Сергей Филипенков
ведущий научный сотрудник ЦЭФИ ЛИИ,
кандидат медицинских наук
С.П.Королев, знакомясь с кандидатами из первого отряда космонавтов, дарил им дубликаты лунных вымпелов и фотоальбомы со снимками обратной стороны Луны. У Главного конструктора были на это веские причины, поскольку 13 сентября 1959 г. произошло первое прилунение автоматической межпланетной станции (АМС) «Луна-2», доставившей на поверхность естественного спутника Земли вымпел СССР, а 7 октября того же года АМС «Луна-3» сфотографировала обратную сторону Луны и передала эти снимки при подлете к Земле по телевизионному каналу. Советский Союз в 1960-х был мировым лидером космических исследований, поэтому программа освоения Луны велась широким фронтом. С.П.Королев в ОКБ-1 (ныне РКК «Энергия») разработал несколько проектов пилотируемых космических комплексов для облета и высадки человека на Луну по пяти программам «Луна-1»… «Луна-5». С 1964 по 1974 гг. на базе сверхтяжелой ракеты Н1 создавался ракетно-космический комплекс Н1-Л3 для высадки на Луну одного космонавта на посадочном корабле ЛК с одновременным ее облетом на двухместном лунном орбитальном корабле (ЛОК). Долговременную лунную базу (ДЛБ «Звезда») под ракету-носитель Н1 проектировал Главный конструктор КБ Общего машиностроения В.П.Бармин. Параллельно в ОКБ-52 В.Н. Челомей выполнял альтернативные проекты ракетно-космических комплексов на основе модификации универсальных ракет, а именно: УР500-ЛК1 для облета Луны, УР700-ЛК700 для прямого полета на Луну и УР900-МК для марсианской экспедиции. Во всех перечисленных проектах системы отображения информации (СОИ) и тренажеры для космонавтов создавались при активном участии небольшого, но сплоченного коллектива лаборатории № 47 ЛИИ, которым с 1955 г. руководил выпускник МАИ и талантливый конструктор Сергей Григорьевич Даревский (1920–2001). Став главным конструктором космической техники, он создал из лаборатории № 47 специализированное КБ (СОКБ), специализировавшееся на бортовых системах индикации и ручного управления для пилотируемых космических комплексов (ПКК), а работами по тренажерам для лунных экспедиций он на долгие годы загрузил лаборатории филиала ЛИИ (начальник филиала Н.Т.Коробан, заместитель начальника филиала В.Н.Сучков). Даревский занимал пост главного конструктора и начальника СОКБ с 1967 по 1977 гг. Но, несмотря на все успехи и присуждение Государственной премии за создание СОИ космических кораблей «Восток» и «Восход», его СОКБ не стало самостоятельной организацией, а вошло в состав НИИ авиационного оборудования (НИИАО), созданного в 1983 г. на базе филиала ЛИИ. Малоизвестным страницам истории бортовых систем отображения информации и ручного управления советских лунных экспедиций посвящена настоящая публикация.)

(Продолжение, начало в № 4-2008)

Лунное тяготение ЛИИ

Вовлечение ЛИИ в проекты приборного оснащения пилотируемых космических комплексов (ПКК) было связано с началом проектных работ в ОКБ-1 по ракете-носителю и пилотируемому кораблю «Восток», лунному и марсианскому экспедиционному комплексу. Головную роль ОКБ-1 в создании сверхтяжелой ракеты и перспективных ПКК закрепило Постановление Правительства от 23 июня 1960 г., «О создании мощных ракет-носителей, спутников, космических кораблей и освоении космического пространства в 1960–1967 гг.». Однако самые первые проработки различных вариантов бортового оборудования для межпланетных и лунных экспедиций были проведены в ЛИИ уже в 1959 г. на предварительном этапе формирования по заданию С.П. Королева предложений по тяжелому межпланетному кораблю (ТМК), который разрабатывался ОКБ-1 под руководством М.К. Тихонравова в отделе №9. Данные системные исследования велись по целевой межведомственной комплексной программе «Галактика», разработанной головным институтом НИИ-88, ныне Центральный НИИ Машиностроения «ЦНИИ Маш», по задачам обеспечения безопасности полетов пилотируемых межпланетных комплексов. Помимо ТМК (разработки М.К. Тихонравова), предполагавшего годовое исследование поверхности Марса мобильным экспедиционным поездом с космонавтами на борту, группой Г.Ю. Максимова прорабатывался облегченный комплекс «МАВР» (1960), который предусматривал полет экипажа из двух–трех человек с облетом Венеры и использования ее гравитационного поля для продолжения полета к Марсу с целью его облета без высадки на поверхность планеты. Наиболее сложный эскизный проект ПКК «Аэлита» (1969) прорабатывался группами К.П. Феоктистова и Б.А. Адамовича. Он предусматривал полет трех космонавтов с их высадкой на поверхность Марса для пребывания на планете в течение одного месяца.
В рамках проекта ТМК в ЛИИ за период 1960–1964 гг. были апробированы практически все возможные на тот период технологии и методы отображения больших объемов аналоговой информации. В частности, в поставленной для ОКБ-1 экспериментальной СОИ впервые апробирована электролюминесценция для решения задачи отображения сигнальной, цифровой и аналоговой информации, средства отображения информации на основе электронно-лучевых трубок и газоразрядных индикаторов, речевые информационные системы. В 1964–1965 гг. эти наработки использовались при создании в отделе авиационной и космической медицины ЛИИ центрифужного стенда с вращающейся установкой для моделирования искусственной силы тяжести в трехместной кабине имитатора межпланетного корабля, получившего условное название «Орбита». Для создания комфортных условий полета в длительной экспедиции отрабатывалась телевизионная аппаратура для досуга, цветомузыкальная система, аэроионизаторы Чижевского, автоматы для аромотерапии и дезодорации атмосферы, и многое другое. Лестница, ведущая на «Орбиту», до сих пор сохранилась в корпусе 12-го отделения ЛИИ, правда, сам имитатор трехместной кабины межпланетного корабля и установку для изучения искусственной силы тяжести еще в 1974 г. разобрали и сдали на металлолом.

1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars (проголосуйте)
Загрузка...