Анатолий Квочур (Продолжение. Начало в №1, 2006)

А вот Вовку Веретенникова знал хорошо. Мы в составе экипажа Ан-24, когда я еще был слушателем, вместе много летали по стране. За это время даже сдружились. Хороший парень был. Он жил в Луховицах, там у него была квартира. Каждое утро «мотался» на работу в Жуковский и относился к этому, как к объективной необходимости. Работу свою очень любил.
В том полете, как мне позже довелось узнать, он оказался попросту жертвой трагической случайности. Раньше говорил, что второго члена экипажа в двухместные самолеты сажали для того, чтобы, образно говоря, «не возить воздух». В данном случае, Володя как инструктор школы выполнял роль штурмана. Роль-то, собственно, не такая уж и большая.
Произошел тройной отказ. Разрушилась лопатка турбины двигателя. Оторвавшись, она перебила управление и самолет перешел практически в вертикальное снижение. Высоты было очень мало. Приняли решение покинуть самолет, но катапультироваться не смогли — не сработала катапульта в кабине Веретенникова.
На двухместном МиГ-21 порядок катапультирования совершенно определенный. Независимо от того, кто первый нажал на рычаги катапульты, сначала «уходит» задний фонарь, затем выстреливается заднее кресло с летчиком. После этого отстреливается фонарь передней кабины и срабатывает механизм выстреливания кресла из первой кабины. Такой порядок определен для того, чтобы не допустить ожога летчика второй кабины газами порохового ускорителя кресла первой кабины.
Здесь же кресло Веретенникова Володьки с места не стронулось… То ли перебило фал, то ли еще какая-то причина. Не ушло кресло второй кабины — не сбросился фонарь первой. Из-за этого не смог катапультироваться Беспалов. Приблизительно так развивалась эта трагическая ситуация. Так они и столкнулись с землей вместе с самолетом. К сожалению, надо сказать, что Саша Сидоренко ненадолго пережил тех, о ком мне с горечью рассказал. 3 июля 1984 года он погиб сам.

1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars (проголосуйте)
Загрузка...