Владимир Карнозов

Проведение в январе пресс-конференции главнокомандующего ВВС России генерал-полковника Владимира Михайлова по планам на наступивший год и итогам минувшего становится традицией. Событие 2004 г. началось с обсуждения слов Владимира Путина, сказанных им во время предновогодней «прямой линии» с телезрителями «Первого Канала» и радиослушателями «Радио России». Касаясь темы расходов на оборону, Президент сказал: «По авиации мне до сих пор, например, непонятно: современные войны ведутся, прежде всего, с помощью авиации, она больше всего выходит из строя, изнашивается, а Министерство обороны поставило авиацию в списке приоритетов на восьмое место».

«Президент не мог сказать неправду», — прокомментировал ситуацию Владимир Михайлов, добавив, что ВВС продолжают испытывать дефицит финансовых средств. Сегодня ВВС — это объединенный вид ВВС и ПВО (с 2003 г. в составе ВВС имеется еще и Армейская Авиация — прим. редакции). Раньше, до объединения, 15-16% от общих расходов военного бюджета страны шли на ВВС, и еще столько же — ПВО. То есть их доля в бюджете составляла 30% и более. После объединения, однако, доля ВВС осталась на 15%. «Поэтому приходится выкручиваться, как-то выходить из положения. Будем компенсировать недостаток финансирования лучшей организацией труда, а также за счет внештатной техники», — сказал главком.

Обеспечить решение стоящих перед ВВС задач возможно за счет концентрации имеющихся ресурсов на важнейших направлениях. В области НИОКР «из многих направлений надо выбрать главное… сосредоточиться на тех, где можно быстро получить результат». В практике же прошлых лет «НИОКРы длились 10 лет и более». Отвечая на критику за прекращение финансирования ряда таких программ, Михайлов сказал, что «действовать растопыренными пальцами» нельзя, иначе «все работы будут загублены». За примером главком обратился к фронтовой авиации, назвав «величайшей глупостью» проведение одновременно семи направлений модернизации Су-27. «Когда было семь направлений, были промахи и провалы», — сказал он. В 2004 г. руководство ВВС намерено сосредоточить внимание на ограниченном числе программ, с целью доведения их до завершения в условиях ограниченного финансирования. По Су-27 усилия сконцентрированы на двух темах: Су-27СМ и Су-27ИБ (Су-34).

«Мы выбираем одно направление, которое нас устраивает, и по нему работаем. Своим волевым распоряжением я отдал пять Су-27 на КнААПО, и сейчас передаю еще 20, затем последует следующая партия. В 2004 г. модернизированными самолетами будет полностью оснащен один полк», — сказал Михайлов. Сначала модернизированные самолеты поступят в центр ВВС в г. Липецк, «чтобы на нем полетали летчики-исследователи и летчики-методисты, отработали методики для летчиков строевых частей».

Первые пять Су-27СМ перелетели из Комсомольска-на-Амуре в Липецк в последние дни уходящего года. Самолеты, сделанные 15 лет назад, прошли модернизацию на КнААПО, получив усиленный центроплан и новый комплекс авионики. В итоге ВВС получили «практические новые» самолеты с большим ресурсом, «а цена вопроса — не сопоставима со стоимостью нового самолета». В Су-27СМ вкладывается все новое и современное, достигнутое при разработке новейших многоцелевых истребителей Су-30МКИ и Су-30МКК, поставляемых на экспорт в Индию и Китай. В отличие от базового Су-27, вариант «СМ» может применять высокоточное оружие не только по воздушным, но и наземным целям.

«Су-27СМ не уступит никакому иностранному образцу серийной авиатехники. Аэродинамика Су-27 остается великолепной, и мы в нее не лезли. Не хватало возможностей БРЭО. Над БРЭО мы поработали, собрали все лучшее на эту машину. Су-27СМ вобрал в себя все новое, в первую очередь по навигации, где достигнута исключительная точность. А если самолет точно вышел на цель, то и средства поражения будет применены тоже точно».

«Летчики в восторге от этой машины», — продолжает Михайлов, — «вот пример сосредоточения денег: вопрос практически решен. Да, может быть есть какие-то недоработки, но я уверен, их можно быстро устранить. Главный итог — мы выстроили определенную систему (в области разработки, закупки и модернизации авиатехники) и она заработала».

Су-27СМ «совсем немного» не дотягивает до пятого поколения — у него повышенная заметность и нет тех образцов вооружения, которые должны быть на самолетах следующего поколения. Вообще, считает главком, деление боевых самолетов на четвертое и пятое поколения — «искусственная градация», коль скоро летательные аппараты, разработанные десятки лет назад, можно в процессе модернизации оснастить новейшей авионикой и вооружением. Вместе с тем, «оборотов по разработке самолета пятого поколения не убираем — как шли по программе, так и идем», — говорит он.

Основной чертой нового подхода руководства ВВС к НИОКР — большее доверие генеральному конструктору фирмы, на которой разработан тот или иной летательный аппарат, при проведении работ по его модернизации. «Моя задача — получить технику, удовлетворяющую требованиям, а его — обеспечить соответствие нашим требованиям. По Су-27 мы этого добились. Сейчас добиваемся по Су-27ИБ», — сказал Михайлов. В конце прошлого года восьмой Су-27ИБ выкатили из сборочного цеха авиазавода в Новосибирске (НАПО) под новые требования ВВС, которые, в основном, касались комплекса авионики и ее унификации с Су-27СМ. В конце декабря доработанная машина совершила первый полет. Последующие самолеты будут сделаны в новом облике, а недостатки, обнаруженные в ходе летных испытаний «восьмерки», будут устраняться по ходу производства. ВВС планируют передать НАПО машины с порядковыми номерами «6» и «7» для доработки в серийный облик. Эти машины станут первыми серийными в ВВС. Потенциала Су-27ИБ, который теперь окончательно переименован в Су-34, хватит еще 25-30 лет.

Система приоритетов предполагает, что какие-то темы будут лучше финансироваться за счет других. В число последних попал штурмовик Су-25. «Модернизация получилась достаточно дорогой. Мы оснастим один полк и на этом остановимся. Уже надо думать о новом самолете». Пока же Су-25 «способны и решают задачи, которые стоят перед штурмовой авиацией». Прежнее руководство ВВС рассматривало вопрос использования УТС L-39, после соответствующей модернизации, в качестве легкого ударного самолета. Сейчас от этой идеи решено отказаться. Вместо этого сверхштатные L-39, как и МиГ-27, считаются «подходящими» для переоборудования в беспилотные ударные ЛА. «Есть опыт «Бурана», на котором применялась автоматическая система управления полетом. Сейчас имеется возможность существенно снизить массу и габариты соответствующей аппаратуры, до необходимых размеров для установки на «бывший летающий самолет». Подвеска вооружения — тоже решаемый вопрос», — считает Михайлов.

В последние несколько лет нагрузка на экипажи стратегических бомбардировщиков возрастает. В 2003 г. прошли крупные учения Дальней Авиации в Индийском Океане, а в 2004 г. планируется «выход в Атлантику». В целом же, начиная с 1991 г., налет самолетов Дальней Авиации был минимален, часть бомбардировщиков вывели в резерв. Проблемный вопрос — двигатели. Считается, что их не нужно подвергать модернизации, а сосредоточить внимание и средства следует на авионике, высокоточных системах навигации и оружия. Созданы бригады из специалистов НИИ Минобороны и промышленности, которые, после тщательной проверки состояния каждого отдельного двигателя, продлевают календарные их эксплуатации сроки без ремонта. Модернизированные Ту-160 могут использовать не только ракеты, как ранее, но и бомбы. Как и на Ту-95, на этих самолетах устаревшее оборудование заменяется новым, которое при меньших весах и габаритах решает большее число задач.

Прошедший год был первым, когда в составе ВВС России присутствовала Армейская Авиация. «Мы взяли Армейскую Авиацию в плачевном состоянии. Это и была одна из причин передачи ее нам. Весь летный состав Армейской Авиации по-доброму это принял, даже обрадовался», — говорит главком. Переход из Сухопутных Сил в ВВС отразился на исправности парка вертолетов: в частях, где соответствующий коэффициент был 7-8%, сейчас он увеличился до 40%. Подходы к модернизации вертолетов — такие же, как в случае Су-27. Число программ модернизации ударного Ми-24 сокращено, финансовые ресурсы сосредоточены на выбранных направлениях. В конце 2003 г. первые вертолеты, модернизированные в Ми-24ПН, поступили с «Роствертола» в военную часть в г. Торжок. Они будут использоваться для подготовки методик для строевых летчиков. В 2004 г. планируется оснастить такими вертолетами полк, действующий в составе армейской группировки на Северном Кавказе. «В том регионе обстановка остается достаточно напряженной… Для операций [в Чечне] техники хватает, ее там даже больше, чем нужно. Коэффициент исправности — высокий. Все задачи, а их, к счастью, становится все меньше, мы решаем», — утверждает главком.

Из новой техники особое внимание уделяется Ми-28Н, который станет основным ударным вертолетом. Летные испытания первой серийной машины планируется начать весной этого года. В производстве на «Роствертоле» находятся три машины. В рамках программы испытаний им предстоит выполнить 600 полетов. Вертолеты Ка-52 поступят в специальные подразделения, где будут использоваться в основном для ведения разведки.

После реформ в ВС России в структуре ВВС появились войска ПВО. Главком считает, что, в целом, ситуация по ПВО «неплохая». За последние два года проведены все плановые испытания, а промышленность выполнила программы государственного заказа в запланированных объемах. Количество учений с боевой стрельбой «увеличено практически в два раза». Критику руководства ВВС за вывод из строя старых систем С-125 и С-200 Михайлов считает необоснованной — на вооружении остаются более совершенные системы, такие как С-300, которые обеспечивают решение задач, поставленных перед силами ПВО. Ведется работа по оснащению систем С-300 ракетой с увеличенной дальностью стрельбы, а также над комплексом следующего поколения С-400. «По С-400 было серьезное отставание, но сейчас мы подтянулись и входим в график», — сказал главком. Возможно, уже в новом году один дивизион будет оснащен новым комплексом. Неплохо зарекомендовала себя на испытаниях ракетно-пушечная система «Панцирь», предназначенная для уничтожения воздушных целей на малой и средней дальности. Она также поступит в части.

Среди трудностей Михайлов назвал организацию ремонта ракет, о которой «поздно подумали». Сейчас работы по данному направлению ускорены. Создаются лаборатории на базе автомобилей, которые можно быстро перебросить в заданный район на транспортном самолете. Оборудование лабораторий позволяют проводить тестирование блоков ракет и, при необходимости, их ремонт или замену.

В январе 2004 г. руководству Минобороны представлена концепция воздушно-космической обороны (ВКО), на разработку которой ушло более полугода.

1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars (проголосуйте)
Загрузка...