Павел Иванов

БПЛА ПчелаЕще в конце 2001 года в одной из посвященных ОКБ им. П.О.Сухого телепередач ЦТ руководитель АВПК «Сухой» М. Погосян заявил: «Скоро летчик, садясь в кабину истребителя, будет вставлять в считывающее устройство лазерный диск с полной программой боевого вылета».

Наше время стремительно и вот уже после аэрокосмического салона Farnborough-2004 М. Погосян, генеральный директор АХК «Сухой» – головной организации по разработке перспективного боевого авиационного комплекса, сообщил журналистам: «Наработки компании «Сухой» и ее партнеров – перспективные технологии, научно-технические заделы по самолету пятого поколения – дадут возможность интегрировать усилия для работ по созданию беспилотных летательных аппаратов». «Мы думаем о своем возможном участии в этой программе», – сказал он, отметив, что работа здесь ведется в тесном контакте с Министерством обороны России.

Отчасти эти слова снимают опасения, что, сосредоточив ограниченные материальные ресурсы страны и силы ведущего разработчика боевой авиационной техники на создании пилотируемого истребителя 5-го поколения, Россия безнадежно отстанет в приоритетном направлении мирового авиастроения – в создании беспилотных летательных аппаратов (БПЛА) следующего поколения.

Мы как бы не замечаем создания в США одновременно с истребителями JSF новейших беспилотных ударных самолетов. Они в несколько раз дешевле пилотируемых, а отсутствие на борту летного экипажа обеспечит возможность ведения боевых действий с нулевыми людскими потерями для применяющей БПЛА стороны. Согласитесь, что это снимает весьма значимые факторы сдерживания агрессора. Не только Запад, но и Восток давно не рассчитывают в будущих войнах на камикадзе. Предполагается, что беспилотные носители авиационных средств поражения и постановки помех будут составлять первый, самый рискованный ударный эшелон, направленный на подавление средств ПВО и уничтожение наиболее защищенных ими объектов противника.

Видимо, поэтому на IХ международной конференции по БПЛА (Париж, 2001 г.) прозвучала мысль о том, что в 2010–2015 гг. боевые операции сведутся к противоборству автоматизированных систем. «Существует очевидная тенденция роботизации всех сфер деятельности. Авиация занимает лидирующее положение в этом процессе». По мнению директор ЦАГИ В.Дмитриева в 2010–2020-е гг. возможны революционные сдвиги в создании дистанционно пилотируемых летательных аппаратов, прежде всего, военного назначения. Самое главное, что может быть решена задача дистанционного управления летательным аппаратом с той же эффективностью, как и при наличии экипажа на борту.

Локальные войны, военные конфликты последнего времени и антитеррористические операции убедительно показывают растущее значение в них беспилотной авиации. Общеизвестно, что в конце 2002 г. в Йемене американский беспилотный Predator поразил ракетами автомобиль с террористами. Но уже через полгода БПЛА этого типа в Ираке уничтожили еще 6 наземных целей. Ударные БПЛА используют особые бомбы, практически не дающие осколков, сводящие тем самым к минимуму риск поражения мирных граждан в густонаселенных районах. А «беспилотники» класса «микро» массой 300–500 г могут, по словам заместителя главного конструктора «ОКБ Сухого» А. Каримова, буквально заглянуть в окно.

По мнению бывшего главного конструктора «ОКБ Сухого», а ныне заместителя генерального директора «ОКБ им. Яковлева» Н. Долженкова, в этом стратегическом направлении развития авиационной техники Россия явно отстает от ведущих западных стран и, в первую очередь, от США на 10 лет. «Россия не может выделять на беспилотную технику ассигнования в тех объемах, которые могут себе позволить Соединенные Штаты. Однако необходимо определить реальные потребности нашей страны в этом классе летательных аппаратов и выделять адекватные им средства на реализацию национальных потребностей в БПЛА… Можно полагать, что в ближайшее время могут быть приняты решения, которые будут способствовать развитию этого вида авиационной техники в России» – отметил Н. Долженков.

БПЛА корпорации ИРКУТЭти слова прозвучали более года назад. Но по-прежнему, как сообщил на Farnborough-2004 генеральный директор «ОКБ им. Яковлева» и председатель совета директоров корпорации «Иркут» О. Демченко, в России отсутствует четко определенный заказчик работ в области БПЛА и «Министерство обороны России не имеет в настоящее время концепции применения беспилотных летательных аппаратов».

А ведь мировое первенство в создании БПЛА исторически принадлежит СССР, и большая часть самолетных и вертолетных КБ имеет за спиной опыт их проектирования. Список этих изделий, диапазон их характеристик, решаемых задач внушителен. В настоящее время на вооружении ВВС России имеются беспилотные авиакомплексы различного назначения. Их парк был создан еще в 1970–1980-е годы. Но и сегодня, по словам главкома ВВС В.Михайлова, они способны днем и ночью вести воздушную разведку, радиационную разведку, подавлять линии радиосвязи противника, выполнять отвлекающие действия, вскрывать систему ПВО. И слова В. Михайлова – боевого летчика и главнокомандующего ВВС: «За беспилотной авиацией большое будущее» – дорогого стоят.

Очевидным свидетельством актуальности этого направления является и то, что многие отечественные предприятия ведут разработки в области БПЛА за свой собственный счет. На «Гидроавиасалоне-2004» состоялась презентация нового комплекса воздушной разведки «Типчак», изготовленного в КБ «Луч». Незадолго до этого в г. Жуковском успешно совершил свои первые полеты беспилотный самолет мобильного комплекса мониторинга земной поверхности разработки ЗАО «Кулон-2». Кстати, перспективы применения БПЛА в гражданских целях вообще заслуживают отдельной темы. До конца 2004 г. планируется завершить государственные испытания модернизированного комплекса воздушной разведки «Строй-П» (головной разработчик – НИИ «Кулон») с БПЛА «Пчела-1К».

Особо следует остановиться на планах бурно развивающейся корпорации «Иркут», имеющей стремление и все возможности стать национальным лидером в создании БПЛА. Новый проект «Иркута» называется «Воздушный робототехнический комплекс для мониторинга и ликвидации чрезвычайных ситуаций». Базой для его разработки послужил образец «беспилотника», закупленный в Израиле. Президент корпорации «Иркут» А.Федоров сообщил: «Покупка БПЛА это своеобразный билет для вхождения в совершенно новую для нас область бизнеса – беспилотных летательных аппаратов. Мы пойдем дальше и не остановимся на том, чтобы просто тиражировать имеющийся образец». При создании семейства БПЛА корпорация «Иркут» концентрирует имеющиеся ресурсы на разработке ключевых технологий, связанных с полезной нагрузкой и системой управления беспилотным комплексом. «Создать планер это не самое сложное. Главное – полезная нагрузка, выполняющая функции, ради которых этот аппарат существует, и система управления беспилотным комплексом», – заявил президент корпорации – «Мы учитываем, что на рубеже 2015-2020 годов беспилотные летательные комплексы могут стать основными объектами во фронтовой авиации».

Для боевого БПЛА целевая нагрузка и система управления определяют степень его совершенства даже в большей, чем у пилотируемого ЛА, мере. Часть недостатков последнего можно компенсировать изощренной подготовкой летного экипажа (правда, с каждым годом и по разным причинам – все труднее). Что касается сравнения с гражданским БПЛА, то судите сами – оборудование БПЛА военного назначения должно, помимо прочего, исключать возможность перехвата противником управления изделием в воздухе, его разоружения, уничтожения, направления против собственных войск.

Корпорация «Иркут» продолжает инвестиции в новые перспективные БПЛА и до конца 2004 г. планирует провести презентацию своих новых разработок. Кроме собственно беспилотных летательных аппаратов, она представит целевое бортовое оборудование для БПЛА, разрабатываемого «Русской авионикой». При этом «Иркут» не только компенсирует отсутствие государственной программы создания БПЛА нового поколения. Его руководство уже заботит отсутствие в России законодательной базы, регламентирующей полеты БПЛА над территорией страны.

Итак, есть почти 70-летняя отечественная история создания БПЛА. Успешно продолжается эксплуатация ранее созданных образцов. Есть передовые научно-производственные предприятия, располагающие руководителями со стратегическим мышлением и многими ресурсами, необходимыми для создания перспективных БПЛА. Кажется, что достаточно понимания на федеральном уровне актуальности этого вопроса, и дело пойдет. Однако есть еще то, что вряд ли позволит при реальном финансировании работ достичь результатов в необходимые сроки. Да, и где они в новейшей истории страны, исполненные постановления, планы и программы? Можно опереться на опыт Израиля, можно проводить уже намеченные совместные с фирмами Франции и других государств разработки. Но и кооперация предполагает вложения финансов и/или своего интеллектуального продукта, значимость которого не может оспариваться партнерами. Первое в достаточной мере – нереально. Второе в России традиционно предполагает значительно меньшие финансовые затраты, т.к. создается в основном посредством научных школ, светлых голов и творческого энтузиазма.

Именно последние должны быть востребованы для проведения необходимых интенсивных и масштабных исследований по широкому спектру научных проблем. Для развития отдельных классов БПЛА надо решать специфические проблемы. Если для БПЛА взлетным весом 200–250 кг и 1000 кг (легкие и средние, на которых сосредоточиваются усилия «Иркута») и более они не являются критическими или несвойственны, то, например, для микро-БПЛА – полнофункциональных летательных аппаратов с линейными размерами до 0,15 м – их решение требует усилий фундаментальной науки.

Создание беспилотной авиационной техники (впрочем, и пилотируемой тоже) с использованием микротехнологий является одним из наиболее перспективных направлений. Здесь от разработчиков требуются принципиально новые подходы и инженерные решения, использование новых материалов, элементной базы, систем управления, самых последних достижений науки и техники в развитии микросистемной техники, оптоэлектронике, аэродинамике, силовых установках. Все это продемонстрировал научно-практический семинар «Проблемы миниатюризации в авиационной и космической технике», прошедший в августе 2004 г. в рамках Международного фестиваля пилотажных групп в г. Жуковском. В его работе приняли участие представители РАН, ведущих научных и проектных организаций страны, всего – около 200 человек. Среди выступавших были сотрудники Секции прикладных проблем при Президиуме РАН, ЦАГИ, НПП «ОПТЭКС», НПО «Орион», ЦИАМ, ЦНИИ Машиностроения, МГТУ им. Н.Э.Баумана, МАИ.

Внимание участников было обращено на то, что в настоящее время во всем мире ведутся работы по усовершенствованию существующих и разработке новых миниатюрных ЛА, а также фундаментальные и поисковые исследования, направленные на изучение нетрадиционных конструкций и принципов полета. Это позволит делать выводы и уточнения относительно преимуществ и недостатков возможных компоновок БПЛА, силовых установок, систем управления, в том числе проблем дистанционного управления и «интеллектуального борта», для решения различных полетных задач.

Отрадно, что в семинаре участвовали и молодые специалисты предприятий авиационной и космической отраслей, представители ведущих вузов столицы. Сегодня технологическая и компонентная база будущих систем только формируется. И принципиально важно вовлечь в процесс разработки и создания новейших технических средств талантливую молодежь. Это отметили в своих выступлениях на семинаре вице-мэр Москвы В.Шанцев и руководитель Федерального агентства по промышленности Б.Алешин.

Надеемся, что уже на 6-м Международном Форуме «Высокие технологии XXI века» в апреле 2005 г. и на МАКС-2005 – в августе участники семинара продемонстрируют научные и практические успехи в деле создания БПЛА нового поколения.

Мы только начинаем ценить человеческую жизнь и неовеществленный продукт ее высшей деятельности – интеллект. Поэтому не очень получалось следовать главному суворовскому принципу. А числом теперь может воевать только Китай, но, судя по всему, не намерен. Нам же это скоро не позволит, даже в небольшой войне, демография и … многочисленные боевые роботы потенциального противника. А воевать умением сегодня все больше означает способность к бесконтактной войне с нулевыми потерями.

С использованием материалов информагентств
«Интерфакс-АВН», «АРМС-ТАСС», Washington ProFile