Николай Гаврилов «Вдруг резкое обледенение, вертолеты отяжелели и стали плохо управляемы. Мы теряли высоту, а под нами горы! Отвернули в сторону моря и вышли из облаков только на высоте 100 м. Представьте себе падение парой в облаках с высоты 4700 м. Экипажи были подготовленные, и оборудование позволило выполнить столь нежелательный маневр. Когда вышли из облаков на высоте 100 м, нас встретил снег, обледенение продолжалось, видимость была нулевая». Это только один эпизод в беспрецедентной экспедиции вертолетной группы авиации Федеральной службы безопасности России. В экстремально сложных природно-климатических и организационно-технических условиях наши летчики совершили уникальный перелет и 7 января 2007 года впервые
российские вертолеты произвели посадку на Южном полюсе.
Спустя несколько дней мы сидим в редакции журнала «Авиапанорама» и беседуем с руководителем авиационной группы, Героем России, начальником Управления авиации ФСБ Николаем Федоровичем ГАВРИЛОВЫМ.

Какова цель перелета? Зачем авиация ФСБ покоряла Южный полюс?
Давайте порассуждаем: Земной шар оказался круглым и небольшим. Проблемами стали природные и биоресурсы. Все индустриально развитые страны активно ведут поиск новых месторождений нефти, металлов и биоресурсов. Россия — правопреемница Советского Союза, который принимал активное участие в исследовании Антарктиды — вдруг должна оставаться в стороне от освоения целого материка. Я не политик и не экономист, тем не менее, считаю, что любое уважающее себя государство наряду с другими должно идти в ногу по освоению материковой и океанской части Антарктиды. Раньше у нас здесь было от 5 до 7 полярных станций, которые занимались изучением биологии, геофизики и других научных проблем, и вдруг заявления, что здесь они не нужны.
По предложению России, ООН объявила 2007 год полярным. Уполномоченный спецпредставитель Президента России по вопросам Международного полярного года Артур Чилингаров, проведший несколько лет в Антарктиде, выдвинул идею посетить Южный полюс в начале этого года (посещения проводятся исключительно в декабре-январе). Руководитель Росгидромета Александр Бедрицкий поддержал эту идею.
Сегодня на Южном полюсе более 120 граждан Российской Федерации выполняют важную и нелегкую работу. Поэтому условия их жизнедеятельности и вопросы безопасности в полной мере в ведении Федеральной службы безопасности.
Однажды на нашей станции произошла авария, загорелась дизельная установка. Один из полярников героически бросился тушить. В результате получил серьезные ожоги и травмы. К сожалению, своевременную помощь оказать не удалось, температура была минус 89,2С, ледокол подойти не смог. Своим перелетом мы показали, что российская авиация способна прийти на помощь в любую погоду. Еще один пример планетарного значения. На станции «Восток» на высоте 3600 м, где самые низкие температуры на земном шаре, наши соотечественники пробурили скважину глубиной более трех с половиной километров. Внизу под толщей льда — теплое озеро! В этом озере, по предположениям ученых, находится биосфера и останки животных еще до нашей эры. Нас ждет сенсационное открытие. В ближайшее время (в этом году или в следующем), ожидается завершение бурения. Осталось 50 м. К этому мероприятию нужно серьезно подготовиться. Мировое сообщество будет коллегиально решать, что делать с этим научным открытием.
Итак, международное сотрудничество и безопасность страны — вот основные составляющие необходимости присутствия России в этом регионе. Оно должно быть действенным и ориентированным на поиск новых направлений развития. А почему выбрали авиацию ФСБ? Потому что хорошо зарекомендовала себя на Северном полюсе, участвовала в проведении различных операций. В прошлом году обеспечила пребывание князя Монако Альберта II. Авиация ФСБ прошла суровые испытания в полярных широтах РФ и готова к выполнению задач в любой точке планеты.
Почему вертолеты?
На Южном полюсе, на станции «Амундсен-Скотт» есть снежный аэродром. Американцы, в качестве хозяев, осуществляют экспл уатацию этого аэродрома и принимают любые самолеты только на лыжном шасси. До недавнего времени у нас на лыжном шасси летали Ан-2 и Ил-14. К сожалению, в настоящее время в России таких самолетов нет, поэтому были выбраны вертолеты. Разрешение от американцев было получено: «Пожалуйста, но вряд ли долетите». Естественно, когда мы прилетели туда на вертолетах, американцы были приятно удивлены.
Вертолеты Ми-8МТВ-2 доработаны по нашим техническим условиям. Мы дали КБ и серийному заводу ТУ нашей модификации, к счастью, КВЗ в прошлом году запустил их в серийное производство. Мы информировали всех представителей государственных служб, что есть такой вертолет, который способен хорошо себя вести при низких температурах, в плохих условиях навигации. В доработках — никакой «партизанщины», все согласовано с МВЗ. Подвесные верхние дополнительные топливные баки, система спутниковой навигации ГЛОНАСС-NAVSTAR, метеолокатор, виброгасители, кресла и система обогрева в салоне. Единственный недублированный агрегат на вертолете — обогреватель КО-50. Знали, если «печка» откажет при температуре минус 50C, все обречены. Поэтому мы попросили разработать и установить дублирующую электрическую систему обогрева, которая, в случае отказа обогревателя, позволит выполнить безопасный полет до ближайшего аэродрома. Кроме того, нам пришлось установить ряд других ведомственных средств, о которых мы доложили главному конструктору МВЗ, но пока рано говорить. Эти средства позволили выполнить задачу в поставленные сроки.
Вертолеты были доставлены самолетом Ан-124 «Руслан» на южноамериканский континент в Пунта-Аренас (Чили). Там в кратчайшие сроки были установлены лопасти несущего и хвостового винтов. Группа была готова к перелету по маршруту: Пунта-Аренас — остров Короля Георга 1, российская полярная станция «Беллинсгаузен» (протяженность — 1270 км) — остров Аделаида, английская полярная станция «Ротера» (765 км) — ледовый аэродром Пэтриот Хиллс (1600 км) — площадка дозаправки в горах Тилль (550 км) — Южный полюс (550 км).
Перелет
Из Пунта-Аренас вылетели 1 января. Сначала планировали произвести посадку на самой южной оконечности материка в Пунта-Вильямс, но из-за празднования Нового года и Рождества все аэродромы и базы были закрыты. Сроки были ограничены. Мы рискнули, вместо 998 км полетели над океаном 1300 км. Когда вылетели из Пунта-Аренас, рассчитывали на скорость ветра 70—80 км/ч, поднялся ветер 180—200 км/ч, измерили путевую скорость, она оказалась 20 км/ч. Очень неприятно. Погода здесь быстро меняется. Летишь, огромные, волшебные айсберги, красота, ледяная корка под чистыми небесами и над земной поверхностью, и вдруг — столкновение со сплошной стеной облаков. Антарктиду омывают два холодных океана, в 1980-е годы воды ниже 60-й параллели стали называться Южным океаном. Три холодных океана — «кухня» всех циклонов и противоборствующих метеообразований в проливе Дрейка. Они дуют то в одну сторону, то в другую. Самым сложным препятствием в перелете оказалась погода. Низкая облачность, обледенение, снег, дождь и, главное, резко меняющийся, непрогнозируемый, сильный ветер. Несмотря на ураганный ветер, благополучно приземлились на русской станции «Беллинсгаузен», куда на самолете Ан-74 было доставлено топливо. Группа дозаправилась и вылетела на британскую станцию «Ротари». На подходе к станции нас ожидали, мягко сказать, не очень благоприятные погодные условия.
Здесь группа прошла через экстремальные испытания. За 120 км до станции, когда обратной дороги уже не было, облачность нас загнала на высоту 4700 м, под нами — горы высотой 3000 м. Безопасная высота позволяла, мы шли выше облаков. Но когда сверху стали окружать облака, деваться было уже некуда. Облака были очень красивые, цветные. В этих условиях при температуре минус 25оС обледенения не должно быть в принципе. Нас ждал новый удар. Вдруг резкое обледенение, вертолеты отяжелели и стали плохо управляемы. Мы теряли высоту, а под нами горы! Отвернули в сторону моря, и вышли из облаков только на высоте 100 м. Представьте себе падение парой в облаках с высоты 4700 м. Экипажи были подготовленные, и оборудование позволяло выполнить столь нежелательный маневр. Когда мы вышли из облаков на высоте 100 м, нас встретил снег, обледенение продолжалось, видимость была нулевая.
По береговой черте дойти до станции было невозможно. Береговая черта была неровная, сливалась с белым снегом и туманом. Опять набрали безопасную высоту 3300 м и вышли на станцию «Ротари». Уже над станцией пробили облачность и по системам захода благополучно приземлились. Британцы были очень удивлены, что в такую погоду летают российские вертолеты. На станции мы провели два дня, пережидали улучшение погоды. Впереди был самый протяженный участок — 1600 км, общее время полета 7,5 часов: 3 часа опять над морем, остальное время — гористая местность.
Когда прилетели на ледовый аэродром «Пэтриот Хиллс», где была чилийская база, наш лагерь еще не был развернут. Самолет Ан-74 должен был прибыть раньше нас, но задержался из-за плохой погоды. Поэтому команде из 9 человек пришлось трое суток провести в палатках и спать на снегу в спальных мешках. На «Пэтриот Хиллс» встретили замечательных людей. Группа альпинистов только что покорила гору Винсон, отметив таким образом в полном составе 40-летие своего восхождения в далеком 1966 году.
Наконец прилетел самолет с нашими главными пассажирами: вице-спикер Госдумы Артур Чилингаров, директор ФСБ России Николай Патрушев, его первый заместитель, руководитель Погранслужбы ФСБ Владимир Проничев, Александр Вербицкий и другие.
На следующем этапе погода была очень хорошая. До Южного полюса оставалось 1200 км. Чтобы у американцев ничего не просить (на полюсе топливо очень дорогое), на середине этапа мы сделали промежуточную посадку на дозаправку. Подсели на полевой аэродром на высоте 1200 м в районе гор Тилль. В снежной пустыне заправились из бочек «под заглушку» и полетели на Южный полюс.
Примечательно, что на конечном этапе перелета к нам присоединилась известная английская вертолетчица Дженнифер Мюррей со своим напарником Колином Бодиллом, совершавшие очередную попытку перелета на гражданском вертолете Bell 407 от полюса до полюса. В 2003 году их попытка завершилась неудачно — уже после возвращения с Южного полюса их вертолет потерпел аварию. На этом опасном участке мы страховали друг друга, выполняя полет интернациональной четверкой: два Ми-8 и два Bell 407. Летели одной группой, оказывая друг другу содействие: вместе заправлялись, вместе считали ветер. Дженнифер была очень довольна, что на этом участке ее сопровождали такие надежные российские летчики.
Южный полюс
Высота 3150 м, температура минус 26 град. С. Американские полярники встретили нас хорошо, очень доброжелательная атмосфера. Я уже три раза был на Северном полюсе. У полярников есть такая шутливая примета: «Кто подержится за символическую ось вращения, ему прощаются все грехи». Когда я объявил об этом на СП, немцы, поляки, французы и русские бросились подержаться за ось — на всякий случай, от греха подальше! Огромная радость достижения полюса вызвала чувство эйфории.
Обратно летели тем же маршрутом. После двухчасового пребывания нам ЮП мы взлетели. Дозаправившись на площадке, прибыли на «Пэтриот Хиллс». Наши попутчики на вертолетах Bell 407 устали и остались отдыхать. Пассажиры сели в самолет и улетели. А мы, пользуясь тем, что погода была хорошая и состояние здоровья экипажей позволяло, выполнили полет до британской станции. Нужно сказать, заранее было обговорено, что в подобных ситуациях решение принимает старший группы.
Отдохнули на «Ротари» и вернулись на родной «Беллинсгаузен». Здесь никак не могли принять решение на «крайний» перелет. Двое суток дул встречный ветер. Когда по космическим съемкам поняли, что ветер стихает и на основном промежутке маршрута будет боковым, мы вылетели.
Однако уже через два часа полета поступило штормовое предупреждение. Ветер с Тихого океана ударился о склоны Анд, повернул на юг и со скоростью 160 км/ч стал дуть навстречу. Возвращаться было поздно. Дошли до островов, низкая облачность, обледенение, видимость менее одного километра, а впереди горы высотой около 2500-3000 м. Пришлось набирать высоту около 5000 м. Вышли за облака, перескочили горные хребты на безопасной высоте. Как ни странно, на этой высоте ветер оказался слабее. Оставалось только долететь до пункта назначения и выполнить посадку. Когда приземлились, оставался навигационный запас на 40 минут полета.
Безусловно, экипажи в составе: командир второго вертолета Владимир Авдеев, штурманы Павел Зорин и Владимир Письменный показали высочайшую моральную и профессиональную подготовку. Я очень горд за своих летчиков. Они достойно справились с такой сложной задачей. Наши вертолеты вели себя так же надежно. После возвращения в Пунта-Аренас мы все поцеловали свои Ми-8. Техника не подвела!
Как было организовано обеспечение перелета?
Работали мы автономно и рассчитывали только на свои силы. Так летают и другие авиакомпании. Экипажи были увеличены до 5 человек (бортовой оператор и бортрадист с хорошим знанием английского языка), хотя нужно отметить, что язык знали все члены экипажей. Никаких бытовых неудобств не было. Мы благодарны всем полярным станциям, которые нас, как родных, поставили на довольствие. На вертолетах были продовольственные пайки, которыми мы так и не воспользовались.
Одежда
Естественно, у нас есть зимняя летная одежда, но ее не брали. Знали, что температурные условия гораздо проще, чем на нашем Северном полюсе, поэтому были в специально сшитых для нас костюмах на гагачем пуху. Что касается обуви, наши русские валенки показали, что им, легким и теплым, нет равных.
Топливо
Маршрут заранее обговаривался со всеми странами. На «Пэтриот Хиллс», где ежегодно на один месяц разворачивается чилийская база, по нашей заявке завезли топливо. На площадку дозаправки топливо с «Пэтриот Хиллс» доставляется тракторами санным поездом, перевезли и на нашу долю. Кстати, на «Пэтриот Хиллс» топливо, которым пользуются чилийцы, молдаване, бразильцы и другие, завозил наш Ил-76. Добавьте сюда «Руслан», Ан-74, Ту-154, на котором мы прилетели, и Ми-8-е. Поэтому в Чили было столько нашей авиационной техники, что чилийские газеты писали о нашествии россиян. Было очень приятно за нашу авиацию.
Немногие люди могут побывать на географическом полюсе. На Северном полюсе побывало больше (ежегодно около 500 человек), чем на Южном. Если посещение СП — опасно, то посещение ЮП, я бы сказал, опаснее и тяжелее на два порядка. Как летчик и человек, я теперь понял, почему наши вертолеты не долетали туда. Своим полетом россияне доказали, что Россия по праву считается великой авиационной державой! И, если найдутся желающие повторить наш полет, мы готовы поделиться с ними своим опытом. Это позволит избежать многих опасностей.

1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars (проголосуйте)
Загрузка...