Валерий Козлов


Наиболее часто «человеческий фактор» трактуют как ошибку пилота или другого специалиста с возложением на него всей вины и ответственности за случившееся. Это проявляется в характерных высказываниях, как, например: «Причина произошедшего очевидна – человеческий фактор. Виноват Петров». Сторонники такого взгляда придерживаются одного: главное «назначить стрелочника», наказать его со всей строгостью и незамедлительно отчитаться перед вышестоящим руководством. Внешне все выглядит пристойно: быстрое реагирование на ситуацию, принятие жестких мер к «виновнику» и оперативный доклад «наверх» о том, что случай расследован, «виновник» выявлен и сурово наказан. Но причины, обусловившие ошибочное действие специалиста, при таком подходе сохраняются и продолжают свое черное дело. Процесс «ксерокопирования» аналогичных ошибок не остановлен. Но это уже никого не интересует.
Есть и другое толкование «человеческого фактора» как всего того, что связано с человеком. Это также ложное понимание, и оно не менее опасное чем предыдущее. Дело в том, что сторонники подобного воззрения прибегают к анализу состояния системы при поиске причин негативного авиационного события, но делают это без связи с ошибкой. Ошибочное действие специалиста для них существует обособленно и в его «вине» они не сомневаются. Выявленные же при анализе недостатки в компонентах авиационной системы рассматривают как сопутствующие причины.