Иван Баранецкий С запуском в апреле 1971 г. первой отечественной орбитальной станции ДОС-7К «Салют» началась эра эксплуатации таких станций. Однако три года после запуска первого «Салюта» оказались драматическими. Из-за неудачных запусков очередных «Союзов» эта станция, приняв на борт только один (впоследствии погибший на спуске) экипаж, спустя полтора года после старта прекратила свое существование. Затем еще три станции по причине различных аварий и неполадок превратились в космические «обломки» либо во время старта, либо на орбите. В этот же период была «похоронена» и лунная программа. И все это произошло на фоне безоговорочных успехов американцев: три длительные экспедиции на станции «Скайлэб» в 1973 г. и девять пилотируемых полетов к Луне, из них шесть — с высадкой астронавтов на поверхность селены (с декабря 1968 г. по декабрь 1972 г.).

(Продолжение. Начало в № 6, 2002 г.)

К сожалению, после трагической гибели экипажа Георгия Добровольского в июне 1971 г. три последующих года для СССР оказались «пустыми». На 29 июля 1972 г. был назначен старт второй станции – «Салют-2». Однако авария ракеты-носителя перечеркнула эти планы.

Немного ранее этого события на космодроме уже находилась так называемая ОПС — орбитальная пилотируемая станция. Она предназначалась для решения военных задач и разрабатывалась коллективом ОКБ под руководством В.Н.Челомея (ныне НПО «Машиностроение»). С самого начала создания ее именовали ОПС «Алмаз». По целевому назначению и конструктивному исполнению она во многом отличалась от орбитальных станций «Салют», разрабатываемых в ЦКБЭМ под руководством Василия Мишина (ныне РКК «Энергия» им. С.П.Королева). Драматизм программы «Алмаз», как и многих других (в частности лунной), характерен для советского периода развития космонавтики и мало кому известен. Но об этом позже.

3 апреля 1973 г. был осуществлен первый запуск станции «Алмаз». В официальном сообщении о выводе на орбиту ее назвали «Салют-2». На середину апреля намечался старт корабля «Союз-12» с экипажем в составе Павла Поповича и Юрия Артюхина в качестве основной экспедиции на эту станцию. Однако вскоре этот запуск пришлось отменить. На тринадцатые сутки полета на борту «Салюта-2» произошла авария, которая привела к разгерметизации станции. 29 апреля ОПС-1 прекратила свое существование. 11 мая 1973 г. состоялся запуск «Салюта-3». Станция вышла на орбиту, однако уже на первых витках полета обнаружились серьезные неполадки, которые исключали возможность ее эксплуатации в пилотируемом режиме. Тогда станцию назвали «Космос-557».

29 июня 1974 г. на орбиту вышла вторая станция «Алмаз» (ОПС-2) под названием «Салют-3». 3 июля того же года стартовал корабль «Союз-14» с экипажем в составе Павла Поповича и Юрия Артюхина, который прибыл на борт станции 4 июля. Программа «Алмаз», начавшаяся с опозданием на год, пошла, как говорится, наперекосяк: срывы стыковок, отмена стартов, прекращение эксплуатации в пилотируемом режиме. Все это привело к тому, что 24 января 1975 г. «Салют-3» исключили из реестра из-за прекращения своего существования. Первый и единственный экипаж, побывавший на этой станции, проработал всего лишь 16 сут. Затем на орбиту вышел очередной «Алмаз» («Салют-4»), стартовавший 26 декабря 1974 г. Потом последовали и другие «Алмазы»: «Салют-5», «Салют-6», «Салют-7». Судьба их разная, как и продолжительность эксплуатации на орбите. Не все запланированные программы удалось выполнить, хотя экспедиции на эти станции были по-своему интересны, многое и по сей день окутано тайной. К этим полетам мы еще вернемся, ибо все перипетии с «Союзами» и «Алмазами» закончились тем, что на орбите появился уникальный многомодульный комплекс «Мир», просуществовавший более 13 лет. Это было бесспорное достижение и космической науки, и конструкторской мысли, и производства.

Однако пора уже рассказать о тех событиях, которые сопровождали разработку таких программ, как «Алмаз», лунная и др.

Работы по «Алмазу» начались в подмосковном Реутове в середине 60-х годов. Но официального решения о строительстве этого комплекса не было более пяти лет — его принятию мешали С.П.Королев и В.П.Мишин при поддержке Л.В.Смирнова (Совет Министров) и Д.Ф.Устинова (ЦК КПСС). Только в августе 1970 г. было принято, наконец, решение ЦК и Совмина, в соответствии с которым В.Н.Челомея обязали построить и испытать станцию во второй половине 1971 г., а в 1972 г. сдать ее на вооружение МО. Обязать-то обязали, но лишили возможности ее строить: отобрали весь задел по «Алмазу» и передали его Мишину для разработки ДОС-7К, одновременно переподчинив ему филиал ОКБ Челомея в Филях во главе с Бугайским. Василий Мишин пытался доказать, что его ДОС-7К дешевле и лучше «Алмаза», что надо построить десять таких станций и закрыть программу «Алмаз». Он стремился окончательно закрепить за собой Бугайского и лишить Челомея производственной базы. У Мишина на тот момент было пять КБ и более 60 тыс. рабочих, под его руководством велись работы по «Союзам», 7КС, Л-3, ДОС-7К и другим объектам, и почти все программы, кроме «Союза», терпели провалы. У Челомея осталось одно ОКБ и 8 тыс. рабочих, но при этом он успешно справился с разработкой морских ракет и построил хорошую ракету УР-500 (на то время самый мощный действующий носитель).

«Алмаз» Челомея был на порядок лучше мишинской станции ДОС-7К — это видели все беспристрастные специалисты. Но отношение к «Алмазу» и его автору со стороны Д.Ф.Устинова было по меньшей мере ошибочным. Он дал зеленую улицу ДОС-7К и зажег красный свет перед «Алмазом». По этому поводу Челомей высказывался так: «Для того чтобы «Алмаз» взлетел вовремя, нам нужно хотя бы 10% того внимания, которое Устинов уделяет ДОС-7К».

Теперь уместно сказать о причинах наших неудач в создании более совершенного по сравнению со станцией ДОС-7К комплекса «Алмаз» и особенно очевидных провалов в освоении Луны.

Уже в самом начале 70-х годов в бескомпромиссной схватке между СССР и США по лунной программе убедительную победу одержали американцы. Когда полетом «Аполлона-17» в 1972 г. США успешно закончили лунную программу, наш лунный комплекс Н-1 — Л-3 «лежал на боку». «Проглотив миллиарды», он так и не поднялся.

Главная причина провалов в исследовании космоса по состоянию на 1970-1971 гг. состояла в том, что у нас тогда не было правительственного органа (по типу НАСА), который повседневно руководил бы всеми работами по исследованию космического пространства. Не было хорошо продуманных и обоснованных планов космических исследований не только на пятилетку, но даже на текущий год. В то время американцы много писали, что СССР якобы имел программу развития космонавтики на 20-25 лет вперед, но они кричали об этом с целью нажать на Конгресс и президента, чтобы получить больше ассигнований на исследование космоса. Развитием нашей космонавтики «руководили» три органа: ЦК КПСС, Совет Министров и Академия наук, но оно было слишком общее, несистематическое, а потому недостаточно квалифицированное. Зачастую высшие чиновники -руководители космической отраслью «давали зеленый свет» космическим проектам тех главных конструкторов, чьи симпатии были на их стороне. Не было у нас единого руководства «военным космосом» и в Министерстве обороны.

Еще в декабре 1970 г. руководитель подготовки советских космонавтов Николай Каманин настаивал на полном прекращении работ по лунному комплексу Н-1 — Л-3 (ракета и корабль соответственно), а главный конструктор Василий Мишин — на продолжении. Самым слабым и ненадежным эвеном в этом комплексе была ракета Н-1. Ее усиленно «лечили», хотя уже тогда многие специалисты не верили в ее надежность.

Все четыре попытки заставить лететь эту РН закончились взрывами (четвертая и последняя попытка запуска ракеты Н-1 была предпринята 23 ноября 1972 г.).

Руководители ВВС предлагали поставить крест на этом комплексе, модифицировать ракету Челомея УР-500 и строить принципиально новый лунный корабль, планируя нашу первую экспедицию на Луну в 1974-1975 гг. Но прекращать работы было непросто — слишком много средств вложили в этот конструктивно неправильный и бесперспективный проект. Многие еще надеялись, что уже в 1971 г. она будет способна выводить на орбиту 95-105 т полезной нагрузки. По планам Мишина на 1971-1972 гг. намечались 4-5 беспилотных пусков и один пилотируемый облет Луны, а в марте 1973 г. — первая экспедиция на Луну. Но этим грандиозным планам не суждено было сбыться.

(Продолжение следует)

1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars (5,00 из 5, оценило: 1)
Загрузка...