Александр Яворский Имя “конструктора, вышедшего из тени”, как его называли на Западе, теперь знают все так же, как и самолеты, созданные в его КБ, которое в июле 2004 г. отметило 65-летие. Это — Павел Осипович Сухой.

1987 г. В этом году авиационный мир впервые на практике увидел маневренные характеристики обычного стандартного истребителя Су-27, поступившего но вооружение ПВО Советского Союза. 13 сентября этого года норвежский патрульный самолет Р-3В «Орион» из состава 333-й авиационной эскадрильи ВВС Норвегии, дислоцированной на авиабазе Андойя, по сообщению министра обороны Норвегии, совершал «обычный разведывательный полет над Баренцевым морем», а точнее — пытался вести наблюдение за группой советских военных кораблей в нейтральных водах Баренцевого моря, а еще точнее – над международными водами к северу от Мурманска, в 48 милях от ближайшего побережья Советского Союза.

Летчик истребителя Су-27 Василий Цимбал из 941-го истребительного авиаполка 10-й армии ПВО получил приказ выполнить учебный перехват норвежского самолета и предотвратить постановку им гидроаккустических буев. Для молодого летчика это был первый полет на перехват реальной цели.

Подойдя ближе к «Ориону» Цимбал попытался принудить его к изменению курса, но это ни к чему не привело, «упрямый» «Орион» продолжал выполнять свою задачу. По заявлению министра обороны Норвегии, Су-27 приблизился к Р-3В с левого борта на расстояние меньше 1,8 м.

И здесь произошло неожиданное. Экипаж «Ориона» решил избавиться от навязчивого противника и применить стандартный прием – резко уменьшить скорость полета, полагая, что истребитель противника не сможет держаться рядом с ним на такой малой скорости и непременно начнет сваливаться. Однако Су-27 продолжал устойчивый полет точно под «Орионом». Летчик Р-3В, потеряв «двадцать седьмой» из виду, стал маневрировать в результате чего воздушный винт правого внешнего двигателя ударил по левому килю истребителя. Впрочем, можно сформулировать и по-другому: в ходе маневрирования летчик «двадцать седьмого» задел килем воздушный винт «Ориона».

Произошло разрушение воздушного винта, обломки которого разлетелись с большой скоростью и пробили фюзеляж «Ориона», в результате чего произошла разгерметизация. На Су-27 была разрушена радиопрозрачная законцовка киля. «Орион» вынужден был покинуть зону патрулирования, а Су-27 благополучно вернулся на свою базу.

Не давая конкретных оценок действиям экипажей обоих самолетов, необходимо отметить, что самолеты норвежских ВВС (в интересах НАТО и особенно ВМС США) настойчиво вели воздушную и гидроаккустическую разведку вблизи советских территориальных вод, пытаясь контролировать действия советских подводных лодок. Однако после этого инцидента произошел явный спад в разведывательной деятельности норвежской авиации. Летные характеристики Су-27 позволяли ему маневрировать в опасной близости от патрулирующих разведывательных самолетов.

1991 г. После трагической гибели южно-корейского лайнера Боинг-747 на Дальнем Востоке в 1983 г. на долю «убийцы боингов» – перехватчика Су-15ТМ, в основном доставались высотные разведывательные воздушные шары, на языке документов называемые «АДА» (автоматические дрейфующие аппараты), которые продолжали запускать в советское воздушное пространство страны НАТО. Впрочем, в подобных действиях перехватчикам Су-15 приходилось участвовать и раньше, но реальные успехи были достигнуты только в октябре 1974 г., когда один из трех поднятых в воздух самолетов Су-15 ракетой Р-98Т «отбил» подвеску шара, начиненную разведывательной аппаратурой.

«Шаровая охота» наиболее удачной была в 1975 г., когда из 16 АДА, находившихся в советском воздушном пространстве, было сбито или была «отбита» подвеска у 13 шаров, причем 5 АДА пришлись на долю Су-15.

Один из последних таких шаров был сбит перехватчиком Су-15ТМ (летчик капитан И. Здатченко) 2 сентября 1991 г. в районе Кольского полуострова.

1991 г. Во время боевых действий между Ираком и силами антииракской коалиции, возглавляемой США, иракские боевые самолеты не принимали активного участия. Это было обусловлено полным господством противника в воздухе и разрушенными иракскими линиями командования и связи, что лишило авиацию управления и наведения, в том числе по сосредоточениям сухопутных группировок войск коалиции.

В составе ВВС Ирака находились «суховские» самолеты Су-7, Су-20, Су-22, Су-25 и Су-24. Иракские самолеты были рассосредоточены по различным аэродромам, оборудованным убежищами разной степени защищенности, вплоть до подземных, которые выдерживали прямые попадания бетонобойных боеприпасов противника. Однако часть иракских самолетов находилась на открытых стоянках, и, несмотря на широкое использование иракцами макетов самолетов на своих аэродромах, несла потери. Один из штурмовиков Су-25 (бортовой номер 25591) был уничтожен на земле на авиабазе Ятиках.

Непрекращающиеся удары авиации противника, в том числе по аэродромам со значительными повреждениями ВПП и рулежных дорожек, а также опасность вторжения сил коалиции на территорию Ирака, заставили руководство страны с целью спасения авиационного парка отдать распоряжение о переброске самолетов на аэродромы сопредельного Ирана, с которым незадолго до начала боевых действий было заключено особое соглашение. Согласно ему в экстренных случаях (отказы на борту, нехватка топлива и др.) иракские самолеты могли приземляться на иранских аэродромах.

25 января первые семь иракских самолетов пересекли воздушную границу с Ираном и благополучно приземлились на иранской территории. Большинство иракских самолетов в зависимости от мест базирования и маршрутов следования приземлялись на трех основных аэродромах Ирана: Тебриз, Хамадан-Шахроки и Дизфуль-Вахдати, расположенных в глубине иранской территории на расстоянии 75-280 км. Командование ВВС коалиции организовало воздушное патрулирование над северо-восточной частью Ирака с целью предотвращения переброски иракских самолетов в Иран.

Патрулирование оказалось недостаточно эффективным, в результате чего за все время операции «Буря в пустыне» из Ирака в Иран перелетело 148 самолетов, в том числе 115 боевых и 33 пассажирских. Некоторые самолеты удавалось перехватить. 6 февраля 1991 г., вскоре после восхода, американским воздушным патрулем в составе пары истребителей F-15C (заводские номера 79-0078 и 84-0019) из состава 53-й иаэ 36-го тактического авиакрыла ВВС США в Западной Европе, дислоцировавшегося в Битбурге, был выполнен перехват группы иракских самолетов (два МиГ-21 и два Су-25), перебазировавшихся в Иран. Ведущий пары (борт 79-0078) уничтожил оба МиГ-21, а ведомый ракетами AIM-9 «Сайдуиндер» сбил два штурмовика Су-25, которые упали на иракской территории.

Несмотря на то, что к началу войны в Персидском заливе ВВС Ирака имели всего лишь один экипаж, подготовленный для боевого применения Су-24МК, 24 машины этого типа без потерь перелетели на территорию Ирана, уклонившись от атак самолетов коалиции. Маловысотные фронтовые бомбардировщики Су-24 оказались трудными целями для хваленых экипажей противника, действовавших при полном господстве в воздухе. Всего Ираку к тому времени было поставлено 30 самолетов Су-24.

Среди 115 перелетевших в Иран боевых самолетов были 24 «Мираж»F.1, 24 Су-24, 40 Су-22, 4 Су-20, 7 Су-25, 4 МиГ-29, 7 МиГ-23МЛ, 4 МиГ-23БН, 1 МиГ-23УБ. В ходе войны в воздушных боях иракские ВВС потеряли 39 самолетов и вертолетов, считая сбитые при попытке перелета в Иран (5 МиГ-29, 7 «Мираж»F.1, 4 МиГ-21, 2 МиГ-25, 7 МиГ-23, 6 Су-20/Су-22, 2 Су-25 и 6 вертолетов). Считают, что в ходе боевых действий Ирак потерял на земле, по меньшей мере, 200 самолетов, хотя с учетом широкого использования иракцами макетов самолетов указанное количество машин может быть значительно преувеличено по сравнению с истинными потерями.

1992 г. После эпизода с норвежским патрульным самолетом Р-3В “Орион” в 1987 г. не представлялось случая показать летные возможности истребителя Су-27 по отношению к современному боевому противнику класса истребителя. В боевых действиях “двадцать седьмые” не участвовали. Конечно, Су-27 неоднократно демонстрировал высокие маневренные характеристики на многочисленных международных авиасалонах, но все-таки это были демонстрационные полеты в очень небольшом воздушном пространстве в густонаселенных районах со всеми присущими этому ограничениями.

В августе 1992 г. представилась возможность встретиться в учебном воздушном бою с тем самолетом, против которого и создавался Су-27 – с американским истребителем завоевания превосходства в воздухе F-15 “Игл” (Eagle – “Орел” – символ могущества и основной “персонаж” государственного герба США). Делегацию в составе летчиков полковника А. Харчевского (в настоящее время в звании генерал-майора возглавляет Центр), майора Е. Карабасова, возглавлял генерал-майор Н. Чага, начальник липецкого Центра боевой подготовки и переучивания летного состава. «По технике» в состав команды входили два двухместных самолета Су-27УБ и военно-транспортный самолет Ил-76.

Во время посещения с дружеским визитом американской авиабазы Лэнгли российской стороной было предложено американцам провести учебный воздушный бой. Американцы вежливо отказались от боя у всех на виду, сославшись на интенсивное воздушное движение в этой зоне и высокую плотность населения несмотря на то, что авиабаза, конечно, имеет свою воздушную зону, закрытую для полетов или же временно закрываемую для полетов самолетов гражданских авиалиний и частных самолетов.

В конечном счете, американцы организовали, так называемое, “совместное маневрирование” (учебный воздушный бой) подальше от чужих глаз, т.е. своих же сограждан, в акватории Атлантического океана.

В Лэнгли (не путать с местечком Лэнгли под Вашингтоном, где расположена штаб-квартира ЦРУ) традиционно дислоцируется 1-е авиакрыло тактических истребителей, считающееся лучшей авиационной частью в ВВС США, летчики которой имеют высокую летную квалификацию, отличную тактическую подготовку и пилотируют самые современные истребители.

Сами же американцы выполнили одиночный пилотаж истребителя F-15, по которому советские летчики смогли определить слабые и сильные стороны этого самолета. Как рассказывал позднее А. Харчевский, «…мы увидели, что где-то он «делает площадки», чтобы разогнать скорость, по секундам посчитали его вираж и так далее. То есть, многие характеристики F-15 нам стали ясны».

Для совместного маневрирования была выделена воздушная зона в 200 км от Атлантического побережья США в эшелоне высот 2500-8500 м. В зону пилотирования были направлены двухместный Су-27УБ (в передней кабине российский летчик, в задней – американский, командир этой авиабазы), F-15D (американский летчик в передней кабине и российский военно-воздушный атташе, тоже летчик, выполнявший роль переводчика – в задней), а также двухместный F-15D в качестве самолета сопровождения и наблюдения, в задней кабине которого находился фотограф с кинокамерой. Условия были типовыми для ближнего воздушного боя: атака со стороны задней полусферы (ЗПС) и попытка удержаться “на хвосте” противника, который, в свою очередь, пытается сорвать атаку и сам зайти в ЗПС атакующего.

В первом “раунде” роль цели выполнял F-15D, который подвергался атаке Су-27УБ, в дальнейшем предполагалось поменяться местами. Для американского “орла” задача “стряхнуть” с хвоста российский истребитель оказалась невыполнимой. Зато “двадцать седьмой” держал противника в прицеле без особых усилий.

Перемена мест еще больше увеличила разрыв в результатах. Атакуемый американцем Су-27УБ с помощью энергичного разворота с набором высоты на полном форсаже оторвался от противника, и после полутора полных разворотов “двадцать седьмой” вышел в хвост “пятнадцатому” и произвел захват цели. После того, как Су-27УБ “завалил” F-15, выяснилось, что тем самым он “убрал” ведомого, свидетеля, которым оказался ни в чем неповинный самолет сопровождения F-15D.

После этого российский летчик занялся своим конкретным противником – двухместным F-15D. А тот полностью потерял из виду Су-27УБ и вынужден был запросить самолет сопровождения о местоположении противника. В это время “двадцать седьмой” зашел в хвост F-15D и, оставаясь для него необнаруженным, прочно удерживал его в прицеле, о чем и доложили с самолета сопровождения. Американец повторно пытался оторваться от преследовавшего “двадцать седьмого”, но все его попытки оказались тщетными.

Смена летчиков в кабинах “бойцовых” самолетов не внесла неожиданностей в результаты. И второй российский летчик “побил” нового американского пилота, занявшего кабину F-15D. Хваленый американский “орел” был посрамлен российским истребителем с маркой “Су”, за которым на этот раз осталось превосходство в воздухе на ближних подступах к территории США.

Разумеется, результаты этой дружеской встречи потенциальных противников не освещались американскими СМИ во избежание ехидных вопросов налогоплательщиков, на что, собственно идут их деньги.

1992-1993 гг. В этот период ударные самолеты ОКБ Сухого (Су-17, Су-24 и Су-25) эпизодически привлекались для участия в локальных войнах и военных межэтнических конфликтах в нашей стране и на территории сопредельных, недавно образовавшихся, государств. Наиболее активно использовались штурмовики Су-25.

“Карабахский конфликт”. В ходе затянувшегося (после распада Советского Союза), так называемого “Карабахского конфликта”, вылившегося в длительную войну между Арменией и Азербайджаном, азербайджанская сторона активно применяла Су-25 из состава 80-го штурмового авиаполка, дислоцированного на авиабазе Ситал-Чай. Самолеты использовались для штурмовых операций против позиций армянских боевых формирований и для минирования с воздуха. Часть самолетов были потеряны от огня сильной наземной ПВО армянской стороны. В 1992 г. российский личный состав и техника были выведены с территории Азербайджана.

Из оставшихся в стране после ухода российских войск 16 фронтовых бомбардировщиков Су-24 разных модификаций несколько самолетов непродолжительное время принимали участие в боевых действия против Армении. Отсутствие хорошо подготовленных экипажей, технического состава и запчастей обусловили низкую боевую эффективность и краткосрочность применения этих сложных самолетов.

Судя по отдельным сообщениям СМИ, в дальнейшем Азербайджан приобрел несколько самолетов Су-25. После развала СССР торговля вооружением и военной техникой стала бесконтрольной. Возникло множество посреднических и просто коммерческих фирм, а поэтому источники приобретения таких самолетов могли быть совершенно разными. Штурмовики Су-25, помимо России, находятся на Украине, в Белоруссии, в Узбекистане и Туркмении. По заказу правительства Грузии на тбилисском авиазаводе им. Димитрова было выпущено восемь самолетов. Су-25 находятся также на вооружении Чехии, Болгарии, Ирака, Анголы и КНДР. Незначительное количество бывших иракских “двадцать пятых” находилось в Иране. Армения также приобрела четыре Су-25, которые применялись против азербайджанской стороны. Один самолет был потерян от огня ПВО.

Грузино-Абхазский конфликт. К моменту начала конфликта грузинские ВВС располагали восемью самолетами Су-25 производства тбилисского завода, которые использовались против Абхазской национальной гвардии и мирных поселений. Наличие у абхазской стороны сильной ПВО, низкие и волевые профессиональные качества летчиков, пилотировавших грузинские Су-25, проявившиеся в отсутствии опыта по тактике боевого применения и элементарной стойкости в бою, обусловили низкую эффективность этих самолетов и их большие потери.

Из восьми самолетов Су-25 грузинская сторона потеряла четыре машины. Одна из них была потеряна 1 сентября 1993 г. от огня ракетного комплекса ПВО. Самолет был поражен зенитной ракетой на высоте 4000 м в полете над морем, летчик сразу же катапультировался. Характерным является то, что штурмовики применялись исключительно с больших высот, а при поражении средствами ПВО летчики сразу же покидали поврежденную машину даже не пытаясь вернуть самолет на базу. Считают, что половину из подбитых машин можно было спасти.

Во время военного конфликта на аэродроме города Гудаута базировался российский полк штурмовиков Су-25, которые эпизодически применялись для защиты российского военного контингента, находящегося в разделительной зоне. Пара Су-25 с российскими опознавательными знаками нанесла 27 июля 1993 г. бомбовый удар по целям в районе Сухуми.

Таджикско-Афганская граница. Осенью 1993 г. на аэродром в районе Кокайды для поддержания стабильности на границе был переброшен российский полк штурмовиков Су-25. Самолеты применялись для подавления огневых точек, ведущих огонь со стороны сопредельного Афганистана по территории Таджикистана.

(Продолжение следует)

1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars (проголосуйте)
Загрузка...