Александр Яворский  (Продолжение. Начало в №3 1999 г.)

Су-151981 г. 18 июля «голубь мира» — «убийца Боингов» Су-15 под управлением капитана В.Куляпина тараном уничтожил в небе Грузии аргентинский транспортный самолет, вторгнувшийся в воздушное пространство Советского Союза со стороны сопредельного Ирана. Согласно статье «Забытый подвиг» («Вестник Воздушного Флота» №1, 2001 г.), летчику была дана команда опознать нарушителя и принудить его к посадке, что он и попытался выполнить. Но нарушитель не подчинился командам летчика Су-15 и с помощью маневров по курсу и высоте пытался оторваться от преследовавшего его перехватчика. Когда нарушитель взял курс на границу, перехватчику была дана команда на уничтожение цели. Но на самолете отсутствовали пушки, а для маневра с целью захода в заднюю полусферу нарушителя для пуска ракет не Су-15было времени. В этих условиях летчик принял решение идти на таран, что он и сделал, нанеся удар фюзеляжем снизу вверх по хвостовому оперению воздушного противника. Оба самолета получили серьезные повреждения, и их обломки упали на советской территории. Куляпину удалось благополучно покинуть самолет. За этот подвиг он был награжден орденом Красного Знамени.

Су-22М1981 г. 19 августа, в период очередного осложнения американо-ливийских отношений, парой палубных истребителей F-14 (бортовые номера 102 и 107) с американского авианосца в акватории залива Сидр были сбиты два истребителя-бомбардировщика Су-22М ВВС Ливии. По версии американцев, истребители F-14 из состава эскадрильи VF-41, базирующейся на авианосце «Нимитц», направленные в сторону ливийских самолетов для предупредения их о вхождении в опасную зону проведения маневров, были первыми атакованы ракетами К-13 ливийских Су-22М. В ответ американцы, совершив противоракетный маневр, атаковали ливийские самолеты ракетами AIM-9L «Сайдуиндер».

На самом деле американцы всеми своими действиями явно провоцировали Ливию, летая над заливом Сидр (Большой Сирт), который Ливия считает своим внутренним морем (по 32°30′ сев.ш.). 18 и 19 августа США устроили маневры кораблей (15 единиц) 60-го оперативного соединения 6-го флота США с пуском ракет класса «воздух-воздух» и «поверхность-воздух» по радиоуправляемым мишеням.

По утверждениям ливийской стороны, пара ливийских Су-22М совершала обычный тренировочный полет в зоне, когда на них неожиданно напали американские истребители. В одном из сообщений ливийская сторона даже утверждала, что восемь истребителей внезапно «накинулись» на два Су-22, которые выполняли патрулирование, и один F-14 был даже сбит.

Бесспорен тот факт, что Х.Климан, командир эскадрильи VF-41, который был в этой паре истребителей F-14 ведущим, как старший по должности и в группе, принял решение об атаке первого ливийского самолета. Позднее он скажет, что после пуска по его самолету ракеты ведущим Су-22М, сам он действовал согласно обычным американским правилам перехвата в мирное время, в которых сказано, что если американский самолет будет обстрелян, то он может произвести ответный выстрел.

Эти события в изложении американской стороны выглядят недостаточно убедительно. Если бы ливийцы собирались атаковать такие самолеты, как F-14, с их мощным боевым и электронным оснащением (да еще и с учетом сильного информационного обеспечения со стороны авианосца и самолетов дальнего радиолокационного обнаружения и наведения Е-2С «Хокай»), то выбрали бы для решения этой задачи более подходящие самолеты — истребители МиГ-21бис, МиГ-23ПФ или МиГ-25П, предназначенные для борьбы с воздушным противником. Правда, известно, что в ряде случаев для решения этой задачи привлекались самолеты Су-22 и французские «Мираж» F.1.

Су-22М3Все это, с учетом заявления офицеров ВМС США, выглядит крайне подозрительно. К тому же атмосферные условия в день инцидента якобы настолько ограничивали видимость и эффективность действия американских РЛС воздушного и корабельного базирования, что свидетели этого боя вообще отсутствовали, и вся история воспринималась по докладам вернувшихся на авианосец летчиков.

Скорее всего, американцы явно провоцировали ливийцев своими маневрами и стрельбами, выполняя учебные перехваты противника. Ливийские самолеты, как заявляли американцы, постоянно направлялись в зону проведения маневров и стрельб, и 18 августа совершили 35 вылетов в зону учений и в непосредственной близости от нее. Большинство вылетов проводились парами самолетов МиГ-23, МиГ-25 и французскими «Миражами».

Всего Ливии было поставлено 47 Су-22, 49 Су-22М и 13 Су-22У, а также 6 фронтовых бомбардировщиков Су-24. В 80-х годах ливийские Су-22М применялись в боевых действиях в Чаде, когда несколько этих самолетов были сбиты огнем зенитной артиллерии.

1982 г. Война, развязанная Израилем против Ливана и известная как операция «Мир Галилее», началась 6 июня и продолжалась до 11 июня 1982 г. В ходе этой операции Израилю удалось оккупировать более 30% территории Ливана, нанести существенный урон боевым формированиям палестинского движения сопротивления и добиться их вывода из Ливана. В боевых действиях по поддержке палестинских формирований из стран арабского мира принимала участие только Сирия. В целом, действия сирийских войск отличались пассивностью, и были направлены на сдерживание противника и замедление темпов его наступления.

Активные боевые действия израильской авиации начались 4 июня с привлечением тактических истребителей F-4, A-4 и «Кфир». В ряде случаев для нанесения ударов по наземным целям использовалась часть самолетного парка истребителей F-16. Сопровождение ударных групп обеспечивалось самолетами F-15 и F-16.

Действия сирийских ВВС отличались крайней пассивностью. Во время воздушных боев ударная авиация Израиля совершила 970 самолетовылетов, что составило 45% от всех вылетов ВВС и в 24 раза превзошло количество вылетов ударной авиации ВВС Сирии. Хотя ударная группировка ВВС Сирии состояла из 147 истребителей-бомбардировщиков, ею за период с 5 по 11 июня было выполнено… всего 40 вылетов, что составило 5% от всех вылетов ВВС Сирийской Арабской Республики.

В начале июня парк истребителей-бомбардировщиков сирийских ВВС составлял 143 единицы (66 МиГ-23БН, 40 Су-22М, 21 Су-20 и 16 Су-7). Из указанных 40 самолетовылетов МиГ-23БН совершили 30, а Су-22М — только 10, причем все в течение одного дня — 10 июня (по другим данным, 11 июня). Потери этих самолетов составили 14 МиГ-23БН и 7 Су-22М соответственно. Другие истребители-бомбардировщики в бой не вводились.

10 (11) июня восемь Су-22М, каждый из которых был вооружен восемью ФАБ-500, нанесли удар по штабу израильских войск в Южном Ливане. Цель была поражена с большими потерями для израильской стороны. Цена, заплаченная за это, составила семь самолетов, по некоторым данным, отнесенных на счет истребителей F-16. При этом известно, что вместо массированного удара самолеты Су-22М якобы выполнили серию последовательных налетов, выходя после ударов на высоты, где противник мог организовать эффективное противодействие. Самолеты Су-22М привлекались также для выполнения разведывательных задач. Радиотехническая разведка велась с применением контейнеров ККР-1 (СРС-13).

Хотя в статистических отчетах семь Су-22М относят на счет воздействия зенитных средств, в действительности все выглядело не столь героически. Так, в одном из ударов звеном Су-22М под бомбы, сброшенные ведущим, попали три ведомых самолета по причине того, что летчики не выдержали необходимых дистанций. Два летчика вскоре самостоятельно добрались до своей территории. Все три самолета были потеряны и условно отнесены к категории потерь от зенитного огня, что, конечно, исключительно верно, учитывая направление поражающего действия осколков при подрыве сброшенных бомб.

Всего за время боевых действий сирийские ВВС потеряли 68 самолетов и 25 летчиков (6 МиГ-21МФ, 4 МиГ-23МС, 26 МиГ-21бис, 11 МиГ-21МФ, 14 МиГ-23БН, 7 Су-22М). Кроме того, было потеряно 18 вертолетов «Газель». Из указанного числа потерь 12 самолетов и 8 вертолетов были сбиты своими зенитными средствами, три Су-22М потеряны при выходе из атаки от взрывов бомб ведущего, один самолет потерян из-за нехватки топлива при полете по маршруту, нерасчетливо заданному вышестоящим штабом.

В целом действия ударной авиации сирийских ВВС были неорганизованными и неудачными. Истребители-бомбардировщики МиГ-23БН и Су-22М не сыграли никакой роли в боевых действиях, но потеряли в целом 52,5% вылетавших самолетов. Правда, на их счет (преимущественно самолетов МиГ-23БН) относят 80 танков и два батальона мотопехоты противника.

1983 г. В ночь с 31 августа на 1 сентября, после длительной проводки цели, неоднократно и на длительное время вторгавшейся в воздушное пространство Советского Союза, в районе южной части острова Сахалин, был сбит лайнер «Боинг-747» печально известной по 1981 г. южно-корейской авиакомпании KAL, следовавший рейсом «Нью-Йорк — Анкоридж (Аляска) – Сеул». Для перехвата «Боинга» были подняты несколько самолетов Су-15 и МиГ-23. Лайнер подвергся атаке перехватчика Су-15ТМ под управлением летчика Геннадия Осиповича, взлетевшего с сахалинской военной базы «Сокол». «Голубь мира» Осиповича приблизился к цели, имея приказ вынудить самолет к посадке. Для этого он пытался привлечь внимание самолета-нарушителя покачиванием крыльев и затем дал предупредительные очереди (232 снаряда).

Полагают что, экипаж «Боинга» в темноте мог и не видеть этих очередей, так как снаряды в боекомплекте были бронебойные, а не зажигательные. По свидетельству Осиповича, экипаж лайнера все-таки заметил его истребитель, так как значительно уменьшил скорость полета — до 400 км/ч, рассчитывая на то, что преследующий самолет не сможет лететь на такой малой скорости из-за опасности сваливания в штопор и вынужден будет увеличить скорость и проскочить вперед, что и произошло.

Получив с земли приказ уничтожить цель, Осипович уменьшил скорость и «провалился» на 2000 м, после чего включил форсаж и резко задрал нос самолета. Ракеты захватили цель. Пуск первой ракеты (Р-98Т) был выполнен с дальности до цели 5 км (по другим данным — 11 км), после чего последовал пуск второй ракеты (Р-98Р). Из атаки «убийца Боингов» вышел в 18 ч 26 мин. по Гринвичу. У «Боинга» были поражены фюзеляж и один из двигателей. Лайнер в конечном итоге упал в море. Эта многослойная операция американской разведки с применением воздушных, наземных и космических средств, элементов прикрытия и дезинформации до сих пор является одной из темных историй.

Достоверным является то, что атакующим самолетом был Су-15, фамилия летчика Осипович, лайнер «Боинг-747» южно-корейской авиакомпании KAL. Впрочем, следует заметить, что всякое новое – это хорошо забытое старое, а плохая память – лишний повод вторично наступить на те же грабли. В апреле 1978 г. американская разведка провела похожую операцию в районе Кольского полуострова, где основными «героями» также были лайнер фирмы «Боинг» («Боинг-707») и перехватчик Су-15. Да и принадлежал тот лайнер авиакомпании KAL. Правда, обошлось без жертв. (См. «Авиапанорама» №№ 4,6, 2000 г.).

1986 г. Начавшаяся в 1980 г. война между Ираком и Ираном к 1986 г. приняла затяжной характер. Вооруженные силы Ирака располагали значительным количеством сверхзвуковых истребителей-бомбардировщиков Су-20/Су-22 (в разные годы было поставлено 209 самолетов Су-20, Су-22, Су-22М, Су-22М3, Су-22М4 и их учебно-боевых вариантов — Су-22У, Су-22УМ и Су-22УМ3), которые, по некоторым данным, неплохо проявили себя. Кроме самолетов типа Су-20, по данным иностранных источников, в строю еще находились их «младшие братья» — истребители-бомбардировщики Су-7БМК (три эскадрильи общей численностью 40 самолетов).

Однако в создавшейся оперативной обстановке потребовались ударные самолеты для непосредственной авиационной поддержки сухопутных войск на поле боя. После обращения Ирака к Советскому Союзу и показа самолетов иракской военной делегации в мае 1986 г. в Кубинке, иракская сторона сделала однозначный выбор в пользу штурмовика Су-25. В том же году сразу же был закуплен полк таких самолетов, а в 1987 г. — второй.

Всего в Ирак было поставлено 84 машины (72 самолета Су-25К и 12 Су-25УБК). Штурмовики морским путем переправлялись в Ирак в разобранном виде и там собирались бригадой советских специалистов. В это же время иракские летчики обучались полетам на этих машинах. Собранные самолеты рассосредотачивались по всем основным иракским аэродромам, включая Бассорах, Таллил и Ятиках.

С 1987 г. вплоть до окончания войны в 1989 г. на штурмовики Су-25К легла основная нагрузка. Стандартным вооружением самолетов Су-25К во время войны были контейнеры УБ-32А с НУРС калибра 57 мм и различные типы бомб свободного падения, поставки которых проводились разными странами. По данным иностранных источников, Ирак получил также ракеты Х-29 (AS-14 Kedge — по классификации НАТО) класса «воздух-поверхность», но считается, что они никогда не использовались на иракских самолетах Су-25К, хотя те и имели возможность их применения.

Согласно тем же источникам, самолеты Су-25К использовались Ираком для доставки химических бомб калибра 250 и 500 кг. «Пятисотка» представляла собой местную разработку на базе ФАБ BR-500 испанского производства. На предприятии в Самарре, севернее Багдада, было изготовлено несколько бомб, одна из которых содержала иприт (горчичный газ), другая – «табун», смертельный нервно-паралитический газ, разработанный в 1936 г. в Германии доктором Герхардтом Шрадером. Первое сообщение о применении Ираком иприта было датировано ноябрем 1983 г.

К сожалению, о конкретных случаях боевого применения «грачей» в этой войне известно так же мало, как и об их потерях, но некоторые данные позволяют считать, что с 1987 г. штурмовик Су-25 стал основной «рабочей лошадкой» иракских ВВС. Следующие цифры говорят сами за себя. Если эти данные достоверны, то в тех случаях, когда вся авиация Ирака выполняла по 1200 вылетов в день, 900 из них приходились на самолеты Су-25.

Во время проведения крупных операций, когда в день совершалось по 1400-1500 вылетов, на долю «двадцать пятых» приходились 1200 вылетов. Некоторые самолеты делали до 15 вылетов в день. Известен случай, когда самолет Су-25 получил поражение от иранского ЗРК «Хок», но летчик сумел довести изуродованную машину до базы и благополучно посадить ее.

После окончания войны Саддам Хусейн лично наградил каждого летчика двух этих полков высшей наградой страны, что помимо пропагандистского эффекта необходимо расценивать как высокую оценку действий штурмовиков Су-25 в этой войне. Иракские Су-25К имели на борту пятизначный номер черного цвета, первые две цифры всегда были «25». Первый публичный показ самолетов состоялся в мае 1989 г., уже после окончания войны, в День авиации Ирака, в международном аэропорту им. Саддама Хусейна в Багдаде. В показе участвовал самолет Су-25К с бортовым номером 25590.

(Продолжение следует)

1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars (проголосуйте)
Загрузка...