Александр Яворский (Продолжение. Начало в №3 1999 г.)

Су-17М

Пограничникам с целью воспрещения проникновения незаконных вооруженных формирований, подвоза оружия и боеприпасов, на границах с Дагестаном, Азербайджаном, Грузией и Северной Осетией предписывалось выставить 13 временных пограничных постов. Для организации пограничного контроля и прикрытия на чечено-грузинском участке границы требовалось создать 5 пограничных комендатур. В помощь «погранцам» 24 ноября был прислан и выведен на границу с Чечней в районы Мужичи (Ингушетия) и Моздок (Северная Осетия) 429-й мотострелковый полк 19-й мотострелковой дивизии.

21 декабря был проведен анализ и обобщен опыт ведения боевых действий за десять дней с начала специальной операции, который показал, что в действиях войск проявляется ряд упущений и недостатков. Главной причиной их являлось то, что участвующие в операции войска к действиям не готовы по многим причинам, в том числе из-за того, что все подразделения были на 80% сборные, не прошедшие полный курс боевого обучения и боевого слаживания. О подобном порочном принципе формирования хорошо сказал председателю комиссии Госдумы РФ Говорухину один из генералов Российской армии: «Я не знаю такой военной единицы, как сводный полк… Знаю только сводный оркестр. И то нужно время на сыгранность».

В ходе анализа было установлено также, что войсковая разведка ведется пассивно, нет точности в определении координат целей, разведывательные данные зачастую противоречат друг другу. На основе обобщения опыта действий в войска ОГВ были отданы указания по боевому применению авиации: выбор начала активных боевых действий проводить с учетом состояния погоды и метеоусловий и возможностью авиационной поддержки войск; применение бортового оружия (ПТУР, НАР) осуществлять при высоте нижнего края облачности не ниже 400 м и видимости – не менее 4 км. В районах действий общевойсковых частей и подразделений предписывалось периодически освещать местность средствами авиации и артиллерии с частотой подсветки: – артснарядами через 15 минут; авиабомбами – через 2 часа.

Колонны федеральных войск подошли к Грозному по различным направлениям только через две недели. На этапы выдвижения и блокирования города войскам понадобилось 16 суток вместо планировавшихся 10. Возможности начала переговорного процесса не были реализованы – боевики все время продолжали осуществлять многочисленные нападения на федеральные войска. В ответ российская штурмовая авиация стала наносить удары по скоплениям боевой техники НВФ и военно-стратегическим объектам в пригородах Грозного, включая мосты через реку Терек, аэродром и населенный пункт Ханкала.

В ходе третьего этапа операции (4 суток, с 10 по 13 декабря) планировалось очистить от НВФ силами группировок войск, действующих с севера и юга с разграничительной линией по р. Сунжа, президентский дворец, здания правительства, телевидения, радио и другие важные объекты. Разоружить НВФ и изъять боевую технику.

Четвертый этап (5–10 суток, с 14 по 21 декабря) имел целью стабилизировать обстановку и передать участки ответственности армии Внутренним войскам МВД, которым предписывалось выявлять и изымать оружие у НВФ и населения на всей территории республики.

Решение о вводе войск в Грозный было принято на заседании Совета Безопасности РФ 26 декабря 1994 г. До этого конкретных планов взятия города не разрабатывалось. Накануне заседания Грачев пришел к выводу о необходимости замены руководителя операции. В одном из документов Генштаба говорилось, что «штаб СКВО и лично командующий оказались не готовы к организации и планированию боевых действий». На посту командующего Объединенной группой войск (ОГВ) генерал-полковник А.Митюхин был заменен первым заместителем начальника Главного оперативного управления Генштаба генерал-лейтенантом А.Квашниным. Выбор Квашнина оказался очень удачным, но был обусловлен, по словам Грачева, тем обстоятельством, что большинство его замов отказались от предлагавшегося командования. Среди них были генералы Б.Громов (нынешний губернатор Московской области), который и раньше был против ввода войск в Чечню, и Э.Воробьев, а Кондратьев и Миронов, сказавшиеся больными.

27 декабря Грачев вернулся из Москвы, имея самые широкие полномочия на проведение операции по штурму Грозного – 31 декабря войти в Грозный и к 12 часам ночи доложить президенту о завершении этапа операции. По мнению некоторых российских генералов, как пишет в своих воспоминаниях Геннадий Трошев (Геннадий Трошев. «Моя война. Чеченский дневник окопного генерала», М., «Варгиус», 2001), «Инициатива» «праздничного» новогоднего штурма принадлежала людям из ближайшего окружения министра обороны, якобы возжелавших приурочить взятие города ко дню рождения Павла Сергеевича (1 января). Не знаю, насколько велика здесь доля истины, но то, что операция действительно готовилась наспех, без реальной оценки сил и средств противника, – это факт. Даже название операции не успели придумать».

К 31 декабря на подступах к Грозному были созданы следующие группировки войск (данные, как всегда, разнятся):

Группировка № 1 – «Север» под командованием генерал-майора Пуликовского насчитывала 4 тыс. 97 человек, 82 танка, 210 БМП, 65 орудий и минометов (по другим данным – 80 танков, 211 БМП, 64 орудия и миномета).

Группировка № 2 – «Северо-Восток» под командованием командира 8-го гвардейского армейского корпуса генерал-лейтенанта Рохлина насчитывала 2 тыс. 228 человек, 7 танков, 148 БТР, БМП, 27 орудий и минометов, (по другим данным –125 БМП и БТР, 25 орудий и минометов).

Кроме этого, на северном направлении находился резерв командующего ОГВ в Чеченской республике (2026 чел., 31 танк, 115 БМП, 4 БТР, 23 орудия).

3-й группировкой – «Запад» командовал генерал-майор Петрук, заместитель командира 42-го армейского корпуса; она насчитывала 7 тыс. 16 человек, 59 танков, 311 БТР, БМП, БТРД, 78 орудий и минометов (по другим данным – 6000 чел., 63 танка, 160 БМП, 50 БМД, 75 орудий и минометов).

4-й группировкой – «Восток» командовал заместитель командующего ВДВ по миротворческим силам генерал-майор Стаськов; его группировка насчитывала 2 тыс. 925 человек, 45 танков, 87 БМП, БТР, БРДМ, 33 орудия и миномета, (по другим данным – 43 танка, 70 БМД, 35 орудий и минометов).

Общая численность привлекаемых войск ВС составляла 16266 чел. (18292 чел. – с учетом резерва), 193 танка (224 – с учетом резерва). В целом ОГВ к 30.12.1994 г., с учетом частей и подразделений Внутренних войск МВД, в своем составе имела: 37972 чел., 230 танков, 454 боевых бронированных машины, 388 орудий и минометов. (По другим данным, численность войск ВС, предположительно без учета войск ВВ МВД, составляла 15 тыс. 300 человек, 195 танков, свыше 500 БМП, БМД и БТР, 200 орудий и минометов. Из них в резерв были выделены более 500 человек личного состава, 50 танков и 48 орудий и минометов). Таким образом, соотношение наступавшей и обороняющейся группировок составляло 1:1, вместо положенного по тактике боевых действий в городе 5:1.

Войска во взаимодействии со спецподразделениями МВД и ФСК, наступая с северного, западного и восточного направлений, должны были захватить президентский дворец, здания правительства, железнодорожный вокзал. В результате блокирования центра города, района Катаяма и действий войск по трем сходящимся направлениям создавались условия для полного окружения основной группировки Дудаева. Грачев утвердил этот план.

Из самолетов «ОКБ Сухого» во время войны в Чечне наибольшее участие принимали штурмовики Су-25, фронтовые бомбардировщики Су-24М и тактические разведчики Су-24МР. Эпизодически применялись истребители-бомбардировщики Су-17М4. «Двадцатьчетвертые», получившие в свое время кодовое обозначение НАТО «Фенсер» (Fencer, англ. – фехтовальщик; лошадь, участвующая в скачках с препятствиями, а на слэнге – торговец краденным), которое сотрудники «ОКБ Сухого» расценивали исключительно как намек на Е.С.Фельснера – главного конструктора, ответственного за разработку и доводку этой машины, зимой 1994–1995 гг. действовали по военным формированиям мятежного чеченского лидера – Джохара Дудаева. В сложных метеоусловиях (туманы и снегопады) эти самолеты наносили удары по войскам противника на марше и по его укрепленным позициям в окрестностях Грозного…

На втором и третьем этапах военной кампании ВВС выполняли задачи, в основном, по массированной авиационной поддержке войск, широко применялись при блокировании и овладении укрепленными пунктами НВФ, а также обеспечивали мероприятия по изоляции района боевых действий.

После того, как 1 декабря ударам были подвергнуты укрепрайоны «Катаяма», база Шалинского танкового полка и аэродромы «Ханкала», «Калиновская» и «Грозный-Северный», а на следующий день – по пригородам Гудермеса, Шали и аэродрому ДОСААФ, начались интенсивные вылеты по позициям боевиков.

11 декабря в 7 часов утра федеральные войска с трех направлений (с севера, востока и запада) вошли в Чечню. Начался второй этап операции, в ходе которой ВВС выполняли задачи по авиационной поддержке федеральных войск на маршрутах выдвижения, при блокировании и овладении Грозным, а также обеспечению изоляции районов боевых действий, ведению воздушной разведки, фотоконтроль результатов ударов, освещение поля боя в ночных условиях.

С первых же дней наступления федеральные войска столкнулись с упорным сопротивлением дудаевцев, которое было хорошо организовано. Позиции противника были укреплены и имели хорошее зенитное прикрытие. 12 декабря 4 вертолета федеральных сил получили боевые повреждения от зенитных средств. Практически все эти средства находились на подвижной базе: ЗСУ-23-4 «Шилка», ЗУ-23 на шасси автомобиля «КамАЗ», пулеметы ДШК на джипах «Чероки», вездеходах «Тойота» и УАЗ-469, а также гранатометы и стрелковое оружие, перевозимые на легковых машинах. По данным В.Кондратьева, к началу боевых действий дудаевцы располагали около 40 мобильными установками ЗУ-23, более 80 установками с ДШК и 20 ЗСУ «Шилка», часть из которых имела радиолокационное наведение.

Кроме того, противник имел на вооружении ПЗРК «Стрела-3», «Игла-1» и «Стингер». Данные о количестве ПЗРК расходятся; по одним – «их было, по-видимому, немного, неоднократные пуски таких ракет отмечали российские летчики»; по другим – «были зафиксированы несколько их пусков по самолетам и вертолетам федеральных сил». Скорее всего, все источники (в том числе и официальные) сходятся в другом – на вооружении дудаевцев ПЗРК были и, как сообщалось, «захватывались склады с большими запасами этих ракет», однако в боевых действиях широкого применения они не получили.

Причин к этому было несколько. Во-первых, опыт, накопленный летчиками самолетов и вертолетов в Афганистане, позволил избежать поражения этими средствами. Ими широко применялся отстрел ИК-ловушек, и, как утверждают, тогда не было зафиксировано ни одного попадания. Другая причина заключалась в неподготовленности боевиков к применению такого не совсем простого оружия. Одной из проблем были аккумуляторы к этим зенитным комплексам, которые имеют ограниченный срок активной работы: около 40 секунд от обнаружения цели до пуска.

Значительно чаще против низколетящих самолетов и особенно вертолетов применялось более простое оружие – гранатометы РПГ-5 и РПГ-7. В общем, слабая система ПВО (по своим тактико-техническим характеристикам) боевиков компенсировалась четкой организацией и некоторыми особенностями применения. Все подвижные средства ПВО противника четко управлялись с помощью хорошо налаженной радиосвязи (которой федеральные силы не ставили помехи, а в лучшем случае занимались радиоперехватом), умело маскировались на местности, постоянно меняли огневые позиции. Одной из особенностей тактики применения этих средств ПВО было использование засад – боевые расчеты чеченцев старались не обнаруживать себя до того момента, когда самолет или вертолет не войдет в зону эффективного огня, а затем открывали массированный огонь на поражение с нескольких точек.

Часто противник выставлял свои средства ПВО на направлениях пролета штурмовиков, у объектов предполагаемых ударов, которые в благоприятный момент открывали огонь на поражение.

Другой особенностью была высокая плотность зенитного огня, одновременно ведущегося всем комплексом имеющегося у противника вооружения по одной цели: стрелковым оружием, крупнокалиберными пулеметами, зенитными пушками и гранатометами. Ни один сбитый или поврежденный, но дошедший до своей базы вертолет, не имел пробоин только от одного средства ПВО.

Действия российской авиации во многом ограничивались сложными метеоусловиями. За весь декабрь было всего два дня с ясной солнечной погодой. Наличие СМУ существенно ограничивало возможности фронтовой авиации по применению высокоточного оружия с лазерным или телевизионным наведением. Именно это обстоятельство, по словам П.Дейнекина, послужило основанием для привлечения к выполнению боевых задач фронтовых бомбардировщиков Су-24М, которые днем и ночью в СМУ наносили бомбовые удары вне видимости земли, по радиолокационным ориентирам.

Основными видами высокоточного оружия, применявшегося с бомбардировщика Су-24М, когда позволяли метеоусловия, были корректируемые авиабомбы (КАБ) калибра 500 кг с лазерным (КАБ-500Л) и телевизионным наведением (КАБ-500КР), управляемые ракеты Х-25МЛ. Тяжелые КАБ-1500Л с лазерным наведением применялись значительно реже. Широко применялись также обычные бомбы. Самолеты Су-24М выполняли бомбометание с высот 4000–5000 м на скорости 800–900 км/ч. В период с 21 по 24 декабря бомбардировкам подверглись укрепрайоны и военные городки в окрестностях Грозного, танкоремонтные цеха завода «Красный молот», укрепленные позиции боевиков около дворца Дудаева и антенна местного телецентра, с помощью которой осуществлялась связь и координация действий боевиков по всей территории Чечни.

21 декабря над Чечней был восстановлен полный контроль воздушного пространства. С этого дня самолеты ДЛРО А-50 создали в зоне Чечни и на прилегающих районах сплошное радиолокационное поле. Над Чечней постоянно осуществляли боевое воздушное патрулирование истребители-перехватчики МиГ-31 и Су-27 с целью воспрещения возможного воздушного моста для поставки боевикам по воздуху оружия и подкреплений.

22 декабря 1994 г. две пары бомбардировщиков Су-24М успешно отбомбилась бомбами ФАБ-500 по отрядам боевиков, подтягивавшимся с северо-восточного направления к Грозному по шоссе Старая Сунжа – Беркат-Юрт. Бомбили также мосты через реку Сунжа.

Надо сказать, что в первый период войны стояли далеко не лучшие для действий федеральной авиации погодные условия, характерные для данного региона в осенне-зимнее время года. По статистике, на период с декабря по февраль приходится до 95% «нелетных» дней. В ходе выдвижения войск и блокирования Грозного фронтовая авиация, действуя по плану операции, по вызову и из подвижных зон дежурства в воздухе, нанесла удары по 94 объектам, включавшим скопления незаконных вооруженных формирований, их бронетехнике и огневым средствам.

Дальняя авиация с 19 по 24 декабря 1994 г. совершила 46 самолетовылетов и нанесла удары по аэродромам, районам сосредоточения живой силы и техники, осуществляя при этом подсветку района боевых действий. Было уничтожено 89 самолетов, 6 танков, 4 ЗСУ, 12 БТР и 65 автомобилей, 12 складов с боеприпасами и вооружением.

1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars (проголосуйте)
Загрузка...