Евгений Матвеев В последнее время во властных структурах, средствах массовой информации и обществе сложилась странная ситуация: острая реакция на любое авиационное происшествие, связанное с самолетами, и, напротив, слабая, если это произошло с вертолетами.

При ближайшем рассмотрении вырисовывается странная картина. Во-первых, инцидентов оказывается настолько много, что чуть ли еженедельно в полете происходит драматическое событие, которое могло бы закончиться аварией или катастрофой. Во-вторых, основная доля (45,5%) приходится на три системы сигнализации («стружка» в двигателе или трансмиссии и «пожар»). Это ложные срабатывания!
Продолжая аналогию с автомобилем, загорелось красное табло. Ваши действия? Разумно остановиться и попытаться разобраться, насколько это серьезно. Но на вертолете невозможно остановиться, решение нужно принимать мгновенно. Чем опасны такие срабатывания? Сложно быстро определить — ложное оно или не ложное. Более того, частое срабатывание приводит к привыканию. Летно-технический состав не верит системе, которая постоянно обманывает. И тут жди беды. Приведу пример двадцатилетней давности. Загорелось табло «стружка в редукторе». Решили, что это ложное срабатывание, и ничего лучше не придумали, как «вывернуть лампочку». Зачем? Чтобы не мешала, чтобы не отвлекало красное табло! Результат — трагический. Шестерня, словно огненный шар, вылетела из главного редуктора.