Сергей Жихарев,
Заместитель главного редактора журнала «Авиапанорама»

Фрагмент демонстрационной площадки. Бангалор 1996

3-7 декабря 1996 года в Бангалоре на территории авиабазы индийских ВВС Yelahanka прошла Международная выставка-салон Aero lndia-96. По своему размаху и составу экспонентов (свыше 100 зарубежных и 47 национальных) индийская версия международного авиашоу вызвала неоднозначную оценку специалистов. Но очевидным для всех стал один неоспоримый факт — Индия наглядно показала свое стремление войти в число ведущих авиационных держав мира и подтвердила свою приверженность оставаться главным партнером России в области военно-технического сотрудничества (ВТС).
С самого начала никто не сомневался: организаторы авиасалона будут преследовать свои национальные интересы, особенно в преддверии 50-летнего юбилея независимости Индии. Но это нормально хотя бы с точки зрения современной конкуренции на мировом авиарынке: по оценкам экспертов, в 1995 году объем мирового экспорта авиатехники (всего 230 единиц) впервые превысил количество закупаемой техники для национальных вооруженных сил стран-производителей (закуплено 179 единиц). В 1997 году Индия, похоже, решила задать иной тон — в ходе Aero lndia-96, словно форсаж, прогремело подтверждение о «контракте века» — покупке для национальных ВВС 40 российских истребителей Су-30К (см. стр 22 ). Это стало темой обсуждения номер 1, вызвав озабоченность соседних государств и западных партнеров — Индия вступает в XXI век на форс-мажоре высоких российских технологий.
Потеря этого сегмента рынка, к примеру, для французов — не катастрофа, но неприятность большая. Не случайно, что индийские СМИ поспешили сообщить о готовности Франции «разморозить» переговоры на поставку в Индию 10 самолетов «Мираж 2000».
По мнению заместителя генерального директора ГК «Росвооружение» Олега Сидоренко, суховский контракт — новая веха в истории российско-индийского ВТС, свидетельство высокой степени доверия, которое испытывают друг к другу обе страны. Индия стала первой страной-покупателем Су-30К, не имеющего аналогов в мире. Это убедительно продемонстрировал неангажированной индийской публике летчик «ОКБ Сухого» Игорь Вотинцев в небе Бангалора.
Генеральный директор Иркутского авиазавода-производителя Су-30К — Алексей Федоров сообщил «АП»: контракт рассчитан до 2000 года и будет реализован в четыре этапа с окончательной стадией — производство лицензионного Су-ЗОК на базе заводов Hindustan Aeronautics Limited (HAL) в модернизированном варианте. Здесь в настоящее время уже производят самолеты МИГ-27, МИГ-21Бис, реализуется программа модернизации МИГ-21-93. По общему мнению экспертов, контракт важен для обеих сторон также с точки зрения возможности совместной работы ученых в области НИОКР, разработки различных проектов многоцелевого истребителя XXI века.
Если о суховском контракте, который оценивается специалистами в $1,8 млрд, можно говорить как о постфактуме, то появление на авиасалоне боевых ударных вертолетов Ка-50 «Черная акула» и Ка-52 «Аллигатор» стало для индийской стороны поводом для раскрутки новой темы в области ВТС — «вертолетной». Для «Аллигатора» индийский вояж — первая международная презентация. Демонстрация в Бангалоре российских «хищников» — дальновидный ход ВПК «МАПО», открывающий определенные перспективы. В индийских ВВС хорошо известны боевые вертолеты Ми-35, однако на сегодняшний день они изрядно поизносились и требуют значительного ремонта, а весь парк вертолетов ВВС — серьезной модификации. По словам генерального конструктора фирмы «Камов» Сергея Михеева, сегодня индийской стороне предлагается не только эффективный вертолет XXI века, но и целая программа его послепродажного обслуживания и унификации. Иными словами, Индия может одновременно получить корабельный вариант Ка-50 или Ка-52, произведенных специально под индийские корабли, а также вариант вертолета с индийской или французской (Sextant) авионикой, бортовым оборудованием и вооружением. Вариантов выбора множество — все зависит от желания заказчика. Это по-достоинству оценил и главком ВВС Индии, маршал Сарин, надолго задержавшийся у стенда ВПК «МАПО». Главком сожалел, что на вертолетах Ка-50 и Ка-52 пока нет опознавательных знаков ВВС Индии и заметил, что они несколько дороговаты для его страны. Возможно это замечание было сделано еще и потому, что в Бангалоре впервые показан новый 14-местный индийский многоцелевой вертолет ALH разработки и производства компании HAL Для бангалорцев он стал предметом гордости — ведь его производство осуществляется в их родном городе, который в минувшем году стал еще и местом выбора Мисс Мира-96. На итоговой пресс-конференции глава российской делегации Виктор Ливанов отметил прочность позиций России на индийском авиарынке. Как результат, так и перспективу. Видимо, на то есть серьезные основания. На церемонии открытия выставки премьер-министр Индии Деве Говда, признавшись в любви к российской авиатехнике, официально заявил: его страна приступает с января 1997 года к программе создания нового индийского среднемагистрального самолета на 50 и 100 мест. Подобный, с позволения сказать, анонс выглядел не иначе как приглашение к сотрудничеству — первые миллиарды рупий правительством уже заложены в бюджет страны. В случае участия в нем российских авиафирм (а переговоры по этому вопросу были проведены в ходе выставки) открывается возможность не только реализовать свой невостребованный потенциал, но и ответить на вопрос: почему стенды фирм Boeing, Dassoult, British Airways оказались на выставке более привлекательными и посещаемыми, чем все остальные. Впрочем, тема российского имиджмента в Бангалоре вновь свелась к скудности кошелька. Постоянно произносимая и усвоенная нами фраза — без publicity нет prosperity — никак не станет руководством к действию. Жаль, поскольку, по признанию специалистов, индийский авиарынок прочно завоевывается русскими. Ведь даже в Бангалоре из зарубежных самолетов и вертолетов в воздух поднимались лишь Су-30К, Ка-50 и французский «Мираж 2000». А прилетевшие из близлежащих стран два американских F-15 и С-130 «Геркулес» так и не взлетали, а лишь создавали тень в жаркий полдень для наблюдавших за полетами «наших» восхищенных зрителей. Здесь хорошо знают: при желании в декабре можно не только замерзнуть, но и основательно обгореть.

Виктор Ливанов, заместитель министра оборонной промышленности, глава российской делегации на Aero lndia-96: «Во время встречи с министром обороны Индии было еще раз подтверждено: Индия рассматривает Россию как своего стратегического партнера в области ВТС. По гражданской технике, к сожалению, пока примеров нет. Но заявление премьер-министра Деве Говда о желании создавать свой 50- или 100-местный гражданский самолет интересно и мы будем вести переговоры о создании совместно с Россией такого самолета. Это будет первый шаг, если он удастся. В Индии хорошо знают, что несмотря на внутренние проблемы, в России есть колоссальный, научно-технический, интеллектуальный и производственный потенциал в области создания гражданских самолетов. Если будет ставиться вопрос не о закупках самолетов у нас, а о кооперации, в том числе с окончательной сборкой в Индии, мы тоже готовы к таким переговорам».

Сергей Михеев, генеральный конструктор фирмы «Конов», руководитель делегации ВПК «МАПО»: « Нам надо выходить на внешний рынок, так как мы создаем высокоинтеллектуальную продукцию и предлагаем ее по соответствующей цене. И дорогая она не потому, что наша, а потому, что с точки зрения эффективности применения, она этого стоит… Если вы хотите доминировать на рынке — надо вести себя агрессивно и постоянно заинтересовывать покупателя».

Александр Колупаев, постоянный представитель АО «Роствертол» в Индии: «В Индии есть наши вертолеты Ми-35 (32 единицы), Ми-25, Ми-26 (4). Мы занимаемся поставками запчастей, ремонтом, обслуживанием. Относительно продаж новых вертолетов — все упирается в деньги, но переговоры ведутся постоянно. Появление нового индийского вертолета ALH может повлиять на наше сотрудничество, поскольку мы готовы предоставить им технологию ремонта и обслуживания, обучение экипажей. И мы стараемся делать это уже сейчас. Министерство нефти и газа Индии проявляет интерес к Ми-26Т».