Александр Яворский

Су-25С самого начала образования чеченских ВВС они оказались втянутыми в столкновения с отрядами вооруженной оппозиции, которая базировалась в равнинных районах республики и спонсировалась из Москвы. В составе отрядов было много российских военных и новейшее вооружение, включая ПЗРК. С применением ПЗРК и связаны были первые потери чеченской авиации: 21 сентября 1994 г. был сбит Ан-2, а 4 октября – L-39 «Альбатрос». Все экипажи погибли.

С сентября 1994 г. в небе Чечни появляются российские боевые самолеты и вертолеты. Первоначально это были четыре стареньких Ми-24, которые пилотировали летчики-наемники, заключившие контракты с Временным Советом Чеченской Республики – руководящим органом антидудаевской оппозиции. Несколько позже число вертолетов увеличилось, добавились штурмовики Су-25. Вся эта авиационная техника летала с закрашенными опознавательными знаками, а российские власти полностью отрицали свою причастность к этим полетам.

Надо отдать должное «неопознанным» летательным аппаратам – действовали они весьма успешно. 30, 25 октября и 25 ноября 1994 г.они совершили налеты на контролируемые Грозным аэродромы, где уничтожили и повредили несколько самолетов и вертолетов. 10 октября вертолеты Ми-24 нанесли удар по отрядам генерала Дудаева, а 23 ноября совместно с штурмовиками Су-25 – по месту дислокации чеченского танкового полка в Шали, уничтожив 21 танк и 4 БТР, погибли 201 чел.

26 ноября уже 7 вертолетов Ми-24 прикрывали неудачный танковый рейд оппозиции. В этот день силы Временного Совета Чечни при поддержке российских вертолетов и бронетехники с четырех направлений атаковали Грозный. В операции со стороны оппозиции принимали участие более 1200 чел., 50 танков, 80 БТР и шесть самолетов Су-27. Однако операция провалилась. Наступающие потеряли около 500 чел. убитыми, более 20 танков (еще 20 танков были захвачены дудаевцами). В плен были взяты около 200 военнослужащих. По заявлениям официального Грозного один вертолет был сбит. Российская сторона и чеченская оппозиция эту потерю, конечно, не подтвердили.

В начале декабря российские пограничники заявили, что боевые вертолеты Временного Совета сбили неопознанный транспортный самолет, направлявшийся в сторону Азербайджана.

30 ноября 1994 г. президент РФ Борис Ельцин подписал секретный Указ № 2137с «О мероприятиях по восстановлению конституционной законности и правопорядка на территории Чеченской Республики». В соответствии с этим документом, Вооруженным силам РФ, Внутренним войскам МВД, ФСК (с 3 апреля 1995 г. – Федеральная служба безопасности – ФСБ) были поставлены задачи – стабилизировать обстановку, разоружить незаконные вооруженные формирования (НВФ) и восстановить законность и правопорядок в соответствии с законодательными актами Российской Федерации.

Согласно директиве министра обороны от 9.12.1994 г. №312/1/006ш, в соответствии с президентским Указом ставилась задача: «… действиями войсковых группировок под прикрытием фронтовой и армейской авиации выдвинуться по трем направлениям к Грозному, блокировать его и создать условия для добровольного разоружения незаконных вооруженных формирований (НВФ). В случае отказа – провести операцию по захвату города и в последующем стабилизировать обстановку на всей территории республики».

К началу первой чеченской компании Дудаев располагал значительной боевой силой: две бригады, семь отдельных полков, три отдельных батальона. Около 5–7 тысяч личного состава, а с доукомплектованием в короткие сроки (5-7 суток) – 15–20 тысяч человек. Неслабым было и техническое боевое оснащение: 42 танка, 66 БМП и БТР, 123 орудия и минометов, 40 средств ПВО, почти 42 тысячи единиц стрелкового оружия. Кроме того, в населенных пунктах были созданы «отряды самообороны» общей численностью до тридцати тысяч человек. Так что это были не какие-нибудь повстанцы, а целая армия, хорошо укомплектованная и вооруженная.

В конце ноября 1994 г. на заседании Совета Безопасности, на котором и было принято решение об использовании армии для разрешения «чеченской проблемы», с докладом о текущем положении выступил министр по национальным вопросам Н.Д. Егоров. Согласно его докладу, положение в Чечне нормальное – 70% чеченцев только и ждут, когда войдут российские войска, а остальные 30% в основном нейтральны. Сопротивление окажут только отщепенцы. Павел Грачев доложил собравшимся о плане «блицкрига» в Чечне.

Позже Грачев, как бы оправдываясь, говорил, что пытался убедить членов Совета в нецелесообразности ввода войск, особенно в декабре. Если уж и делать это, то только весной. А до этого оказывать экономическое давление. Но такого рода варианты дружно отвергались. За наведение порядка в Чечне единогласно проголосовали все члены Совета Безопасности. Присутствующий на совещании министр юстиции Ю.Калмыков тщательно перерисовывал демонстрирующуюся Грачевым карту планирующихся боевых действий и в этот же день вылетел в Чечню, где ознакомил руководство Чечни с планами Кремля.

Согласно данным Андрея Почтарева, опубликованным в статье «Грозный: кровавый снег новогодней ночи» (НВО, № 48(408), 17 декабря 2004 г.), генеральный штаб Министерства обороны РФ разработал замысел действий по разоружению НВФ. Собственно силовая операция планировалась в четыре этапа и должна была завершиться через три недели с момента ее начала. Замысел боевых действий был разработан в основном в расчете на устрашение чеченцев. Операция, которой впопыхах так и не дали названия, должна была носить демонстративный характер. Не является секретом тот факт, что многие военачальники высоких рангов, начальники федерального уровня, полагали, что достаточно выйти к Грозному, «пальнуть пару раз в воздух, и на этом все кончится». Именно метод устрашения и лежал в основе спешно утвержденного плана операции. Сам Грачев, видимо, искренне верил в возможность осуществления «блицкрига», и похвалялся Чечню одним парашютно-десантным полком взять за два часа. Не город Грозный, а всю Чечню! В последующих событиях кровью умылся не один полк… Ниже приводятся данные по планировавшемуся содержанию, длительности и действительному выполнению этапов.

Первый этап (7 суток, с 29 ноября по 6 декабря 1994 г.) – создание объединенной группировки сил и средств МО РФ и Внутренних войск МВД и к 5 декабря занять исходные районы для действий по трем направлениям: Моздокскому, Владикавказскому и Кизлярскому. Фронтовую авиацию 4-й ВА и боевые вертолеты перебазировать к 1 декабря на полевые аэродромы. Полностью блокировать воздушное пространство над Чечней. Привести в готовность средства радиоэлектронной борьбы.

Группировка № 1 на Моздокском направлении под командованием первого заместителя командующего войсками СКВО генерал-лейтенанта В.М. Чилиндина. Всего: личного состава 6567 чел. (в т.ч. 2005 чел. войск МВД), 41 танк, 99 БТР, 132 БМП, 54 орудия/миномета.

Группировка № 2 на Владикавказском направлении под командованием заместителя командующего воздушно-десантными войсками генерал-лейтенанта А.А. Чиндарова. Всего: личного состава 3915 чел, (в т.ч. 1457 чел. войск МВД), 34 танка, 67 БТР, 98 БМП, 62 орудия/миномета, 14 вертолетов.

Группировка № 3 на Кизлярском направлении под командованием командира 8-го армейского корпуса генерал-лейтенанта Л.Я. Рохлина. Всего: личного состава 4053 чел. (с учетом войск МВД), 7 танков, 162 БТР, 28 орудий/минометов, 16 вертолетов.

Всего к началу операции группировки насчитывали в своем составе личного состава 23,8 тыс.чел. (в т.ч. ВС – 19 тыс. чел., ВВ МВД – 4,7 тыс. чел.), 80 танков, 208 БТР/БМП, 182 орудия/миномета, 90 вертолетов (в т.ч. 47 боевых). По другим данным того же источника (сайт Genstab.ru), личного состава 14972 чел., танков – 102 (с учетом 20 танков резерва 429-го МСП), орудий и минометов – 150, БМП (БМД) – 231, БТР – 362.

Группировка фронтовой авиации, созданная непосредственно к началу операции, базировалась на 13 аэро-дромах, в том числе самолеты 4-й ВА (167 самолетов и 4 вертолета) на 7 аэродромах (Краснодар, Буденновск, Ейск, Морозовск, Приморско-Ахтарск, Зерноград, Мариновка): 40 – Су-25, 46 – Су-24, 50 – МиГ-29, 28 – Су-24МР, 2 МиГ-25РБ, 1 – Ан-30, 4 – Ми-8. Для усиления авиационной группировки на аэродромы Моздок и Ростов были перебазированы два самолета Су-24МР и один Ан-30 соответственно.

Для наращивания усилий 4-й ВА привлекались соединения и части 16-й ВА в составе 49 самолетов (25 – Су-25, 23 – МиГ-25РБ и Су-24МР, 1 – Ан-30) с базированием на 5 аэродромах (Бутурлиновка, Моздок, Ростов, Шаталово, Воронеж-1). Из состава Дальней авиации в группировке были задействованы 17 самолетов Ту-22М3.

В составе сил и средств ПВО привлекались также 4 самолета А-50, действовавших с аэродромов Приволжский, Армавир и Крымск.

Истребительно-авиационное прикрытие войск планировалось осуществлять силами 12 ОК ПВО, 31 ИАП (960 ИАП) 4-й ВА из положения «Дежурство на аэродроме» в готовности № 2 и из зон «Дежурства в воздухе», воздушную разведку – силами 11 ОРАП и приданными силами воздушной разведки ВВС.

4-й ВА предписывалось до начала операции вести интенсивную воздушную разведку маршрутов выдвижения войск и районов блокирования составом 11 и 47 ОРАП с напряжением 6-8 самолето-вылетов в сутки. Самолетами Су-25 368-го ШАП применять АГИТАБ (агитационные авиабомбы) для ведения разъяснительной работы среди населения. (Справедливости ради, необходимо отметить, что по части агитации среди населения фронтовая авиация не очень усердствовала. К концу марта 1995 г. из общего числа 43275 израсходованных к этому времени авиационных боеприпасов всех, было использовано только…19 АГИТАБ). С началом операции продолжить ведение всех видов воздушной разведки в интересах выдвигающихся войск и действий авиации силами 11 и 47 ОРАП с аэродромов Буденновск и Моздок. Во взаимодействии с ИА ПВО осуществлять прикрытие боевых порядков на маршрутах выдвижения из подвижных зон, имея непрерывно в воздухе до 3 пар самолетов Су-25 от 899, 461 и 368 ШАП.

Действиями по вызову осуществлять авиационную поддержку войск из подвижных зон в воздухе и дежурства на аэродромах, нанесением ударов самолетами Су-25 по очагам сопротивления, используя целеуказания групп боевого управления авиацией (ГБУ) и авианаводчиков. Осуществлять подсветку участков местности на маршрутах выдвижения и в установленных районах, используя самолеты 899 ОШАП и 12 ТБАП во взаимодействии с артиллерией.

На аэродромах были созданы запасы материальных средств, авиационного топлива (Моздок – 5000 т, Беслан – 240 т, Кизляр –62 т), личный состав был обеспечен защитными средствами и личным оружием, сухим пайком на 3 суток. Планирование операции осуществлялось поспешно, без должной оценки обстановки как в самой Чечне, так и в окружающих ее регионах. Из-за неправильной оценки обстановки и отсутствия четко поставленных задач была неверно определена продолжительность операции и, соответственно, распределение летного ресурса, боеприпасов, горючего и других материальных средств.

Исходя из спланированной длительности операции, учитывая боевое напряжение штурмовой авиации – 3 вылета в сутки, бомбардировочной авиации – один вылет, разведывательной авиации – один вылет, был рассчитан летный ресурс. Всего 816 вылетов боевой авиации. Дальнейшие события полностью опровергли эти расчеты. За четыре полных месяца войны было выполнено около 2500 боевых вылетов, однако, цели операции к марту 1995 г. так и не были достигнуты. Среднесуточный расход материальных средств составил 75 т авиабомб, 20,5 т – других авиационных средств поражения, до 1060 т – авиационного горючего. К концу марта 1995 г. было израсходовано боеприпасов: авиабомб разных калибров – 5870; неуправляемых ракет – 36300; корректируемых бомб – 30; управляемых ракет класса «воздух-поверхность» – 36; вспомогательных боеприпасов (САБ, АГИТАБ, ФОТАБ) – 1060.

Авиационное прикрытие выдвигающихся войск на маршрутах осуществлялось также вертолетами Ми-24 из положения «Дежурства в воздухе» и на земле из готовности № 1 и 2 с аэродромов Моздок, Беслан, Кизляр.

Бомбо-штурмовые удары федеральной авиации наносились по девяти объектам, в число которых входили аэродромы «Ханкала», «Калиновская» и «Грозный-Северный». ПВО аэродромов насчитывала 10 ЗРК «Стрела-10», 23 зенитно-артиллерийские установки различных типов, 7 ПЗРК «Игла», некоторое количество устаревших ПЗРК «Стрела-3». По некоторым данным, имелось также какое-то количество американских ПЗРК «Стингер».

Первый удар был нанесен штурмовиками Су-25 силами почти двух полков (с аэродромов Моздок и Буденновск) рано утром 1 декабря 1994 г. по аэродромам Калиновская и Ханкала, где базировались боевые чеченские самолеты. Атака производилась в течение 4–5 минут с применением НАР’ов и авиационных бомб. В результате налета была уничтожена на земле вся боевая авиация Дудаева. Чеченская ПВО аэродромов была застигнута врасплох благодаря эффекту внезапности, не было потеряно ни одного из атакующих самолетов. По сообщениям дудаевцев, якобы, был сбит один штурмовик в районе Черноречья, но официальные СМИ отвергают это утверждение.

Во второй половине дня налету был подвергнут и аэродром Грозный-Северный. Здесь российскими бомбами и НАР’ами было накрыто около десятка Ан-2, 6 самолетов Ту-134 (в том числе и личный самолет Дудаева), 3 Ми-8 и один Ту-154. Всего на этом этапе боевых действий было уничтожено и повреждено 177 самолетов, разрушено 4 хранилища с боеприпасами и вооружением, КДП, антенное поле. Дальняя авиация силами восьми Ту-22М3 обеспечивала с помощью САБ подсветку района боевых действий. На этот раз по атакующим самолетам велся сильный зенитный огонь, но не было потеряно ни одного из атакующих самолетов. Всего же было уничтожено 265 самолетов Чеченской республики.

С этого дня началась интенсивная работа авиации по позициям боевиков. В течение декабря штурмовики прикрывали приближающиеся к Грозному с трех направлений федеральные войска и танковые колонны.

Интенсивность вылетов была высокой, в первое время штурмовики совершали по 6-8 вылетов в день.

Второй этап (3 суток, с 7 по 9 декабря 1994 г.) – выдвинуться к Грозному под прикрытием фронтовой и армейской авиации по шести маршрутам и блокировать город. Создать два кольца блокирования: внешнее – по административной границе республики и внутреннее – вокруг Грозного. Оба кольца разомкнуть на юге для выхода мирного населения. Частью войск объединенной группировки блокировать также места базирования боевиков вне Грозного и разоружить их.

Министр обороны РФ Павел Грачев 5 декабря на совещании в Моздоке утвердил решение на операцию командующего войсками СКВО. К 7 декабря было приказано окончательно завершить создание трех группировок с готовностью к выдвижению 11 декабря в 5.00. Планировалось под прикрытием фронтовой авиации и авиации округа выдвижение войсковых группировок по шести маршрутам к Грозному и блокада его. Накануне ввода федеральных войск на территорию Чечни в 23.30 генерал-полковник Митюхин попросил министра обороны перенести срок начала операции на 8.00, мотивируя это неготовностью одной из группировок.

Перенос выдвижения войск вылился в ряд серьезных проблем. Благодаря поддержке определенных кругов в Москве, Дудаев располагал оперативными данными о намерениях и планах Центра и командования федеральных войск. Кроме того, активно работала агентура НВФ в Моздоке. На Владикавказском направлении была создана группировка из подразделений 42-го армейского корпуса. Сводный отряд начал движение 11 декабря. Маршрут выдвижения – Чармен, Новый Шарой и Алхан-Юрт. Задача формулировалась следующим образом: «С подходом к участкам сопротивления на маршруте выдвижения огнем артиллерии и ударами авиации нанести поражение вооруженным формированиям и продолжить выдвижение в указанный район».

Исходя из стремления максимально обеспечить безопасность действий личного состава и сохранение жизни мирного населения, командованием ОГВ на этом этапе операции было принято решение осуществлять выдвижение и вести боевые действия, как правило, до 15-16 часов. После этого части и подразделения занимали районы сосредоточения с соблюдением всех мер боевого обеспечения. Действия войск приобрели к этому времени шаблонный характер: 2-3 часа активных действий днем и только при поддержке авиации и полная пассивность в остальное время суток.

Уточнив основные маршруты выдвижения федеральных войск, боевики Дудаева успели к этому времени перекрыть на срок от нескольких часов до нескольких суток большинство дорог со стороны Ингушетии и Дагестана, собрав в наиболее уязвимых участках толпы враждебно настроенного населения. Под видом пикетов протеста старики, женщины и дети из местных селений, обступали и останавливали колонны боевых машин. Из-за живых щитов выскакивали мужчины с заточенными металлическими штырями и протыкали колеса, специальными крючьями обрывали трубки бензопроводов и тормозов. Были и случаи разоружения боевиками солдат и офицеров, и захвата их в заложники. Многие места на маршрутах выдвижения войск минировались. В те дни Ингушетия превратилась в очаг сопротивления. Как заметил генерал Трошев, «уже только по одному этому признаку стало понятно, что походным маршем в Чечню нам не войти.»

Для выдвижения трех группировок были определены шесть маршрутов:
№ 1 – Моздок, Братское, Знаменское, Надтеречное, Кень-Юрт, Первомайское;
№ 2 – Моздок, Предгорное, Нов.Редант, Горагорск, Керла-Юрт, Первомайское;
№ 3 – Чермен, Верх. Ачалуки, Карабулак, Серноводск, Алхан-Кала, Алхан-Юрт;
№ 4 – Чермен, Гамургиево, сев. окр. Яндырка, Нов. Шарой, Алхан-Юрт;
№ 5 – Кизляр, Ханамат-Юрт, Нижн.Герзель, Герзель-Аул, Новогрозненский;
№ 6 – Терекли-Мектеб, Баклан, Луговое, Червленная Узловая, Виноградное, Петропавловская.

Войскам, выдвигавшимся по указанным маршрутам предписывалось: по маршруту № 1 – блокировать г. Грозный с северо-западного направления; по № 2 – занять оборону и блокировать Грозный с западного направления; по № 3 – блокировать Грозный с юго-западного и южного направлений; по № 4 – блокировать Грозный с южного направления; по № 5 – сосредоточиться в районе сев.зап. Новогрозненский в готовности к действиям в операции по дополнительному распоряжению; № 6 – блокировать Грозный с востока и не допустить выхода вооруженных группировок из города в восточном направлении, исключить наращивание сил и средств бандформирований на направлении Аргун, Грозный.

(Продолжение следует)

1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars (проголосуйте)
Загрузка...