Анатолий Квочур


…Генерал Бабаев умел держать свое слово – летать молодежь начала интенсивнее. Но мы ощутили на себе и усиление внимания со стороны командующего – в каждый свой приезд он обязательно находил время для общения с молодежью. Особую озабоченность Александра Ивановича ходом нашей боевой учебы мы ощутили после того, как катапультировался Женя Горбунов, буквально через месяц после самостоятельного вылета на Су-17М. Прыгать ему пришлось потому, что в одном из учебных полетов на его самолете практически заклинило двигатель. Надо сказать, что АЛ-21Ф, установленный на Су-17М, был двигателем весьма сложным. Он в значительной степени отличался от АЛ-7, его конструкция имела целый ряд новшеств, которые обеспечивали устойчивую работу двигателя на всех режимах и высокие тяговые характеристики. Удельные параметры и, соответственно, километровые расходы топлива у нового двигателя были значительно лучше, чем у АЛ-7. Но с надежностью на первых порах складывалось не все так, как хотелось конструкторам. Катапультировался Женя на высоте не более 300 метров, над лесом. Парашют зацепился за высокую сосну, и Горбунов долго висел на дереве, кричал до хрипоты. Потом начал раскачиваться, чтобы освободиться. Из-за этого сорвался, но перед самой землей снова повис – купол парашюта опять зацепился за сосновые ветки. Это спасло нашего товарища от серьезных травм. Он практически не ушибся. Его подобрала прибывшая поисковая команда. Честно говоря, когда прошла информация о падении его самолета, мы Женьку успели помянуть…