголовка ракеты-мишени НЕRA, имитировавшая ТБР типа Skud, была уничтожена прямым попаданием при входе в атмосферу. А спустя два месяца аналогичная боеголовка была уничтожена на высоте около 100 км.

В августе 2000 г. с «Локхид-Мартин» был подписан четырехмиллиардный контракт, в соответствии с которым фирма приступила к полномасштабной разработке и подготовке к производству THAAD, начало развертывания которой запланировано на 2007 г.

Предполагается, что испытания штатного варианта THAAD будут начаты в 2004 г. на полигоне Уайт-Сэндс. В первом пуске будут исследоваться параметры движения ракеты в заатмосферных условиях, во время второго пуска будет оцениваться реальное воздействие кинетического нагрева на ИК-ГСН при полете отделяемой боевой ступени в верхних слоях атмосферы. В третьем пуске будут уточняться характеристики ИК-ГСН в процессе сопровождения баллистической цели, без выполнения перехвата.

По планам «Локхид-Мартин» первая попытка перехвата баллистической цели будет предпринята в конце 2005 г. на полигоне Уайт-Сэндс. В 2006 г. состоится первое испытание THAAD на Тихоокеанском полигоне ПРО на Гавайях, что позволит в полной мере реализовать высокие энергетические характеристики ракеты. Планируется, что в течение 2006 г. будет предпринято пять попыток перехвата, причем степень сложности в каждом испытании будет возрастать. Например, в девятом испытании баллистическая цель будет обстреляна сразу двумя противоракетами.

Активное продвижение американских противоракетных программ оказывает все большее влияние и на соответствующие европейские планы, значительная часть которых опирается на использование элементов новейшего франко-итальянского ЗРК SAMP/T с ракетами типа Aster.

Начало работ над этой единственной в своем роде, полностью европейской ЗУР, обладающей определенным противоракетным потенциалом, относится к началу 1980-х годов. Изначально отказавшись от американского участия в этой работе, несмотря на огромную стоимость и высокий технический риск разработки, французы и итальянцы к середине 1990-х годов добились весьма впечатляющих результатов. Предвидя весьма широкую направленность будущего использования ЗУР — от борьбы с ТБР до уничтожения высокоточных ракетных средств — разработчики остановились на использовании модульных вариантов ракет Aster, отличающихся друг от друга лишь стартовыми ускорителями. Сегодня в производстве уже находятся два варианта ракет — Aster-15 и Aster-30, обладающие достаточно высокими характеристиками. Так, максимальная скорость Aster-30 достигает 1400 м/сек, зона поражения воздушных целей по дальности — от 3 до 120 км, по высоте — до 22 км. Маршевые ступени этих ракет оснащены комбинированной газо-аэродинамической системой управления PIF-PAF, позволяющей значительно увеличить маневренность ракеты, а также быстродействие ее системы управления в зоне перехвата цели. PIF-PAF, представляющая собой новое слово в числе наиболее эффективных новейших ракетных технологий, позволила добиться высокой точности попадания в цель. Так, по информации разработчиков, прямыми попаданиями было завершено около половины из 30 успешных пусков различных вариантов Aster.

Подходя к завершению многолетней программы испытания этих ракет, разработчики все более конкретизируют направления их дальнейшего совершенствования. В соответствии с существующими планами, эту работу предполагается выполнить в несколько этапов: в виде разрабатываемой с 2000 г. ракеты Aster Block 1, с последующим переходом к перспективным вариантам Aster Block 2 и Aster Block 3.

12 ноября 2003 г., после трех лет переговоров и обсуждений, с консорциумом «Евросам» был подписан контракт на $3,5 млрд на проведение полномасштабной разработки и производства ЗРК SAMP/T Block 1 (Этап 3) с ракетами Aster Block 1. Этот ЗРК, предназначенный для обеспечения обороны ТВД для новых сил быстрого реагирования НАТО и Европы, должен быть принят на вооружение в 2007 г.

Ракета, используемая в составе этого ЗРК, будет иметь увеличенную эффективность при перехвате баллистических ракет с дальностью действия до 600 км, различных видов высокоточного оружия и БПЛА. Ожидается, что первые испытания Aster Block 1 будут проведены в 2004 г.

Условиями контракта, подписанного в ноябре 2003 г., также предусмотрено изготовление до 2014 г. 18 батарей ЗРК для Франции и Италии с ракетами Aster-30, изготовление ракет Aster-30 и Aster-15 для французских и итальянских авианосцев, а также для новейшей корабельной системы ПВО РААМS, которой будут оснащены франко-итальянские фрегаты «Горизонт» и английские эсминцы «Даринг» (тип 45). В целом, условиями контракта предусматривается изготовление для трех государств 1400 ракет, вспомогательного оборудования и тренажеров.

Одновременно с подписанием контракта одна из участниц консорциума «Евросам», фирма ЕАDS приступила к переговорам с французской Комиссией по производству вооружений (DGA) о выполнении демонстрационной программы, обозначенной как SAMP/T Block 2. Как предполагается, реализация этой программы стоимостью 50-100 млн.евро будет начата в следующем году и займет 3-5 лет. В процессе ее выполнения должен быть исследован ряд перспективных ключевых технологий, включая наведение ракеты на конечном участке перехвата, увеличение эффективности поражения баллистических целей (с дальностью стрельбы до 1500-2000 км) и некоторые системные решения. В случае успешного хода работ боевой вариант системы может быть введен в строй к 2012 г.

Для выполнения этой программы DGA выдало заказ на изготовление двух экспериментальных систем, необходимых для демонстрации возможностей SAMP/T Block 2: демонстрационный вариант спутника раннего обнаружения стоимостью 60-80 млн.евро и РЛС средней дальности. Работы по созданию РЛС-демонстратора стоимостью 70 млн евро, известной под обозначением М3R, должны обеспечить готовность к производству штатного образца РЛС к 2010 г.

Работы по М3R, которая должна обеспечить размеры обороняемой зоны до 1000 км, активно поддерживаются Нидерландами, проявившими интерес к SAMP/T Block 2 вскоре после того, как в США были прекращены работы по созданию противоракеты корабельного базирования Standard SМ-2 Block 4А. Партнерами «Евросам» в этой работе также могут стать Германия и Италия, которые продолжают изучать возможность комбинации средств еще одного многонационального ЗРК МЕАDS и SAMP/Т.

Изначально МЕАDS предназначался для замены находящегося на вооружении уже около 30 лет ЗРК Improved HAWK. В соответствии с подписанным в начале 1995 г. протоколом в создании этой системы должны были принять участие США, Франция, Германия и Италия, а выбор наилучшего из предложенных вариантов МЕАDS был намечен на 1999 г. Однако из-за проблем с финансированием, а также ввиду того, что на одном из ранних этапов работ из программы вышла Франция, темп работ заметно снизился. В то же время признаков прекращения работ не появилось, а несущие основные затраты по их выполнению американские фирмы неоднократно заявляли, что МЕАDS «должна укрепить их позиции на рынке противоракетных средств и позволить внедрить ряд новых технических решений, в том числе заменить часть элементов ЗРК Patriot на более современные и мобильные».

До весны 2004 г. США, Германия и Италия будут выполнять работы этапа сокращения риска программы МЕАDS, но, по оценке ряда экспертов. взаимодействие партнеров по разработке нередко напоминает «политическую суматоху». Так, недавно ряд должностных лиц армии США предложили задержать развертывание МЕАDS до 2016 г. вместо 2011 г. В то же время исполнительный вице-президент международного консорциума MEADS International Дейв Секинджер, настаивает на том, что «нет никаких технических причин для задержек в сроках развертывания МЕАDS и фактически первая батарея могла бы быть введена в строй в 2010 г.». А руководством министерства обороны США даже рассматривается возможность использования элементов МЕАDS еще раньше этого срока, с целью устранения проблемы малой подвижности Patriot. По их мнению, пусковая установка МЕАDS, оборудование боевого управления и контроля, способные перевозиться на самолетах C-130 и A400M могли бы стать частью Patriot, сделав его более мобильным.

Определенные сложности обозначились и в вопросах передачи технологий. Европейские участники MEADS International уже неоднократно заявляли, что американцы склонны рассматривать передачу технологий как односторонний процесс — из США в Европу. В то же время именно на базе европейских технологий будут производиться приемопередающие модули Х-диапазона для антенны РЛС управления огнем, которая, в свою очередь, будет изготавливаться фирмой «Локхид-Мартин».

Еще одной областью, в которой участники программы МЕАDS еще не пришли к единому решению, стала начатая Армией США в 2003 г. программа MSE (Missile Segment Enhancement). Целью этой 51-месячной программы является дальнейшее совершенствование ракеты Patriot PAC-3, в частности ее оснащение двигателем двукратного включения. В соответствии с планами, первое испытание варианта РАС-3 MSE может быть осуществлено в 2006 г.

Как известно, PAC-3 считается основным типом ЗУР для МЕАDS, но пока информация по MSE не передавалась участникам консорциума, которые в значительной степени заинтересованы в проектировании системы уже с усовершенствованным вариантом ракеты. В процессе подготовки к началу полномасштабной разработки, разработчики также изменили число ракет, которые могут находиться на пусковых установках МЕАDS. Первоначальными планами на каждой из них предусматривалась установка 12 ракет PAC-3, теперь же их количество сокращено до восьми.

В противовес последним американским и европейским разработкам в созданной и начинающей свое совершенствование американо-израильской противоракетной системе Arrow в гораздо меньшей степени используются технологии, сопряженные со значительным техническим риском. Впрочем, именно такой подход, принятый во многом по политическим и экономическим причинам, позволил обеспечить высокие темпы реализации этой программы и ее результативность.

Работы по Arrow, начатые летом 1987 г. после достижения соответствующего соглашения между министрами обороны США и Израиля, были призваны создать «революционное средство», которое должно было изменить баланс сил на Ближнем Востоке. В рамках достигнутых тогда соглашений израильская компания IAI и фирма «Локхид» приступили к разработке, производству и летным испытаниям системы.

Подготовка к ее производству была начата вскоре после проведения в августе 1997 г. демонстрационного пуска экспериментального образца противоракеты Arrow-2, сопровождавшегося перехватом реальной баллистической цели, а развертывание первой батареи Arrow-2 было начато осенью 1998 г. Она была размещена около Тель-Авива, а вторая батарея — южнее города Хайфа. По оценкам специалистов, эти батареи способны защитить от ударов баллистических ракет до 85% территории Израиля.

В настоящее время израильское руководство предпринимает ряд усилий для продажи Arrow-2 ряду государств, в частности Индии и Турции. Одновременно с этим в 2004 г. ВМС Израиля планируют приступить к изучению возможности использования Arrow-2 в варианте корабельной системы ПРО.

Известно, что ВМС Израиля предполагают заказать к 2009 г. несколько многоцелевых корветов, оборудованных РЛС с фазированной антенной решеткой. Эти корветы предполагается оборудовать установкой вертикального пуска на 32 ячейки, аналогичной американской Мк.41 и адаптированной для запуска ракет типа Arrow-2 или Patriot РАС-2.

1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars (проголосуйте)
Загрузка...